Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Заключительный аккорд Северной войны

Природой здесь нам суждено
 В Европу прорубить окно,
Ногою твердой стать при море.
А.С. Пушкин

Балтийское море во все времена имело огромное значение для экономического и культурного развития народов Европы. На протяжении столетий оно являлось ареной многочисленных войн и торгового соперничества. Для России борьба со Швецией за выход на балтийские берега была не агрессивной, а исторически оправданной, справедливой войной. На этот счет достаточно привести высказывание русского историка С.М. Соловьева: «Дания, Польша и Россия были обобраны Швецией при ее воинственных королях – Густаве Адольфе и Карле Х Густаве». В XVII в. Россия была отрезана от Балтийского моря именно при этих королях, и Петр I в первую очередь стремился восстановить историческую справедливость – вернуть земли, принадлежавшие еще древнерусской Новгородской республике.

Путь России к победному Ништадтскому миру был трудным и долгим. Переломной стала победа русских войск в Полтавском сражении 1709 года, достигнутая благодаря продуманной стратегии военных действий, серии государственных реформ Петра I, включая создание и укрепление регулярной армии. Однако война затянулась. Россия в то время не имела достаточно сильного регулярного флота, чтобы непосредственно атаковать Швецию. Кроме того, предстояло окончательно выбить шведские гарнизоны из Лифляндии, Эстляндии и Южной Карелии. С 1713 года велись операции в Финляндии (являвшейся тогда шведской территорией), в которых уже активно действовал русский галерный флот, высаживавший десанты.


Общий ход Северной войны 1700–1721 гг.

Необходимостью для России Петр I считал также участие русских войск в кампаниях на севере Европы в 1711–1716 годах, где они совместно с датскими, саксонскими и прусскими войсками стремились изгнать шведов из их владений на побережье Балтики. Затягиванию военных действий способствовали дипломатические «каверзы» Англии, Франции, Голландии и Австрии, не желавших резкого усиления позиций России в Европе. В конце концов, благодаря помощи русских войск, неблагонадежные «друзья» и союзники России (Дания¸ Пруссия, Ганновер, Мекленбург) получили в Северной Германии и Гольштейн-Готторпе те земли, на которые они претендовали, и это ослабило Швецию.

Следует подчеркнуть: необходимы были кропотливые усилия русской дипломатии, чтобы западные державы согласились с приобретениями России в Прибалтике и Карелии. В этой связи большое значение имело русское посольство во главе с Петром I в Европу в 1716–1717 годах. В частности, 4(15) августа 1717 года Россией, Францией и Пруссией был заключен Амстердамский договор о взаимной гарантии владений. Не только Пруссия, но и Франция, ранее поддерживавшая Швецию, согласилась признать условия будущего русско-шведского мирного договора и, более того, обещала стать посредницей в мирных переговорах. К этому времени Швеция и ее вооруженные силы были резко ослаблены и истощены войной, что диктовало шведскому правительству необходимость заключения мира с Россией.

Первые дипломатические встречи сторон начались между русским послом в Голландии Б.И. Куракиным и находившимся на службе у Карла XII голштинским министром Г.Х. Гёрцем. Последний был сторонником быстрейшего заключения мира с Россией и имел большое влияние на шведского короля. Официальные переговоры открылись 10(21) мая 1718 года на острове Сундшер Аландского архипелага без посредничества третьих держав. Русскими представителями на Аландском конгрессе были Я.В. Брюс и А.И. Остерман, со стороны Швеции – статс-секретарь граф К. Гилленборг и барон Г.Х. Гёрц.

По поручению Петра I русские уполномоченные предложили Швеции проект мирного договора, по которому к России присоединялись следующие земли, завоеванные русскими войсками: Южная Карелия, Ингерманландия (включая Ижорскую землю), Лифляндия с Ригой и Эстляндия с Ревелем (Таллин), Выборг. Финляндия возвращалась Швеции. Границу между государствами предлагалось установить от Выборга по р. Кюммене (фин. Кюминйоки) до Нейшлота (фин. Савонлинна) и до старой российской границы. Предусматривался вариант, по которому Лифляндия передавалась бы России во временное владение сроком на 40 или минимум 20 лет. Россия обещала сохранить за Швецией в Северной Германии герцогства Бремен и Верден. Карл XII настаивал на совместных военных действиях против Дании, но русская сторона ответила на это предложение решительным отказом. Россия соглашалась на занятие польского престола Станиславом Лещинским (ставленник Швеции и Франции). Карл ХII должен был в двухмесячный срок заключить мир с Пруссией. В августе 1718 года были сформулированы положения сепаратных статей к мирному договору, однако стороны их не утвердили.

Шведы, по выражению Петра I, «проволакивали время», избрав тактику затягивания мирных переговоров, играя на противоречиях между Россией и Англией. Шведская «партия войны», представленная влиятельными кругами и выступавшая против соглашения с Россией, надеялась на поддержку западных держав и предпринимала все возможное, чтобы сорвать Аландский конгресс. Именно в это время Карл XII погиб при «странных обстоятельствах» (30 ноября 1718 года) под стенами крепости Фредриксхальд в Норвегии. Существует версия¸ что это было тщательно подготовленное убийство, организованное противниками заключения мира с Россией. После смерти Карла XII сторонник мирных переговоров барон Гёрц был обвинен в государственной измене, арестован, предан суду и казнен.

Переговоры на Аландском конгрессе, возобновленные в феврале 1719 года, протекали вяло. Шведская сторона категорически не соглашалась уступать России Лифляндию, в то же время вела переговоры с Англией о военном союзе. Король Великобритании и ганноверский курфюрст Георг I добился от Швеции передачи Ганноверу Бременского и Верденского герцогств, обещав ей взамен «нейтрализовать» Россию на Балтике с помощью английского флота. Но посланная на Балтику летом 1719 года эскадра адмирала Д. Норриса так и не решилась на какие-либо активные военные действия.  В условиях резкого изменения шведской внешней политики Петр I принимает решение усилить военное давление на Швецию: 24 мая (4 июня) русская эскадра под командованием Н.А. Сенявина одержала победу над шведской в морском бою у о. Эзель, а в июле – августе русский галерный флот под командованием Ф.М. Апраксина высадил ряд десантов на побережье Швеции. Петр I предъявил шведскому правительству ультимативный трехнедельный срок для принятия русских требований, однако шведские представители по приказу королевы Ульрики-Элеоноры прервали переговоры. Русские уполномоченные 15(26) сентября оставили Аландские острова.

Экономическое положение Швеции в 1720 году продолжало ухудшаться. Цепь военных поражений, недовольство населения, неустойчивость внутреннего положения, крушение надежды на помощь Англии – все это заставляло шведские правящие круги вернуться к вопросу о заключении мира с Россией. В грамоте к Петру I от 24 марта 1720 года Ульрика-Элеонора, сообщая, что ее супруг Фредрик провозглашен шведским королем, высказала пожелание об установлении мира между Россией и Швецией. Новый шведский король, в свою очередь, извещая Петра I о восшествии на престол, также заявил о своем желании «сию долговременную войну... и кровопролитие с вашим царским величеством в праведный и достойный мир и состояние весьма окончить и привести».

К этому времени все настоятельнее становились и английские рекомендации шведскому правительству заключить как можно скорее мир с Россией. Король Великобритании Георг I в письме королю Фредрику подчеркивал, что все надежды на европейскую коалицию против России почти исчезли и что он не будет против, если Швеция заключит мир с Россией без его посредничества. В грамоте шведскому королю от 15(26) ноября 1720 года Петр I выразил готовность направить русских уполномоченных для переговоров. Это вызвало большую радость в Стокгольме. Вскоре были назначены шведские представители на будущий конгресс – граф Й. Лилиенстет и барон О.Р. Стрёмфельдт. После обсуждений с русской стороной местом проведения конгресса был определен г. Ништадт (ныне г. Уусикаупунки, Финляндия).

Сбор уполномоченных в Ништадте растянулся на несколько месяцев.  Шведские представители из-за весенней подвижки льдов смогли добраться до Ништадта водным путем только 24 апреля (5 мая) 1721 года. Российский уполномоченный Я.В. Брюс приехал в город 28 апреля (9 мая), второй уполномоченный, тайный советник А.И. Остерман, находившийся с царем в Риге, прибыл в Ништадт 26 мая (6 июня).

Русские уполномоченные получили за подписью Петра I краткие «Кондиции, на которых мы мир вечной с его королевским величеством и короною свейскою заключить желаем». Кондиции предусматривали переход к России в вечное владение Ингерманландии и Эстляндии «со всеми принадлежащими к ним городами, местами, берегами, островами и жителями, во оных обретающимися, включая и город Выборг, також ис [из] Карелии город Кексголм, с некоторым дистриктом». Во втором пункте Кондиций говорилось, что «за уступление провинции Лифляндии обещает Его Царское Величество Его Королевскому Величеству дать для показания склонности своей по договору определенную сумму денег». Кроме Кондиций, русские уполномоченные получили другой, также короткий документ – «Промеморию на вышеписанные пункты кондицеи». В этом документе уполномоченным предписывалось осторожно вести «торговлю» о сумме компенсации за Лифляндию и не переходить предела в 2 млн рублей.

Первое официальное заседание конгресса состоялось 11(22) мая 1721 года. К этому времени Пруссия и Дания в «сепаратном порядке» уже заключили со шведским правительством мирные договоры, что отчасти облегчило международное положение Швеции. Шведские представители в Ништадте рассуждали о том, что совместно с Англией Швеция могла бы вести и наступательную войну против России, однако, желая мира, воздерживается от этого. Брюс в ответ заметил, что из опыта 1719–1720 годов англичане ничего не смогут сделать против России в пользу Швеции, Россия же и одна в состоянии вести войну против своих врагов. На заседании конгресса 15(26) мая шведские уполномоченные вручили Брюсу мемориал, в котором объявили свои «последние» предложения об условиях мира. Они писали о готовности уступить России всю Ингерманландию до Сестрорецка вместе с Кексгольмским леном и частью Карелии, лежащей между ними, а также крепость и город Ревель. Все остальное, завоеванное русскими в ходе Северной войны, должно было быть возвращено Швеции. 17(28) мая русский военный десант во главе с П.П. Ласи высадился в Ботническом заливе севернее шведской крепости Евле и двинулся к г. Умео. Демонстрация военной силы была очень убедительной.

На третьем заседании 18(29) мая шведские уполномоченные, понимая, что военное положение Швеции в случае летней кампании русской армии и флота окажется крайне шатким, заняли более трезвую позицию. Они уже фактически согласились с переходом Лифляндии к России, настаивая лишь на том, чтобы за Швецией были оставлены г. Пернов (Пярну) и о. Эзель, а также на возвращении ей Выборга. Брюс твердо заявил в ответ, что Выборг не будет возвращен; не будет также возвращен Пернов, поскольку не следует царю иметь в Лифляндии враждебного «соседа».

Четвертое заседание конгресса состоялось 2(13) июня. В споре о Выборге шведы уверяли, будто уступка этого города-крепости отдает всю Финляндию в распоряжение России. Шведы пытались пригрозить разрывом переговоров, если русские не уступят им этот город. Шведские представители просили русских ради успеха переговоров воздержаться от враждебных действий и упорно настаивали на заключении «прелиминарного мира» на время ведения переговоров. Однако рескриптами от 4(15) и 11(22) июля Петр I дважды решительно отклонял заключение перемирия. Он писал, что не видит в требованиях шведов иной причины, кроме желания выиграть время, но если они имеют истинное намерение заключить мир, писал далее Петр, то могут и без перемирия сделать это, так как все главные вопросы, кроме некоторых «церемоний и гарантий», уже определены.

Позиции сторон к этому времени достаточно четко обозначились. Шведы в середине июня представили подробный письменный документ, содержавший их «окончательные» условия мира, – проект прелиминарного договора. Тактика Брюса и Остермана, заключавшаяся в длительном обсуждении шведских предложений и подробном разъяснении спорных вопросов, приносила должные результаты. Шведы, опасаясь прекращения переговоров, вынуждены были отступать от своих условий и сближать их с требованиями, выдвигаемыми русскими посланниками. Швеция имела основания опасаться новых притязаний России, в частности, на всю территорию Финляндии, и это заставляло ее идти навстречу требованиям русских представителей.

Несмотря на то что наиболее важные проблемы установления мира, из-за которых велась война, были в основном определены, потребовалось еще два месяца для достижения окончательной договоренности. Из архивных и других исторических источников о ходе переговоров видно, что русские уполномоченные проявляли исключительные терпение, твердость и настойчивость в отстаивании интересов России.


Подписание мирного договора в Ништадте. Гравюра П. Шенка. 1721 г.

Петр I, зная о проблемных пунктах переговоров, решил лично осмотреть места за Выборгом, чтобы определить, можно ли сделать какие-либо уступки шведам в этом вопросе. Однако 3(14) сентября 1721 года, отправившись в путь, он получил донесение от Брюса и Остермана о том, что переговоры завершены ночью 30 августа, договор со Швецией подписан и данное донесение отправлено царю из Ништадта в 4 часа утра 31 августа. Таким образом, мир в Ништадте был заключен, его условия в основном совпадали с требованиями русского правительства и даже были выгоднее для России, чем те, на которые готов был идти Петр I ради скорейшего окончания войны. Получив известие о заключении мира, царь поспешил в Санкт-Петербург, где об этом торжественно объявил 4(15) сентября.

Петр называл известие о мире «всерадостною ведомостью». Выражая большую благодарность Брюсу и Остерману, он писал 10(21) сентября 1721 года «господам полномочным» из Петербурга: «Которая не чаемая так скорая ведомость нас и всех зело обрадовала и что сия трехвременная жестокая школа такой благой конец получила, понеже трактат так вашими трудами сделан. И что славное в свете сие дело ваше никогда забвению предатися не может, а особливо что николи наша Россия такого полезного мира не получила. Правда, долго ждали, да дождались».

Какие же конкретные положения содержал в себе этот долгожданный мирный договор? Он состоял из преамбулы, 24 статей и сепаратной (дополнительной) статьи.


Ништадский мирный договор.
Из собрания Государственного исторического музея. 1721 г.

По условиям договора, между государствами устанавливался вечный мир и запрет на вступление в союзы, направленные друг против друга. Предусматривалось взаимное освобождение военнопленных, объявлялась амнистия «перебежчикам» военного времени (за исключением запорожских казаков, перешедших на сторону шведов вместе с гетманом И.С. Мазепой).

Обе стороны прекращали военные действия на суше и море. В течение 28 дней после обмена ратификационными грамотами Россия должна была вывести свои войска с большей части территории Финляндии. Швеция признавала передачу России «в непрекословное вечное владение» Ингерманландии, части Карелии с городами Выборг, Кексгольм; Эстляндии и Лифляндии с городами Рига, Ревель, Дерпт (Тарту), Нарва; островов Эзель (Сааремаа), Даго (Хийумаа), Моон (Муху) и других земель от Выборга до курляндской границы. Россия обязывалась уплатить 2 млн ефимков (1,5 млн рублей) в качестве компенсации за отходившие от Швеции провинции. Население этих земель переходило в российское подданство.


Территории, отошедшие к России
после заключения Ништадского мирного договора

Предусматривалось, что в случае возникновения в будущем «ссор и разногласий» между обоими государствами конфликты будут разбираться через специально назначаемых уполномоченных. Договор содержал согласие России поддерживать в Швеции «учиненную форму правительства»,  установленную после гибели короля Карла XII (с ограничением полномочий монарха). По договору восстанавливалась русско-шведская торговля. Нуждавшаяся в привозном хлебе и терявшая плодородные районы Швеция получила право ежегодно беспошлинно закупать и вывозить из России через Ригу, Ревель, Аренсбург (Курессааре, Эстония) зерно на 50 тыс. рублей, за исключением тех лет, когда на экспорт хлеба будет введен запрет. Населению Лифляндии и Эстляндии гарантировалось сохранение их прав и привилегий, за помещиками оставались их земельные владения при условии принесения присяги на подданство российскому монарху. Сохранялись прежние привилегии и самоуправление городов, признавались права протестантской церкви в присоединенных к России провинциях. Речи Посполитой как союзнице России предоставлялось право заключить отдельный трактат со Швецией при условии, чтобы он не противоречил Ништадтскому договору. Королю Великобритании Георгу I и другим монархам предлагалось присоединиться к договору в пункте об отказе вступать в антироссийские и антишведские союзы. Договор установил равноправие обеих держав на морях, закрепил обязательность оказания помощи кораблям, потерпевшим крушение у российских и шведских берегов, а также обеспечения охраны собственности пострадавших.

В сепаратной (дополнительной) статье договора конкретизировались сроки и порядок выплаты Россией денежной компенсации шведам за утраченные ими земли (2 млн ефимков «полновесными монетами»). Деньги были выплачены в 1722–1724 годах.

Обмен ратификационными грамотами, согласно последней 24-й статье договора, предусматривался в трехнедельный срок. Ни одна из сторон не замедлила это сделать: обмен состоялся 19(30) сентября 1721 года в Ништадте. Заключение мира в России праздновалось 22 октября (2 ноября). В этот день в ознаменование подписания договора Петр I в церкви Пресвятой Троицы в Санкт-Петербурге принял от Сената титул «Отца Отечества, Императора Всероссийского». В ответном слове к сенаторам Петр I подчеркнул, что выгодный для России мир получен благодаря успехам русского оружия. Он призвал не усыплять себя «роскошами и сладостию покоя», но всегда хранить вооруженные силы сухопутные и морские «в добром порядке».

В Санкт-Петербурге, Москве и других городах празднование победы было отмечено карнавальными шествиями, салютами из пушек и фейерверками. В честь события была учреждена медаль «В память Ништадтского мира». Офицеры русской армии и флота получили золотые медали, нижние чины – серебряные.


Памятная медаль, выпущенная в России
по случаю заключения Ништадтского мирного договора

Условия Ништадтского мира полностью отвечали интересам России. Главный итог многолетней борьбы – выход к Балтийскому морю – обеспечивал постоянную и беспрепятственную экономическую, культурную и политическую связь со странами Запада, имел положительное значение для прогрессивного развития как России, так и всей Европы. Взаимное влияние России и Запада стало постоянным фактором дальнейшей истории их отношений.

В результате победы в Северной войне Россия стала одной из великих европейских держав. Без ее участия отныне не мог решаться ни один крупный международный вопрос. «Одно из величайших событий европейской и всемирной истории, – писал русский историк С.М. Соловьев, – совершилось: восточная половина Европы вошла в общую жизнь с западною; что бы ни задумывалось теперь на Западе, взоры невольно обращались на Восток; малейшее движение русских кораблей, русского войска приводило в великое волнение кабинеты».

Северная война сыграла большую роль в развитии военной организации России. В ходе нее завершилось создание русской регулярной армии и военно-морского флота; сложились организационные формы вооруженных сил, система комплектования, принципы обучения и воспитания войск с учетом национального характера вооруженных сил; сформировалась структура органов управления, зародилась и получила значительное развитие русская военная теория, которая обобщила богатейший опыт Северной войны и отразила его в уставах, наставлениях и инструкциях. В русской армии были разработаны наиболее передовые, по сравнению с Европой, способы ведения войны и боя, отличительной особенностью которых являлось то, что в них вкладывалось национальное содержание. На этой основе развивались обе составные части военного искусства того времени – стратегия и тактика. Полная и решительная победа над шведской, одной из сильнейших западноевропейских армий того времени и шведским военно-морским флотом свидетельствовала о высоком уровне русского военного искусства первой четверти XVIII века.

Трудно переоценить роль Петра I как руководителя государства и армии. Он вошел в историю как прогрессивный государственный и военный деятель, который сумел глубоко и всесторонне понять назревшие потребности развития России и много сделал для превращения ее в великую державу. Введенные Петром I в годы Северной войны принципы организации регулярной армии и флота и разработанные им правила военного искусства предопределили на многие десятилетия развитие военного дела в России, явились основой «петровской» военной школы, из которой впоследствии вышли выдающиеся полководцы и флотоводцы.


Алексей Мазур,
научный сотрудник Научно-исследовательского
нститута военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false