Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Ратные дела полковника Василия Тарновского

Василий Васильевич Тарновский родился 15(27) октября 1880 г. в семье мелкопоместных украинских дворян Киевской губернии. Первичное образование получил в стенах Орловского кадетского корпуса. На военную службу был призван в сентябре 1900 года.

В 1902 г. по окончанию Михайловского артиллерийского училища по 1-му разряду в чине подпоручика получил назначение в 7-ю батарею Кавказской гренадерской артиллерийской бригады. Позднее, с переводом в состав 4-й Восточно-Сибирской горной батареи, принял участие в Русско-японской войне 1904–1905 гг., где за личное мужество и героизм неоднократно был отмечен знаками отличия, в том числе орденами Св. Анны 4-й ст. «За храбрость», Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом, Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом, а также бронзовой медалью участника войны.

По завершению военных действий на Дальнем Востоке поручик В.В. Тарновский продолжил службу в строевых частях: исполнял должность адъютанта 1-й Восточно-Сибирской горной артиллерийской бригады, затем командирован в 3-ю запасную артиллерийскую бригаду инструктором для обучения молодых солдат.

В апреле 1907 г. молодой офицер был зачислен в переменный состав Офицерской артиллерийской школы (Царское Село), являвшейся в то время кузницей кадров среднего командного звена русской артиллерии. В 1909 г. среди лучших выпускников штаб-капитан В.В. Тарновский оставлен в школе на должности офицера-инструктора. Помимо образовательного процесса, он проявил склонность к изобретательству, где вскоре заметно преуспел.


Здание Офицерской артиллерийской школы. Открытка.

Первым проектом Тарновского стали сконструированные для 76,2-мм орудия обр. 1904 г. пеше-горный колесный передок и колесный зарядный ящик. Постепенно он увлекся теорией зенитной стрельбы и принял непосредственное участие в разработке тактико-технических требований к первому отечественному зенитному орудию. Его изготовлением занималось «Общество Путиловских заводов», взяв за основу 76,2-мм легкое полевое орудие обр. 1902 года. Предлагалось оснастить его полуавтоматическим затвором и обеспечить независимой линией прицеливания. Еще в 1908 г. специалисты школы подготовили необходимые требования к новому типу орудия и передали их в распоряжение инженера Путиловского завода Ф.Ф. Лендера, главного исполнителя указанного проекта.

Тем временем зарубежный опыт убедительно показывал, что будущее зенитной артиллерии за подвижными установками. В.В. Тарновский один из первых в России подготовил технический проект такого орудия на автомобильном шасси, опубликовав его в журнале, издаваемом в Офицерской школе, за № 3 (1912 г.). Расчет строился на разрабатываемую в стенах Путиловского завода 76,2-мм зенитную пушку. Однако артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления (Артком ГАУ), заключивший ранее контракт с германскими фирмами по закупке 65-мм автомобильных зенитных орудий, оставил предложения молодого конструктора без должного внимания. Создавшаяся ситуация вынудила Василия Васильевича напрямую обратиться за помощью в дирекцию «Общества Путиловских заводов», где нашел полное понимание. В результате разработка новый проект получил название, производное от фамилий главных ее создателей: «орудие Тарновского – Лендера».


3-дм противоаэростатное орудие обр. 1914 г.

После высокой оценки Комиссии по испытанию полевой скорострельной артиллерии ее наконец-то утвердило Главное артиллерийское управление. Накануне Первой мировой войны Артком отправил заказ «Обществу Путиловских заводов» на изготовление 12 зенитных пушек. В конструктивном отношении орудие представляло собой тумбовую установку, способной монтироваться на различных платформах (автомобильной, железнодорожной и стационарной) и успешно вести борьбу с тихоходными летательными аппаратами на высоте до 4 км. Тарновский добавил к нему специальные механизмы автоматического вертикального и горизонтального рассеивания при стрельбе. Однако к началу Первой мировой войны русской армии пришлось довольствоваться лишь обычными артиллерийскими орудиями. Первая партия в 4 единицы «3-дм противоаэростатных пушек образца 1914 г. Путиловского завода на автомобильной установке» была собрана лишь в конце первого года войны и установлена на 5-тонных автомобилях, специально изготовленных для орудий Русско-Балтийским вагонным заводом[1].


Русско-Балтийский вагонный завод. 1909 г.

По представлению Главного управления Генерального штаба Военный совет при Военном министре 5(18) октября 1914 г. утвердил штат зенитной автомобильной батареи со скорейшим ее формированием. Гвардии штабс-капитан В.В. Тарновский получил предложение возглавить формируемую батарею с последующим участием ее в военных действиях. Такое назначение обосновывалось необходимостью «дальнейшего усовершенствования системы на основании боевого опыта»[2].


Командир Отдельной автомобильной противосамолетной батареи капитан В.В. Тарновский (в центре у машины) с зенитным расчетом. Царское Село. Февраль 1915 г.

В конце марта 1915 г. под руководством Тарновского 4-х орудийная «Отдельная автомобильная батарея для стрельбы по воздушному флоту» убыла на театр войны.

Первым испытательным полигоном батареи стало Царство Польское, где разворачивались основные события в полосе русско-германского фронта. К весне того же года армии Северо-Западного фронта, обескровив в боях и сражениях германскую армейскую группу генерала от артиллерии М. фон Гальвица, отбросили ее к границам Восточной Пруссии. Испытывая временные трудности на сухопутном театре военных действий, противник проявил заметную активность в воздушной сфере. Объектами нападения, как правило, являлись незащищенные прифронтовые населенные пункты. В их защите активное участие приняла батарея Тарновского. В начале апреля она успешно провела обстрел неприятельского аэроплана в районе г. Ломжа, затем в спешном порядке убыла к другому польскому городу – Остроленка. Там подчиненные капитана Тарновского продолжили совершенствовать тактику действий и методы стрельбы. Как правило, по входившему в зону поражения аппарату на предельной дальности выполнялся корректурный выстрел, а потом открывался беглый огонь на поражение. В противовоздушных боях средний расход батареи составлял до полутора сотен снарядов.

Успешные действия батареи вызвали к ней неподдельный интерес у руководящего состава армий и корпусов Северо-Западного фронта. За короткий срок со «свойствами …и предполагаемыми способами стрельбы» уникального для русской армии зенитного подразделения ознакомились представители артиллерийских и авиационных подразделений, а также командование 12-й армии фронта.


 Личный состав Отдельной зенитной батареи. Старая Яблонна, Польша. Лето 1915 г.

В начале мая 1915 г. батарея получила новую задачу – обеспечить прикрытие воздушной базы Эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец»[3]. За короткий срок противник в полной мере смог оценить боевые возможности русской дальнебомбардировочной авиации и делал все возможное, чтобы снизить эффективность ее применения на фронте. Ранее, в конце зимы, аэродром Эскадры в местечке Старая Яблонна в 40 км юго-западнее Варшавы подвергся первому нападению со стороны германской авиации. Первоначально для его защиты были задействованы стационарные зенитные батареи. Однако апрельский групповой воздушный налет неприятеля на базу Эскадры окончательно убедил командование 1-й армии в необходимости возложения задач зенитного прикрытия на Отдельную автомобильную батарею Тарновского. 25 апреля (8 мая) она прибыла в район Яблонны, где развернула боевые порядки. Периодически зенитчики совершали выходы на другие позиции для пресечения действий германской авиации по группировкам войск 1-й русской армии. Так, 30 мая (12 июня) батарея Тарновского скрытно прибыла в г. Пултуск с задачей «уничтожить неприятельских авиаторов, систематически бросающих бомбы в районе пехотных казарм по Цехановскому шоссе». Вечером того же дня в зону огня батареи попал немецкий аэроплан. Пораженный шрапнельным снарядом, он не смог долететь до линии фронта и упал на позиции наших войск. Русские зенитчики праздновали первую свою победу. Для противника появление батареи Тарновского в Пултуске стало полной неожиданностью. Боясь разделить судьбу своих товарищей, германские летчики были вынуждены резко сократить количество полетов в этом районе, что «избавило местных жителей от нападения немцев». И лишь «только после обнаружения ухода батареи они вновь начали свою воздушную бомбардировку [города]».

Практиковались также действия батареи повзводно с кратковременными выходами двух орудий под командой старшего офицера батареи штабс-капитана В.А. Величко для борьбы с вражеской авиацией в районе отдельных польских городов. 6(19) июня 1915 г. вблизи г. Насельска ими успешно был обстрелян немецкий аэроплан. После этого авиация противника на время оставила город в покое.


Сбитый немецкий экипаж. Российская пропагандистская открытка периода Первой мировой войны.

Последующее начало эвакуации русских войск из Варшавы потребовало временно усилить ее воздушную оборону. 17(30) июля в город прибыл 1-й взвод батареи под командованием капитана В.В. Тарновского. Вечером того же дня он успешно отразил первый групповой налет (до 9 аппарата) на объекты города и стратегически важные мосты, сорвав все планы противника по их разрушению. В ходе боя зенитным огнем были подбиты два немецких аэроплана, опустившихся затем в расположении русских войск[4]. Через день со ст. Яблонна в г. Варшаву прибыл под командованием штабс-капитана Величко 2-й взвод батареи, обеспечивавший ранее эвакуацию Эскадры «Илья Муромец».

Вскоре подразделение Тарновского в полном составе убыло в г. Остров (Царство Польское) в распоряжение командующего 12-й армией, где 24 июля (6 августа) в коротком бою на окраинах города сбило вражеский «Альбатрос». На следующий день подчиненные штабс-капитана Величко провели успешный обстрел трех германских аэропланов, стремившихся проникнуть к городу. Метким огнем два из них были повреждены и круто спланировали в район своих позиций недалеко от линии фронта. Позднее к батарее присоединился орудийный расчет штабс-капитана Боровского, отличившийся в ходе боев у г. Бельск, где им удалось подбить германский аппарат, опустившийся в районе нашего расположения. За успешную боевую работу личный состав Отдельной автомобильной батареи был удостоен наград.

2(15) сентября 1915 г. подразделение Тарновского прибыло в тыловой г. Минск для обеспечения воздушной обороны штаба вновь образованного Западного фронта.

Близость линии фронта позволяла противнику почти ежедневно беспрепятственно появляться в небе Минска. Почти с колес вокруг города стала формироваться воздушная оборона. Ее возглавил штаб-офицер при главкоме армиями фронта полковник фон Н.М. Энден. Вскоре из Варшавы в состав воздушной обороны Минска прибыли две зенитные батареи с прожекторной командой. Капитану Тарновскому была поставлена задача – в сжатые сроки сформировать систему обороны города от воздушного нападения. Василий Васильевич успешно с ней справился, о чем информировал полковника Эндена. В частности, внутри города были размещены зенитные батареи, имевшие на вооружении прожектора для ведения огня в темное время суток.

Особое внимание в организации воздушной обороны столицы Минской губернии было обращено прикрытию вокзалов и железнодорожных путей в границах города. Именно транспортные коммуникации, по которым шла доставка на фронт свежих резервов, вооружения и боеприпасов, выступали основными объектами нападения со стороны вражеских летчиков.

Для своевременного предупреждения зенитных батарей о приближении воздушного противника вдоль железнодорожного полотна на воздухоопасных направлениях выставлялись слежечные посты Отдельной автомобильной батареи. В их состав включались наблюдатели, хорошо знакомые с большинством типов германских летательных аппаратов. Им в помощь временно для несения дежурства из комендантских команд прикомандировались нижние чины.

Вскоре противник ощутил на себе всю прочность организации воздушной обороны Минска. В ночь с 1(14) на 2(15) октября германский цеппелин[5] сбросил на город 15 бомб, но огнем зенитной артиллерии был отогнан обратно[6]. Последующие воздушные налеты также не принесли неприятелю должного успеха.

В феврале 1916 г. все зенитные батареи воздушной обороны Минска были объединены в специальный «Сводный дивизион отдельных легких батарей для стрельбы по воздушному флоту» (командир – полковник фон Энден), на который легла вся ответственность по защите города от воздушных рейдов германских дирижаблей и аэропланов[7].

В борьбе с ними при активном участии В.В. Тарновского шло дальнейшее совершенствование способов ведения зенитного огня. Именно при организации воздушной обороны Минска он пришел к заключению, что главное – это не уничтожение самолета как самоцель, а недопущение выполнения летательными аппаратами противника поставленных задач. В дальнейшем этот принцип стал основополагающим для частей и зенитных подразделений русской армии.

Тем временем, создание зенитного заградительного огня (зенитной завесы) позволяло успешно отражать групповые налеты германской авиации на город. Впервые этот способ был опробован батареей Тарновского в ходе противовоздушного боя, состоявшегося 6(19) октября 1915 года. В результате постоянного переноса зенитного огня на пути следования неприятельской воздушной эскадры личному составу батареи удалось создать на их пути в воздухе сплошную огневую завесу. В ходе боя было выпущено до 256 снарядов, огонь по аэропланам переносился 12 раз и практически лишил возможности противнику прорваться к городу[8].

Противовоздушные бои в небе Минска получили широкий резонанс и даже попали на страницы российского еженедельника «Летопись войны». В нем, в частности, отмечалось, что город стал «…для них [немецких войск] столь недостижимым, что даже германские воздушные миноноски не могли побороть наш огонь и бросить бомбы далее окраины этого города»[9].


Приказ начальника Главного штаба Верховного главнокомандующего от 22.10.1915 года № 172.

В октябре 1915 г. батарея капитана В.В. Тарновского приказом начальника штаба Верховного главнокомандующего № 172 получила нумерацию (№ 1) в связи с началом формирования еще одного аналогичного подразделения[10]. Изменениям подверглась и воздушная оборона города. Входившие в ее состав батареи были выдвинуты на западную и южную окраину Минска, где чаще всего отмечались появления неприятельской авиации. Ввиду усиления плотности зенитного огня, германские летчики стремились прорываться к городу на больших высотах, исключавших их поражение с земли. Цеппелины совершали налеты преимущественно в темное время суток, заблаговременно выключая моторы и практически бесшумно приближались к намеченной цели, создавая для войск и жителей Минска фактор внезапности.


Двинская крепость. Снимок с воздуха.

17 февраля (2 марта) 1916 г. 1-я Отдельная автомобильная зенитная батарея перешла в подчинение командующему 5-й армией Северного фронта для организации воздушной обороны г. Двинска (Даугавпилса). Помимо решения основных задач Василий Васильевич одновременно привлекался к разработке руководящих документов, регламентирующих деятельность вновь формируемых зенитных подразделений. Так, 12(25) января он составил проект штата «Отдельной бронированной батареи для стрельбы по воздушному флоту», одобренный позднее Военным советом при Военном министре. Он также предложил организовать обучение личного состава будущих зенитчиков на базе своей батареи. Позднее, прошедшие его «школу» стали хорошими командирами зенитных батарей и эффективно воевали на различных фронтах Первой мировой войны.

Образовательный процесс Василий Васильевич успешно сочетал с боевой работой. В первых числах марта его зенитные расчеты в районе Двинска провели удачный обстрел германского аэроплана-корректировщика, за что всем офицерам и нижним чинам батареи была объявлена благодарность от имени инспектора артиллерии 29-го армейского корпуса. В дальнейшем подчиненные Тарновского обеспечивали воздушную оборону г. Крейцбурга (Крустпилса), где заметно возросла активность неприятельской авиации.

В начале мая 1916 г. перед руководством Северного фронта была поставлена задача – приступить к обучению стрельбе вновь формируемых зенитных батарей на базе 1-й Отдельной автомобильной батареи, включая мобильные подразделения (команды), созданные в интересах других фронтов и крупных административных пунктов (Петроград, Могилев, Царское Село, Ревель и др.). Эта задача решалась под руководством капитана Тарновского непосредственно на боевых позициях при организации обороны объектов 5-й армии. Месяцем позднее Василий Васильевич по указанию Ставки возглавил воздушную оборону г. Двинска с сохранением своей прежней должности. Для защиты города от нападения с воздуха на его ближайших подступах (до 4,5 км от окраин) были развернуты три зенитно-артиллерийских сектора на воздухоопасных направлениях.


Зенитный расчет в бою.

Чаще всего это приводило к срыву планов противника бомбардировать объекты Двинска. Так, 25 апреля (8 мая) при очередной попытке немецкого аэроплана прорваться через зону зенитного огня личный состав прибывшей на стажировку 2-й Отдельной автомобильной зенитной батареи меткой стрельбой повредил вражеский аппарат и заставил его спуститься за линией своих позиций. C целью уничтожения русской батареи германская сторона уже на следующий день предприняла определенный демарш. По донесению руководства воздушной обороной города «германский аппарат, войдя в мертвое пространство над самой батареей [2-й автомобильной], круто снизился спиралью, и сбросил две бомбы, а также открыл пулеметный огонь»[11].

6(19) июня результаты меткой стрельбы русских зенитных батарей, прикрывавших город, ощутил на себе германский «Альбатрос», пытавшийся прорваться через зенитную завесу. По нему было выпущено 10 снарядов, причинившие аппарату серьезные повреждения и привело к вынужденной посадке в расположении своих войск. В конце этого же месяца зенитная артиллерия успешно отразила групповой налет германской авиации на город. Для бомбардировки Двинска противник одновременно задействовал две воздушные эскадрильи, шедших на выбранные объекты несколькими волнами (по 5–7 аппаратов в каждой). В ходе противовоздушного боя личный состав 1-й Отдельной батареи сбил два немецких аэроплана. Это стало очередным крупным успехом русского зенитного оружия.

Через месяц противник вновь совершил групповой налет (15 аппаратов) на объекты города и аэродромы 5-й армии в районе Двинска, сбросив на них до 40 авиабомб. В результате противовоздушного боя по противнику было выпущено свыше 660 снарядов. Одновременно для отражения вражеского налета в воздух «поднялась эскадрилья в количестве шести наших аэропланов». Совместными действиями противник был обращен в бегство. Смелые и решительные действия русских зенитчиков и летчиков получили высокую оценку у руководства 5-й армии. В изданном 18(31) августа 1916 г. приказе по армии, среди прочих командиров, оборонявших Двинск, командующий от всей души поблагодарил подполковника В.В. Тарновского за умелую организацию обороны города[12].

Василий Васильевич в этот период продолжал заниматься вопросами совершенствования организации защиты объектов и войск от нападения с воздуха. Так, для увеличения плотности огня он предложил вооружить зенитную артиллерию специальными двуствольными орудиями. Но для российской промышленности, постоянно не поспевавшей за потребностями фронтов, этот проект оказался просто фантастическим. Зато удалось реализовать другое конструкторское решение Тарновского – формирование железнодорожных зенитных батарей. Планировалось в дальнейшем обеспечить ими каждую армию. Проект штата «железнодорожных батарей для стрельбы по воздушному флоту» по поручению Ставки им был разработан в середине 1916 г. и утвержден приказом № 140).


Железнодорожная противосамолетная батарея. 1916 г.

В подвижный состав батареи включалась одна боевая платформа с двумя зенитными орудиями калибра 76,2-мм обр. 1914 г., а также 4 вагона (для офицеров и канцелярии, нижних чинов, для запаса патронов и батарейного имущества и кухня-цейхгауз). К концу войны в составе русской армии имелось 10 батарей такого типа.

В сентябре 1916 г. подполковник Тарновский был вызван в Ставку и «имел личный доклад у Августейшего Полевого генерал-инспектора [по артиллерии генерал-адъютанта великого князя Сергея Михайловича] по поводу новых формирований. 10–11(23–24) сентября был удостоен приглашению к Высочайшему завтраку, имел счастье представляться Его Императорскому Величеству, милостивой беседы о деятельности батареи и осчастливлен Высочайшей благодарностью за ревностную и полезную службу»[13].

Летом 1917 г. на постоянной основе были сформированы Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного фронта. Инициатором их создания и бессменным руководителем стал подполковник В.В. Тарновский. В учебный процесс была задействована часть зенитных и полевых артиллерийских батарей Северного, Западного и Юго-Западного фронтов. Уже 10(23) июля того же года состоялся первый выпуск дипломированных зенитчиков (42 офицера и 149 нижних чинов)[14]. Одновременно был начат эксперимент по объединению объектовой и войсковой зенитной артиллерии в рамках 5-й армии. В новом виде она охватывала наземные силы и средства Двинска, 1, 12 и 14-го армейских корпусов (13 зенитных подразделений, 53 орудия) и действовала в соответствии с «планом воздушной артиллерийской обороны 5-й армии»[15]. Позднее в ее состав вошла 4-я Кубанская казачья батарея.


 Противосамолетное орудие.

В этот период подполковник Тарновский, несмотря на большую загруженность, находил время для участия в работе Комиссии по организации «воздушной артиллерийской обороны фронта и тыла». Он выступил с обоснованием необходимости увеличения числа батарей, вооруженных зенитными орудиями обр. 1914 г.; создания сплошной зоны воздушной обороны фронтов за счет объединения усилий артиллерии, пулеметных команд и истребительной авиации. Он также составил и издал «Инструкцию командиру полевой батареи (взвода) для стрельбы по самолетам», в которой впервые излагались существенные различия зенитно-артиллерийской обороны объектов и группировок войск.

В частности, при обороне объекта батареям рекомендовалось располагаться в вершинах равностороннего треугольника с удалением от него не менее чем на 3 км. На это ориентировала и программа обучения Курсов, одобренная руководством артиллерии действующей армии. Положение и программа обучения на Курсах разрабатывались лично Василием Васильевичем.

Обучавшиеся на теоретических курсах офицеры переменного состава имели возможность участвовать в боевой работе зенитных подразделений 5-й армии. Только за период 14(27) июня – 10(23) июля 1917 г. они провели обстрел 23 вражеских воздушных целей[16].

Осенью того же года Ставка приняла решение объединить ранее независимые Курсы стрельбы по воздушному флоту Северного и Юго-Западного фронтов в единую Офицерскую школу стрельбы по воздушному флоту с переводом ее в Евпаторию (Крым). Руководителем школы стал подполковник В.В. Тарновский, разработавший проекты штата и положения нового учебного заведения. Окончившие Школу офицеры должны были выступать активными проводниками полученных знаний и организаторами воздушной обороны в войсках. Предполагалось, что школа также сможет в течение двухмесячного курса выпускать до 300 нижних чинов-инструкторов. В дальнейшем, с окончанием войны, планировалось всех «зенитчиков», уходивших в запас, держать на особом учете и периодически призывать ежегодно на двухнедельные сборы в зенитные батареи с целью ознакомления с новыми требованиями для тренировки[17]. Тарновский также выдвинул идею послевоенного устройства зенитной артиллерии русской армии. По его мнению, в послевоенный период требовалось значительно увеличить количество зенитных батарей (развернутых по штатам военного времени) и расквартировывать их ближе к границам в виде т. н. артиллерийской воздушной приграничной стражи. Остальная часть зенитной артиллерии (не вошедшая в состав приграничной стражи) должна была содержаться в кадровом составе и при первом реальном признаке военной опасности быстро развертываться на заранее подготовленных позициях в полную боевую готовность.

По сути, Василий Васильевич предлагал вновь вернуться к довоенной концепции «воздушной обороны приграничной линии», которая получила свою реализацию в РСФСР (позднее – в СССР) только лишь в начале 1920-х годов.

Однако эти планы были нарушены в декабре 1917 г. общей демобилизацией действующей армии. Революционные события застали полковника Тарновского в Крыму. Офицерская зенитная школа в условиях полного армейского развала была ликвидирована, а он перешел на службу в армию гетмана Скоропадского, где был назначен командиром противоаэропланного полка, а 30 ноября 1918 г. переведен в состав Офицерской артиллерийской школы[18].

В начале Гражданской войны В.В. Тарновский служил в рядах Добровольческой армии (с 7 января 1919 г. – Вооруженные Силы Юга России). Находясь в Крыму, он попытался восстановить работу своей школы и активно занимался формированием Курсов стрельбы по воздушному флоту в Керчи. Здесь он оставался до ноября 1920 г., а затем вместе с остатками Русской армии генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля навсегда покинул Россию.

Первоначально он вместе с семьей обосновался во Франции, но уже в 1922 г. по приглашению руководства заводов Шкода переехал в Чехословакию (г. Пльзень). Там до конца своей жизни он разрабатывал и внедрял в производство приборы для стрельбы по воздушным целям. Скончался Василий Васильевич скоропостижно 25 октября 1936 г. в возрасте 56 лет в Анкаре (Турция), где находился в командировке.

Полковник В.В. Тарновский оставил яркий след в истории отечественной воздушной (противовоздушной) обороны. Благодаря ему, его коллегам и ученикам, созданная в начале Первой мировой войны русская зенитная артиллерия, со временем превратилась в мощный род войск противовоздушной обороны страны (в настоящее время – род Воздушно-космических сил Российской Федерации) и выступает надежным гарантом безопасности нашего государства.

_____________________________________________

[1] Русско-Балтийский вагонный завод – акционерное машиностроительное предприятие Российской империи. Первоначально завод располагался в Риге, но ввиду Первой мировой войны осенью 1915 г. был эвакуирован в Тверь, Москву и Петроград.

[2] Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 504. Оп. 10. Д. 1.

[3] Эскадра воздушных кораблей «Илья Муромец», воинское соединение вооруженных сил России в годы Первой мировой войны (декабрь 1914 – начало 1918) в непосредственном подчинении Штаба Верховного главнокомандующего. К концу 1917 г. в составе ЭВК имелось четыре боевых авиаотрядов.

[4] РГВИА. Ф. 4187. Оп. 1. Д. 11. Л. 15–18.

[5] Цеппелин (нем. Zeppelin) – тип жестких дирижаблей немецкой фирмы «Люфтшиффбау Цеппелин ГмбХ» (нем. Luftschiffbau Zeppelin GmbH).

[6] Вейгелин К.Е. Воздушный справочник. 5-й год издания, / Ежегодник Императорского всероссийского аэроклуба. Пг., 1916. С. 63.

[7] Приказ начальника Штаба ВГ от 13 (26) декабря 1915 г. № 368.

[8] РГВИА. Ф. 4187. Оп. 1. Д. 8. Л. 13–15.

[9] Летопись войны 1914 – 1917 гг. / изд. генерал-майора Д.Н. Дубенского. № 64. С. 1026.

[10] РГВИА. Ф. 504. Оп. 1. Д. 9.

[11] РГВИА. Ф. 4187. Оп. 1. Д. 16. Л. 7–13.

[12] Там же. Ф. 4187. Оп. 1. Д. 10. Л. 45.

[13] РГВИА. Ф. 4187. Оп. 1. Д. 10. Л. 48.

[14] РГВИА. Ф. 2011. Оп. 1. Д. 27. Л. 93.

[15] Там же. Л. 95.

[16] Там же. Л. 94.

[17] Иванов Б.Н. Борьба с воздушным врагом: по опыту зенитной обороны на Восточно-европейском фронте в 1914-1917 гг. М.; Л., 1930. С. 88.

[18] Волков С.В. Генералы и штаб-офицеры русской армии. Опыт мартиролога: В 2 т. Т. 2. – М., 2012. С. 479.

Алексей Лашков,
старший научный сотрудник научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false