Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

У истоков авиации противовоздушной обороны

2 августа 1898 года[1] делопроизводитель Главного инженерного управления полковник И.Г. Фабрициус подготовил официальное заключение на поступивший к нему проект капитана В.В. Мизерова о вооружении летательных аппаратов (воздушных судов) для борьбы с неприятельскими воздушными шарами (аэростатами).

Для его реализации требовался лишь поиск наилучшего способа вооружения воздушных судов. К сожалению, идеи Мизерова опередили свое время и не нашли должной поддержки у военных чиновников, признавших его проект бесполезным.

Тем временем включение воздушного пространства в сферу вооруженной борьбы и развитие воздухоплавательного дела потребовали принятия мер ограничительного характера на международном уровне. 1-я Гаагская мирная конференция 1899 года запретила вплоть до 1905 года какое-либо применение летательных аппаратов в решении штурмовых и бомбардировочных задач. Последующий отказ 16 государств, в том числе ряда ведущих стран Европы, от выполнения резолюции 2-й Гаагской конференции 1907 года о возобновлении запрета воздушных бомбардировок создало реальную опасность применения летательных аппаратов не только по военным объектам, но и по незащищенной местности.

В этой связи Российская империя включила в свое национальное законодательство вопросы, касавшиеся организации безопасности своей воздушной территории. 18 июля 1912 года император Николай II подписал закон «Об изменении действующих законов о государственной измене путем шпионства»[2], заложивший первичную правовую основу процесса суверенизации воздушного пространства государства и начала формирования отечественной воздушной обороны.

Был также определен порядок действий военной авиации, изложенный в «Кратких руководящих данных для пользования аэропланами как средством разведки и связи, а также боевого их применения» (1913 год)[3].

К весне следующего года Главное управление Генерального штаба подготовило свои соображения о боевом применении летательных аппаратов. Особое внимание обращалось на их способность вести борьбу с воздушным флотом противника. Несомненно, в будущей войне столкновению неприятельских армий должен был предшествовать воздушный бой аэропланов-разведчиков и воздушных кораблей (дирижаблей) с обеих сторон. Для этого предполагалось дирижабли вооружать пулеметами, пушками малого калибра, взрывчатыми веществами большого веса и разрушительного действия. Вооружение аэропланов предусматривало: автоматические ружья, легкие пулеметы, бомбы небольшого веса и специальные снаряды для борьбы с дирижаблями. Расчет строился на ведение воздушного боя, в котором одновременно будут участвовать и дирижабли, и быстроходные боевые аэропланы.

Особое значение летательные аппараты стали приобретать в организации воздушной обороны государства. Учитывая опыт европейских государств (в первую очередь Германии и Франции), руководство российского Военного Воздушного Флота (ВВФ) приняло решение значительно приблизить свои воздушные базы (станции) к государственной границе. На германском ее участке первую линию (до 20–40 км от границы) составили бы крепостные воздухоплавательные отряды Ковно, Осовца, Новогеоргиевска (Модлин) и Гродно, вторую (до 50–100 км) – Вильна (Вильнюса), Лиды и Брест-Литовска (Бреста). На участке русско-австрийской границы передовая линия воздушных баз (до 20–80 км от границы) размещалась бы в городах Дубна и Бердичев. Из-за наличия Пинских болот, вносящих, как считалось, «некоторую дисгармонию в стройность …расположения [воздушных баз]», место второй линии предусматривалось установить в районе г. Киев[4].

Для организации воздушного патрулирования Финского залива могли быть использованы базы в городах Санкт-Петербург, Выборг и Свеаборг (Суоменлинна). На Черном море в качестве главной воздушной станции должен был выступить г. Севастополь, на Кавказе – крепость Карс, а на Дальнем Востоке – г. Владивосток[5].

Запретные воздушные зоны, установленные в России. 1913 г.

При реализации вышеуказанного проекта предусматривалось разделить всю западную приграничную полосу Российской империи на определенное число районов, охрана которых в мирное время обеспечивалась бы силами ВВФ. С началом военных действий все имевшиеся там дирижабли передавались в состав вновь формировавшихся армий.

Первая кампания мировой войны повлекла за собой открытое противостояние в воздушном пространстве, а также создание системы защиты от воздушного нападения. В сентябре 1914 года Ставка Верховного Главнокомандующего (ВГК) приняла решение на привлечение авиации для прикрытия с воздуха наиболее важных объектов в прифронтовой зоне.

В частности, для организации защиты г. Варшава с воздуха 9 сентября в город прибыл Особый добровольческий авиаотряд школы Императорского Всероссийского аэроклуба (командир – старший лейтенант Н.А. Яцук), сформированный на базе 1-й авиационной роты (г. Петроград)[6].  Он поступил в распоряжение начальника штаба 9-й армии, позднее включен в состав войск гарнизона Ковенской крепости, затем – 10-й армии. Вскоре к организации воздушной обороны Варшавы был привлечен 13-й корпусной авиаотряд (командир – штабс-капитан Н.В. Кокаев). К выполнению задачи защиты Императорской резиденции от воздушного нападения в Царском Селе с декабря 1914 г. приказом по 6-й армии назначались экипажи Гатчинской военной авиационной школы.


Ангары Военной авиационной школы летчиков в Гатчине

Использование авиации в интересах воздушной обороны потребовало регламентации ее действий в официальных документах. Одними из первых документов такого рода стали Инструкция Варшавскому авиационному отряду и Варшавской крепостной артиллерии для охраны г. Варшавы и трех городских мостов от неприятельских набегов воздухоплавательных аппаратов, введенная в действие приказом от 16 апреля 1915 г. № 82, и Инструкция № 2 для действия аэропланов при борьбе с воздушным противником[7], разработанная руководством воздушной обороны Петроградского района в мае 1915 года для нештатных экипажей ВАШ, назначаемых для воздушной обороны Царского Села и Петрограда.

Осенью 1914 – весной 1915 года наметилась тенденция по созданию специальных авиационных отрядов воздушной обороны крупных административных и военных центров, чаще всего на нештатной основе. Позднее им стали присваиваться номера корпусных и армейских авиационных отрядов с официальным включением в штат ВВФ. Для решения боевых задач эти авиаотряды находились в распоряжении штабов армий и корпусов, в специальном же отношении они подчинялись заведующему организацией авиационного дела в действующей армии (Авиадарму)[8] великому князю Александру Михайловичу. Так, в интересах воздушной обороны Варшавы весной 1915 года действовали 2 и 5-й армейские авиационные отряды (командиры – штабс-капитан П.П. Грезо и поручик Н.С. Воеводский). В июне того же года в Царском Селе был сформирован специальный авиационный отряд (САО, командир – штабс-капитан В.А. Павленко) для воздушной обороны Императорской резиденции, положивший начало создания специальной (охранной) авиации в составе ВВФ.

Применительно для указанного авиаотряда решением главкома 6-й армии была введена в действие Инструкция № 7 для действий специального авиационного отряда для воздушной обороны Императорской резиденции[9], в которой важнейшей задачей являлось исключение возможности появления воздушного противника над Царским Селом, особенно над Императорским дворцом.


Титульный лист Инструкции № 7 для действия специального авиационного отряда для воздушной обороны Императорской резиденции. 1915 г.

При этом для охранной авиации впервые определялся диапазон высот боевой работы – от 1700 до 3000 м, где нижний уровень указывал максимальную высоту ведения зенитного огня, а верхний – высоту, с которой воздушный противник мог нанести какой-нибудь существенный вред атакуемому объекту. В сентябре 1915 года указанный отряд приказом начальника Штаба ВГК от 25 сентября 1915 года № 55 был переформирован по новому штату и включал в себя два отделения по девять аэропланов в каждом. С убытием императора Николая II (в качестве Верховного главнокомандующего) в Ставку ВГК (г. Могилев) на организацию воздушной обороны небольшого губернского города было направлено до 2/3 постоянного состава специального авиаотряда.


Самолеты 19-го корпусного авиаотряда 1-й боевой авиационной группы. 1916 г.

С переходом к массированному применению воздушных сил на театре военных действий возникла необходимость увеличения численности привлекаемых для воздушного прикрытия крупных объектов авиационных подразделений. С 1916 года для решения этой задачи стали задействоваться авиационные дивизионы (АД), позднее – боевые авиационные группы (БАГ). При этом руководство ВВФ особое внимание обращало на защиту органов управления войсками и требовало снабжать «самыми быстроходными аппаратами… авиационные отделения в дивизионах, назначение которых защищать штабы армий от нападения аэропланов противника»[10]. Одновременно были сформированы истребительные авиационные отряды для охраны фронтов.

В начале мая того же года в интересах организации защиты г. Одесса с воздуха, где размещалось руководство Одесского военного округа, приступил к выполнению практических полетов по охране города от воздушных набегов противника нештатный авиационный отряд (командир – штабс-капитан И.И. Массальский), подчинявшийся непосредственно нештатному начальнику воздушной обороны округа. В его введение вскоре был передан авиаотряд (командир – штабс-капитан П.А. Самойло), обеспечивавший воздушное прикрытие г. Николаев. В своей боевой работе авиаторы руководствовались специально изданной Инструкцией для действий аэропланов при борьбе с воздушным противником.

Для организации защиты с воздуха городов Одесса и Николаев воздушные силы, задействованные в интересах воздушной обороны, по сути разделялись на авиацию дальнего и ближнего действия, в зависимости от зоны перехвата летательных аппаратов противника. Позднее, с убытием на Румынский фронт части авиаторов, руководство ВВФ действующей армии предложило укрупнить Одесский авиаотряд до 20 летчиков и 10 аэропланов, использовать для ночных действий летный состав Одесской авиашколы, а также выделить для воздушной защиты г. Николаев 37-й корпусной авиаотряд. Ставка ВГК эту идею поддержала и распорядилась на кратчайший срок временно обеспечить воздушную оборону Одесского военного округа 11-м истребительным авиационным отрядом и 1-м авиапарком, ранее переведенным из Петрограда.

С окончательным оформлением в середине лета 1916 года в русской армии истребительной авиации на правах специального рода авиации[11] полным ходом началась разработка документов, регламентирующих ее боевую деятельность, в том числе и авиационных отрядов воздушной обороны. Так, согласно Инструкции для действий аэропланов при борьбе с воздушным противником предписывалось выделенным экипажам (аэропланам и летчикам) нести непрерывное дежурство, а при обнаружении воздушного противника летчикам давалось право действовать в зависимости от обстановки по своему усмотрению. Если до приближения воздушного противника к линии зенитно-артиллерийской обороны летчикам не удавалось его сбить, то им предписывалось прекращать любое преследование, чтобы не мешать действию огня своей зенитной артиллерии. В ночное время дежурный летчик мог вылетать только в случае особо благоприятных условий (белые ночи).

В августе 1916 года для обороны Императорской резиденции был создан авиационный дивизион (АД, командир – подполковник В.А. Павленко) в составе двух отрядов. Дивизион подчинялся дворцовому коменданту во всех отношениях, который определял задачи авиаотрядам и районы их действий по охране императора (резиденции)[12].

Штат АД определял иметь в управлении 4 офицера и 4 аэроплана (2 из них запасных) со всеми принадлежностями и вооружением. 1-й авиационный отряд дивизиона был разделен на два отделения, имел по штату 18 офицеров и 20 аэропланов (из них 10 запасных). При необходимости он мог выделять из своего состава подвижную часть с аэропланами, личным составом и имуществом. Одно из отделений отряда оставалось в Царском Селе. Самолетный парк 2-го авиаотряда имел 12 аэропланов (из них 6 запасных).


Воздушный поединок

В изданных в начале 1917 г. «Материалах по тактике воздушного боя» (автор – войсковой старшина В.М. Ткачёв) подробно раскрывалась тактика действий истребительной авиации на театре войны. Так, в частности, указывалось: «В одиночном воздушном бою пассивной обороны не должно быть. …на всякий его (противника) маневр ответом должен быть непременно контр-маневр… Всякий аппарат, независимо от его назначения, при встрече с противником над позицией, а тем более в нашем тылу, должен немедленно его атаковать»[13]. Такого же мнения придерживались известные русские летчики – авторы первых печатных изданий по тактике воздушных боев в воздухе И.А. Орлов и Е.Н. Крутень.

С началом позиционного периода ведения войны произошло изменение форм и способов применения истребительной авиации в решении задач воздушной обороны. Так, практикуемая ранее «воздушная завеса» из самолетов вдоль линии фронта с целью недопущения летательных аппаратов противника на свою территорию в новых условиях оказалась недостаточно эффективной. Теперь крупные воздушные эскадрильи противника могли легко ее преодолеть. Подобное также могли делать и одиночные высотные самолеты-разведчики, способные при необходимости огибать районы барражирования с флангов. Наглядным примером этого стала попытка немецкой авиации под Верденом во Франции построить воздушное заграждение над линией фронта, массированно применяя истребительную авиацию способом патрулирования в воздухе.

Не оправдал до конца себя и такой способ, как «охрана от воздушного противника определенного района». Для обеспечения преобладания в воздухе на участке 10–15 км требовалось осуществление барражирования силами до 15–30 аэропланов-истребителей, однако продолжительность их действия ограничивалась всего лишь 1,5 часами. Поскольку сил для «закрытия» воздушного пространства перед авиацией противника, как правило, не хватало, широко использовался свободный полет одиночных истребителей с целью поиска и уничтожения самолетов противника в воздухе. Этот способ применялся только хорошо подготовленными летчиками и осуществлялся лишь возле линии фронта.

Весной 1917 года был предложен новый облик военной авиации, изложенный в проекте Положения о Военном Воздушном Флоте. В частности, авиаотряды по своему назначению должны были делиться на «разведывательные, артиллерийские, дивизионные [в составе дивизии], бомбардировочные, истребительные и охранные»[14]. В раздел «Об управлении войсками особого назначения» было включено положение о командире авиационного дивизиона для воздушной обороны Императорской резиденции, деятельность которого определялась особыми инструкциями.

Ранее приказом начальника Штаба ВГК от 31 декабря 1916 года № 1751 в интересах Петроградского района воздушной обороны был сформирован авиационный дивизион (командир штабс-капитан П.О. Якоба-Швили). В его состав были включены: Петроградский, Кронштадтский крепостной и Чудской гидроавиационный отряды. Несмотря на принимаемые меры, до конца ноября 1917 года штатная численность летного состава авиационного дивизиона для охраны Петрограда не превышала 50%, что не позволяло в полном объеме решать возложенные на него боевые задачи.

В целом к концу войны для охранной авиации фронтовой линии были выработаны следующие правила:

  1. Охрана войск (объектов) истребителями должна производиться попутно, при выполнении ими основных задач – общего подавления воздушного противника и завоевания господства в воздухе.
  2. Специальное выделение истребителей для охраны своих войск (объектов) в определенном районе допустимо только в случаях крайней необходимости, не противоречащих решаемым основным задачам.
  3. При возложении на авиацию задачи охраны войск (объекта) для этого должны быть назначены достаточные силы.

Для тактики охранной авиации пунктов (объектов) глубокого тыла было характерно создание так называемых засад. Их устройство заключалось в том, что на основании предварительного изучения наиболее излюбленных маршрутов воздушного противника (кромка берега, железнодорожные линии, автострада и т. д.) подбирались такие места, где имелась большая вероятность появления противника. Охранная авиация в засаде располагалась на аэродромах в состоянии «вылет по тревоге» и действовала лишь при появлении неприятельских летательных аппаратов. Принцип «вылет по тревоге» был признан основным способом воздушного прикрытия важных пунктов (объектов) в тыловых районах страны. При этом предусматривалось создание дежурных самолетов на земле, находившихся в полной боевой готовности к подъему в воздух по первому сигналу, получаемому от передовых постов службы наблюдения.

В исключительных случаях для организации воздушного прикрытия наиболее важных центров страны на постоянной основе выделялась часть истребительной авиации действующей армии. Но, как показала война, их действия распространялись не на локальный участок обороны, а на оборону больших районов, в которых истребители играли роль подвижного резерва.

В период войны расширились задачи морской авиации. В этой связи особый интерес представляет документ, Наставление для боевых действий воздушных дивизий Балтийского флота на 1917 год, закрепивший за морской авиацией на Балтийском море задачи по воздушной охране объектов (морских судов, портов (баз) и воздушных станций). Одновременно предусматривалась охрана береговых сооружений и кораблей, находившихся на рейде. Так, при организации защиты кораблей, портов и воздушных станций требовалось иметь в постоянной готовности к взлету не менее двух дежурных истребителей. Они должны были действовать в указанных им воздушных секторах (величина сектора зависела от числа имевшихся воздушных станций), остальные истребители (задействованные в перехвате противника) вылетали лишь при появлении вражеских летательных аппаратов в охраняемом районе. В случае крайней необходимости могло устанавливаться постоянное дежурство в воздухе. В этих случаях сектора и время полета истребителей строго ограничивались.


Наставление для боевых действий воздушных дивизий Балтийского флота на 1917 год

При отражении воздушных атак противника истребительные отряды морской авиации Балтийского моря, дислоцированные на аэродромах (воздушных станциях) Церель, Аренсбург, Вердер и Руно, действовали совместно. Наставление предусматривало также порядок ведения истребителями боя с неприятельскими дирижаблями. Учитывая, что полеты последних над побережьем происходили на большой высоте (около 3 км) исключительно в темное время суток, аэропланам-истребителям рекомендовалось действовать по ним на такой же высоте и в задней полусфере воздушных кораблей, где они были наиболее уязвимы. При этом эффективными видами оружия для борьбы с дирижаблями в тот период считались: 37-мм авиационные пушки; стрелы-ракеты системы Ле-Приера; легкие бомбы и зажигательные пули. В свою очередь дирижабли противника старались избегать встреч с нашими истребителями, поэтому воздушные столкновения с ними были крайне редкими.

В целом, к концу Первой мировой войны истребительная авиация ВВФ значительно сковала действия воздушного противника на всем русско-германском фронте, снизив тем самым возможность его прорыва в глубь страны. По мнению отдельных историков авиации, за период 1914–1917 годов только силами истребительной авиации России было сбито более 200 немецких и австро-венгерских самолетов[15]. Это без учета уничтоженных огнем наземных и морских сил, от которого противник также нес существенные потери.

Охранная авиация из числа нештатных экипажей отдельных объектов вышла на уровень специализированных авиаотрядов и авиационных дивизионов, находившихся в подчинении начальников воздушной обороны крупных административных центров страны. На середину ноября 1917 года в состав авиационных частей воздушной обороны тыловых пунктов страны входили: Петроградский авиадивизион, Одесский, Ревельский и 1-й истребительный авиаотряды[16]. Они составили основу будущей авиации противовоздушной обороны, официально созданной в качестве рода войск ПВО в январе 1942 года.

______________________________________________________

[1] Все даты приводятся по новому стилю.
[2] Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3-е. Т. XXXII. 1912. Пг., 1915. С. 1100–1103.
[3] Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 493. Оп. 2. Д. 4. Л. 185.
[4] Воздушная разведка / Сборник военно-исторических примеров. М., 1938. С. 54.
[5] Патронов И. Итоги современного воздухоплавания в применении к военному делу. СПб.: Типография А.С. Суворина, 1911. С. 42–43.
[6] Этот отряд может считаться одним из первых авиационных подразделений отечественной противовоздушной обороны.
[7] РГВИА. Ф. 2126. Оп. 1. Д. 234. Л. 274.
[8] Приказ Верховного главнокомандующего от 18 января 1915 г. № 4.
[9] РГВИА. Ф. 2126. Оп. 1. Д. 234. Л. 254.
[10] РГВИА. Ф. 2003. Оп. 2. Д. 619. Л. 64.
[11] Приказ начальника Штаба ВГК от 20 июля 1916 г. № 918.
[12] Штат и Положение об управлении командира авиационного дивизиона для обороны Императорской резиденции введены приказом НШ ВГК от 22 августа 1916 г. № 1063.
[13] Ткачёв В.М. Материалы по тактике воздушного боя // Армейский вестник. 1917. С. 45-46.
[14] Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 30. Оп. 1. Д. 52. Л. 40.
[15] Куликов В. Начало пути. Истребительная авиация России в Первой мировой войне // Авиамастер. 2002. № 4. С. 17.
[16] РГВА. Ф. 6. Оп. 6. Д. 135. Л. 49.

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false