Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Симонов Сергей Гаврилович

СИМОНОВ Сергей Гаврилович [22.9(4.10).1894, дер. Федотово Владимирской губ. – 6.5.1986, г. Москва], советский конструктор стрелкового оружия, Герой Социалистического Труда (1954), заслуженный изобретатель РСФСР (1964). Сергей Гаврилович родился в семье крестьян Гаврилы Игнатьевича и Евлампии Терентьевны Симоновых. Семья едва сводила концы с концами, и отец брался за любую работу, чтобы добыть лишнюю копейку. В 1907 году Сергей с похвальным листом окончил трехклассное училище, но дальше надо было помогать обеспечивать семью. В свободное от домашней работы время мальчик с увлечением пилил, строгал, совершенствовал хозяйственный инвентарь. Так появилась деревянная маслобойка, которой с удовольствием пользовались не только мать будущего конструктора, но и соседи. 

Сергей Симонов с 16 лет работал в кузнице, затем слесарем на фабриках в Иваново-Вознесенске, при этом всегда отличался большим интересом к технике, постоянно изучал оборудование предприятий, стремился получать новые знания по устройству и эксплуатации различных машин. На работу в 12 километрах от родного Федотова он ездил на велосипеде, который починил своими руками.


Свидетельство Сергея Симонова об успешном окончании Федотовского трехклассного училища

В апреле 1917 года Симонов нанимается на достраивающийся в Коврове завод Первого русского акционерного общества ружейных и пулеметных заводов (ныне – ОАО «Завод имени В.А. Дегтярева»). Способного юношу принимают слесарем в лекальную мастерскую. Летом того же года будущий оружейник окончил профессионально-технические курсы при заводе. В 1918 году предприятие переориентируется с выпуска ручных пулеметов конструкции датчанина Вильгельма Германа Олафа Мадсена на производство первого русского автомата, разработанного В.Г. Федоровым.

Сергей Гаврилович трудится слесарем-отладчиком образцовой мастерской под началом В.А. Дегтярева. С 1922 года Симонов занимал должность мастера, затем старшего мастера. Он активно участвовал в доработке и организации серийного производства автомата Федорова. Для ускорения клеймения деталей Сергей Гаврилович самостоятельно разработал универсальный станок. Отправленные в Петроград чертежи станка Государственный комитет по изобретениям одобрил, а изобретателю выдал авторское свидетельство.

Работа с мастерами оружейного дела пробудила у молодого человека тягу к самостоятельной разработке стрелкового оружия. Первым в 1922–1923 годах Сергей Гаврилович разработал проект ручного пулемета. Его конструкция создавалась с учетом упрощения и удешевления производства путем внедрения штамповки и литья для изготовления деталей, в ней также отсутствовали резьбовые соединения. Детали подвижной системы автоматики не требовали сложной механической обработки, ствольная коробка имела чрезвычайно простую конфигурацию. Такой рациональный подход к проектированию не только с чисто технической, но и технологической стороны способствовал созданию очень простого и во многих отношениях перспективного оружия.

Но путь к признанию для начинающего конструктора оказался тернистым. Проект пулемета длительное время рассматривался в Главном артиллерийском управлении РККА (ГАУ). Конструкцию признали удачной, но сам подкласс ручных пулеметов то время сочли бесперспективным. Тяжело переживая неудачу, Симонов оставляет ковровский завод и устраивается работать на подольскую «Госшвеймашину». Когда-то это был завод известной фирмы «Зингер». В годы Гражданской войны предприятие переориентировали на выпуск патронов для стрелкового оружия, а с 1924 года возвратили к производству мирной продукции.

В том же году по инициативе народного комиссара по военным и морским делам М.В. Фрунзе перед советскими оружейниками была поставлена задача разработать образец и организовать производство ручного пулемета калибром 7,62-мм. Чертежи проекта, разработанного Симоновым, были повторно рассмотрены ГАУ, и он получил официальное разрешение на полномасштабную работу над собственной конструкцией. Руководству Ковровского пулеметного завода дали указание оказать «конструктору Симонову» содействие в работе.

Но в Коврове не было времени заниматься экспериментами – все силы были брошены на уже существовавший пулемет, сконструированный В.А. Дегтяревым. Параллельно с доводкой опытного образца шла подготовка к его серийному производству. Свою часть задачи решал и старший мастер сборочной мастерской Симонов. Его в канун XV съезда ВКП(б), наряду с другими работниками завода, приняли в ряды партии. С 1928 года началось серийное производство принятого на вооружение годом ранее пулемета ДП (Дегтярева пехотного). Последовательно занимавший должности начальника сборочного цеха, конструктора, руководителя экспериментальной мастерской Симонов наладил организацию сборочного процесса, обеспечил согласованную работу цехов завода. Им были приняты меры по обеспечению строго контроля технологических допусков на производстве комплектующих. К 1930 году завод выпускал пулеметы различных модификаций в необходимых объемах и в установленные сроки.

После четырех месяцев работы с шестью помощниками, выделенными заводом, Сергей Гаврилович наконец-то увидел свой пулемет «в металле». Испытания поначалу выявили недостаточную надежность работы автоматики оружия. После проведенных доработок пулемет выдержал полигонные испытания. В ГАУ признали его достоинства, но в производство не поставили, так как для налаживания конвейерной линии нужно было несколько лет. А это могло серьезно задержать оснащение армии автоматическим оружием.

Успех, хотя и не сразу, пришел к Сергею Гавриловичу на другом направлении. Еще в 1926 году советские конструкторы начали разрабатывать автоматическую винтовку калибром 7,62-мм. Главными требованиями к ней были масса не более 4 кг, а также возможность вести огонь не только одиночными выстрелами, но и очередью в автоматическом режиме. Наряду с такими авторитетами-оружейниками, как В.Г. Федоров, Ф.В. Токарев, В.А. Дягтерев, И.Н. Колесников, В.П. Коновалов, свой образец предложил и Симонов. Комиссия ГАУ отметила конструктивную простоту винтовки, но указала и на ее существенные недостатки. В итоге включать винтовку в конкурсные испытания сочли нецелесообразным.

Неудача не остановила молодого конструктора. С еще большей настойчивостью он работал над усовершенствованием своей винтовки. В конкурсе 1928 года Симонов не участвовал, зато через три года он представил пятый вариант автоматической винтовки, который обошел образцы В.А. Дегтярева и Ф.В. Токарева и успешно завершил все полигонные и войсковые испытания. Он выдержал требуемые техническим заданием 10 тыс. выстрелов и продолжил безотказно стрелять. Первые опытные образцы выдерживали и до 27 тыс. выстрелов.

Конструкция винтовки была оригинальной, ряд технических решений, осуществленных в ней, не имел аналогов в оружейной практике того времени. Впервые в мире на серийной автоматической винтовке газовая камора располагалась над стволом. Также впервые в ручном оружии 7,62-мм калибра был реализован принцип клинового запирания затвора. Это первая серийная отечественная винтовка с отъемным магазином, снаряжавшимся как из обойм, так и отдельно от оружия.

В 1932 году Симонов поступил учиться в Московскую промышленную академию (ныне – Московская финансово-промышленная академия). Но в следующем году ему пришлось оставить академию и завод и переехать вместе с семьей в Ижевск. Там разворачивалось серийное производство винтовки, получившей название АВС (автоматическая винтовка Симонова). По прибытии конструктора на Ижевский машиностроительный завод выяснилось, что предприятие совершенно не приспособлено к производству современного автоматического оружия, как в техническом, так и в организационном плане. Только энергия, опыт и особые полномочия Сергея Гавриловича, а также вмешательство наркома С. Орджоникидзе позволили сдвинуть дело с мертвой точки. Параллельно конструктор постоянно вносил в винтовку улучшения. На вооружение Красной армии она поступила под обозначением «7,62-мм автоматическая винтовка Симонова обр. 1936 года (АВС-36)». Наряду со стандартным вариантом в ограниченном количестве выпускалась и снайперская модификация, оснащенная оптическим прицелом. Винтовки АВС-36 (общий выпуск составил 65 800 шт.) активно использовались во время военных конфликтов на озере Хасан и на р. Халхин-Гол, а также позднее – в Советско-финской 1939–1940 годов и Великой Отечественной войнах.

Труды конструктора-оружейника были оценены по достоинству. На прошедших 26 июня 1938 года выборах в Верховный Совет РСФСР 1-го созыва Сергея Гавриловича выбрали депутатом от Удмуртской АССР по Увинскому округу. Эту обязанность Симонов успешно исполнял до 1947 года. 8 июня 1939 года он получил первую правительственную награду – орден Красной Звезды.

Новая автоматическая винтовка продержалась в производстве недолго. Предполагалось изготавливать до 120 тыс. единиц в год, но Постановлением Комитета обороны при СНК СССР № 60сс от 17 апреля 1938 года требовалось срочно разработать и испытать «новую самозарядную винтовку, портативную, легкую и прочную, такого же калибра, как существующая обр. 1891/30 года, со съемным штыком типа ножа и под существующий патрон». На базе новой винтовки надо было разработать и самозарядный карабин. Так стартовали два новых конкурса.

Симонов представил улучшенный образец, обозначавшийся СВС-14, обладавший высокими боевыми и хорошими эксплуатационными качествами, имевший меньшие габариты и меньший штык-тесак, что обеспечивало хорошую маневренность. Борьба за облегчение веса оружия повлияла на итоги конкурса: во время стрельбы у винтовки пришлось несколько раз менять ударник из-за поломок. Победу одержал Ф.В. Токарев, винтовка которого в модификациях 1938 и 1940 года пошла в массовое производство.

Глава Наркомата вооружения Б.Л. Ванников, бывший членом комиссии на испытаниях, и его заместитель В.Н. Новиков считали такое решение необоснованным. Нарком пытался отстоять винтовку Симонова, но безуспешно. Сергею Гавриловичу организовали особое конструкторское бюро, получившее № 180.

Перед самой войной проходил еще один конкурс – на самозарядный и автоматический карабины. Сергей Гаврилович предложил три карабина: один самозарядный и два автоматических. Основной особенностью этих карабинов являлись малый вес и наличие постоянного магазина. В результате длительных полигонных испытаний эти разработки Симонова были признаны наиболее удачными. Они отвечали многим, но, увы, не всем требованиям тактико-технического задания ГАУ. Основными проблемами были низкая живучесть оружия и частые отказы при стрельбе из-за большого количества задержек. После завершения испытаний никакого конкретного решения по дальнейшим работам над карабинами принято не было.

С началом Великой Отечественной войны работа Симонова над карабинами временно приостановилась. Он предлагал новые конструкции ручных и станковых пулеметов. Но опыт первых боев показал, что Красной армии требуется эффективное, мобильное, простое в обращении противотанковое средство ближнего боя. Таким оружием в то время сочли противотанковое ружье (ПТР), имевшее малую массу, высокую маневренность на поле боя и возможность легкой маскировки на местности. На создание такого ружья в июле 1941 года нарком вооружения Д.Ф. Устинов дал конструкторам-оружейникам месяц.

«Времени для экспериментов не было, – вспоминал впоследствии Сергей Гаврилович, – поэтому при конструировании были использованы многие хорошо зарекомендовавшие себя узлы автоматической винтовки. Их только пришлось укрупнить до размеров, позволявших использовать патроны 14,5-мм калибра, производство которых было налажено промышленностью. Мы работали, не выходя из цеха, день и ночь…». Опытные образцы ПТР изготавливались один за другим, а их испытания проводили в заводском рву. Пожалуй, в истории нет других примеров столь быстрого создания образца стрелкового оружия. 29 августа 1941 года противотанковое ружье Симонова под обозначением ПТРС-41 принимают на вооружение. Новинку доверили применить бойцам 437-го стрелкового полка 154-й стрелковой дивизии. Это произошло в период ноябрьских боев 1941 года при обороне Тулы.

ПТРС-41 предназначалось для борьбы со средними и легкими танками, бронемашинами на расстояниях до 500 м. Бронепробиваемость – 35 мм на дистанции 300 м. За счет автоматики скорострельность достигала 15 выстрелов в минуту. Обслуживал ПТРС расчет из двух человек. За разработку противотанкового ружья в 1942 году Симонов был удостоен Сталинской премии первой степени и награжден орденом Ленина.


Конструктор С.Г. Симонов с фронтовиками-бронебойщиками у ружья ПТРС. 1943 г.

Первоначально серийный выпуск ПТРС-41 предполагалось развернуть на Тульском оружейном заводе № 66. Но после эвакуации части производства на Восток ружье поставили в серийное производство на двух новых заводах: саратовском заводе № 614 «Автотрактородеталь» и ижевском № 622 (ныне ФГУП «Ижевский механический завод»). В 1941 году было изготовлено всего 77 ПТРС. В 1942 году произвели уже 63 308 штук. Однако быстрый рост бронирования немецких танков сделал ружья 14,5-мм калибра малоэффективными. ПТРС выпускались на заводе № 614 до июня, а на заводе № 622 – до декабря 1944 года. Всего было произведено 190 615 ружей.

Симонову пришлось организовывать производство сложного самозарядного ружья, требовавшего высокой культуры производства на предприятиях, ранее не производивших подобную продукцию. Сергей Гаврилович вспоминал об этом так: «В производстве с ПТРС не было никаких недоразумений. Оно пошло, как говорится, с ходу. Правда, мне приходилось не раз вставать за станок и показывать, как лучше фрезеровать и точить ту или иную деталь». За успешное выполнение заданий Государственного комитета обороны по созданию новых образцов вооружения, обеспечение их производства для вооружения Красной армии конструктор-оружейник С.Г. Симонов был награжден орденами Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени и Кутузова 2-й степени.

В войсках предпочитали иметь противотанковое ружье Симонова, как более надежное и имеющее большую скорострельность. Однако некоторые недостатки системы требовали немедленного устранения, и ружье непрерывно дорабатывалось. Наличие пятизарядного магазина и возможность ведения полуавтоматического огня были несомненными преимуществами системы Симонова перед однозарядным ПТР Дегтярева. Один из немецких военных журналов в апреле 1943 года не только отмечал высокую бронепробиваемость этого ружья, но и назвал его самым эффективным противотанковым оружием в калибре от 13 до 15 мм. Настоящей находкой ПТРС оказалось для советских партизан, у которых оно являлось, по сути, единственным эффективным средством борьбы с бронетехникой противника. С его помощью можно было одним-двумя выстрелами вывести из строя паровоз или поджечь цистерну с горючим.

В первой половине 1944 года Сергей Гаврилович смог вернуться к разработке 7,62-мм самозарядных карабинов. Опытная партия СКС-31 была направлена для прохождения войсковых испытаний в части 1-го Белорусского фронта и на курсы «Выстрел». Однако их результаты были отрицательные. Стало ясно, что надо использовать другой боеприпас, которым стал 7,62-мм «промежуточный» патрон образца 1943 года. Под него в 1944–1948 годах Симонов разработал несколько самозарядных и автоматических карабинов, в основе которых лежала конструкция СКС-31. Принятый на вооружение в 1949 году под наименованием «7,62-мм самозарядный карабин системы Симонова образца 1945 г. (СКС-45)» отличался от предыдущего незначительными изменениями.


С.Г. Симонов в конструкторском бюро работает над самозарядным карабином СКС-31

В войсках новое оружие быстро прижилось, чему в немалой степени способствовали его легкость, компактность, хорошие боевые и эксплуатационные качества, в том числе меткость боя. Серийное производство СКС было освоено Тульским оружейным заводом в 1949 году, а Ижевским – в 1952 году. До 1956 года было изготовлено 2 685 900 штук. Заслуги конструктора в 1949 году были отмечены еще одной Сталинской премией 1-й степени. За создание новых образцов вооружения Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 октября 1954 года С.Г. Симонову было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Карабин СКС в Вооруженных Силах СССР эксплуатировался вплоть до середины 1980-х годов, пока его окончательно не вытеснил 5,45-мм автомат Калашникова АК-74. В Российской армии карабин сохранился только на вооружении рот почетного караула. СКС также состоял на вооружении армий более 30 зарубежных стран. В некоторых из них (Албания, Бутан, Индия и др.) он находится на вооружении и в настоящее время. Лицензионное производство было организовано в Китае, Югославии, ГДР, Чехословакии, Польше и ряде других стран. СКС популярен и в варианте охотничьего оружия.


Особая честь – получить оружие из рук конструктора

В 1945–1946 годах Симонов разработал свой первый 7,62-мм пистолет-пулемет ППС-6П, а в 1949 году переделал этот образец под 9-мм патроны пистолета ПМ и уменьшил его размеры, применив выдвижной металлический приклад. В том же году по заданию МВД Сергей Гаврилович начинает работать над первым советским компактным пистолетом-пулеметом. ППС-10П получился небольшим, но, к сожалению, всего цикла испытаний не выдержал. Прочность некоторых деталей оказалась недостаточной.

В 1949 году на вооружение был принят АК-47 конструкции М.Т. Калашникова, однако эксплуатация автомата в войсках выявила ряд недостатков. Поэтому другие конструкторы, учитывая полученный опыт, занимались созданием новых образцов. Симонов разработал более десятка моделей однако, ощутимых преимуществ ему, к сожалению, добиться не удалось.

В 1958 году в состав НИИ-61 (ныне АО «Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения») в городе Подольск (микрорайон Климовск) Московской области было включено ОКБ-180 Б.К. Рубцова. Это конструкторское бюро, занимавшееся вопросами разработки нарезного охотничьего оружия, ранее находилось при Подольском электромеханическом заводе № 710. На новом месте С.Г. Симонов, выйдя на пенсию в 1959 году, трудился до 1965 года, занимая должность главного конструктора проекта. В то время он одним из первых в стране начал работать с перспективными разновидностями боеприпасов: 5,45-мм малоимпульсным и 7,62-мм безгильзовым патронами. В 1970-е годы Симонов продолжал конструировать автоматы калибром 5,45 мм. В частности, в 1975 году были созданы АГ-042 и АГ-043, отличавшиеся небольшими размерами и весом.

Редкую трудоспособность, отзывчивость и скромность Сергея Гавриловича отмечали его современники. Он мог работать круглыми сутками. А еще Симонов любил во всем порядок. Сам конструктор всегда выглядел аккуратно, требовал этого и от своих подчиненных. Он умел расположить к себе людей, увлечь их своей энергией, преданностью делу. Большое внимание уделял воспитанию грамотных и ответственных специалистов. Был хорошим отцом своим восьмерым детям.

Разработки новых образцов оружия не остались без внимания государства. Оружейник С.Г. Симонов в 1964 году был удостоен звания «Заслуженный изобретатель РСФСР», в 1974 году награжден орденом Октябрьской Революции, в 1979 году вторым орденом Трудового Красного Знамени, а в 1984 году третьим орденом Ленина. За огромный вклад в развитие стрелкового вооружения в год 90-летия Сергея Гавриловича на территории «Подольского электромеханического завода» в его присутствии был установлен бронзовый бюст. Разработанные Симоновым в послевоенный период более 150 опытных образцов стрелкового оружия хранятся в московском Центральном музее Вооруженных Сил РФ. Большинство было передано самим конструктором с 1960 по 1981 год, а часть попала в фонды музея по завещанию.


Бюст С.Г. Симонова, установленный в Подольске в 1984 г.

Умер С.Г. Симонов 6 мая 1986 года в Москве и похоронен на Кунцевском кладбище. Имя конструктора увековечено на стеле конструкторам-оружейникам на территории завода имени В.А. Дегтярева в городе Коврове.

Константин Кулагин,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false