Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Алексеев Николай Николаевич

АЛЕКСЕЕВ Николай Николаевич [31.5(13.6)1914, г. Ростов Ярославской области – 12.11.1980, Москва], советский военный деятель, маршал войск связи (1979). Николай Алексеев родился в рабочей семье. Отец – Николай Филиппович работал закройщиком. Мать – Анна Александровна была домохозяйкой. После смерти отца в 1917 году нужда заставила его с матерью в поисках работы переехать в Ярославль, а в 1927 году – в Ленинград. Еще в школьные годы он почувствовал тягу к конструированию (мастерил радиоприемники), и проявил незаурядные качества лидера. Его избрали членом учительско-ученического совета, участвовавшего в формировании учебных программ школы. Николай Алексеев выступал организатором многих внеклассных мероприятий: от спортивных игр до многодневных походов по пушкинским местам и Кавказу. Окончив школу, он в 1930 году поступил в Ленинградский электротехнический техникум. С 1932 года учебу на вечернем отделении совмещал с работой на ленинградском заводе «Электроаппарат», где трудился техником-электриком. В 1935 году по комсомольской путевке от этого завода Н.Н. Алексеев поступил в Военную электротехническую академию РККА им. С.М. Буденного. В академии он возглавил коллектив слушателей, занимающихся модернизацией радиотехнических приборов. Дипломная практика для него, слушателя последнего курса, проходила суровой зимой 1939–1940 годов на заснеженных полях Советско-финляндской войны. Начальник ремонтной мастерской по связи 19-го стрелкового корпуса 7-й армии воентехник 2-го ранга Н.Н. Алексеев организовал качественный ремонт средств связи в полевых условиях, показал себя хорошим организатором и подготовленным командиром-связистом.

Завершив учебу в академии в 1940 году с отличием, он получил аттестацию с выводом: «Желательно оставить при академии в качестве адъюнкта при одной из радиотехнических кафедр или в качестве преподавателя радиотехнических дисциплин в военном училище». Но Н.Н. Алексеев выбрал работу с людьми. Его направили в Ленинградское военное училище связи им. Ленсовета, где он с февраля 1940 по июль 1941 года преподавал радиотехнику и радиолокацию.

Однако начавшаяся Великая Отечественная война круто изменила его судьбу. В первый ее период люфтваффе, располагая превосходством в воздухе, наносили огромный урон войскам и гражданским объектам. В целях уменьшения потерь потребовалось усиление систем противовоздушной обороны (ПВО) и воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). Как специалиста по радиоаппаратуре, знакомого с радиолокацией, военинженера 3 ранга Алексеева переводят в августе 1941 года на должность старшего преподавателя Ленинградского училища воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), эвакуированного в г. Бийск Башкирской АССР. В училище проходили ускоренную подготовку операторы радиолокационных станций. Среди его учеников был и курсант Г.В. Кисунько, будущий член-корреспондент АН СССР, генеральный конструктор отечественных систем противоракетной обороны (ПРО), генерал-лейтенант.

Творческая научная работа в училище и способность к самообразованию быстро выдвинули Н.Н. Алексеева в ряды специалистов по радиолокации, в которых тогда остро нуждалась действующая армия. В августе 1942 года его как специалиста по радиолокации назначают помощником начальника отделения отдела радиообнаружения и пеленгации Главного управления штаба войск ПВО территории страны. В составе оперативных групп он перемещался по всей линии фронта – от Мурманска до Баку, проводя настройку аппаратуры и обучая расчеты работе на радиолокационных станциях РУС-1, РУС-2 и СОН-2.

В августе 1942 года во время одной из командировок в район Грозного самолет, на котором летел Н.Н. Алексеев, был сбит. Тяжело раненный в обе ноги и спину, он сумел выбраться из горящего самолета за считанные секунды до взрыва. Однако командование получило сообщение о гибели всех пассажиров, и семье Н.Н. Алексеева пришла похоронка. Но он выжил и почти 14 месяцев (с августа 1942 по октябрь 1943 года), находясь между жизнью и смертью, проходил лечение в госпиталях Уфы, Энгельса, Томска.

По заключению военно-врачебной комиссии он подлежал увольнению из армии. Однако инженер-майор Алексеев настоял на продолжении службы. С октября 1943 года – он начальник отделения радиопеленгаторов 3-го отдела Управления вооружения Западного фронта ПВО, а с июля 1944 года – начальник отдела Управления вооружения Северного фронта ПВО, где руководил испытаниями отечественных, а также канадских и английских РЛС, поступавших по ленд-лизу, перед их отправкой на фронт. При его непосредственном участии был выпущен ряд руководств и инструкций по боевому использованию радиопеленгаторов.

В январе 1945 года его назначают начальником отдела снабжения, эксплуатации, ремонта и учета радиопеленгаторов Управления вооружения Западного фронта ПВО. День Победы инженер-майор Алексеев встретил в Берлине. В это же время на аэродромах Германии работала группа советских специалистов, в составе которой находился главный инженер по разработкам бортовой авиационной радиолокационной аппаратуры А.А. Расплетин, позднее генеральный конструктор зенитных ракетных систем, лауреат Государственной премии, академик АН СССР. Их встреча стала судьбоносной.

В январе 1946 года Н.Н. Алексеев был направлен заместителем начальника радиолокационного отдела Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (ГАУ), которым командовал маршал артиллерии Н.Д. Яковлев. В ГАУ он проходил службу до декабря 1950 года на должностях заместителя начальника отдела, начальника отдела и начальника управления. В этот период разрабатывались тактико-технические требования к перспективным образцам вооружения, осуществлялся контроль за их разработкой в КБ и НИИ промышленности, проводились полигонные испытания, прием на вооружение, контроль серийного производства и организация эксплуатации в войсках.

Николай Николаевич высказал идею использования РЛС для обнаружения наземных движущихся целей, что было новым в военном деле. К реализации этой задачи он сумел привлечь и А.А. Расплетина. По решению маршала артиллерии Н.Д. Яковлева свои предложения инженеры доложили на совещании в Комитете по радиолокации академику А.И. Бергу. Последующая работа в 1947–1949 годах привела к разработке и принятию на вооружение станции наземной артиллерийской разведки (СНАР-1), не имевшей аналогов в мире. Станция позволяла обнаруживать движущийся танк на дальности 16 км, а одиночного солдата – до 5 км. С учетом новизны и полученных боевых характеристик СНАР-1 вместе с главным конструктором А.А. Расплетиным в 1951 году стал лауреатом Сталинской премии и Н.Н. Алексеев, а в его очередной аттестации появилась запись: «Заслуживает присвоения воинского звания во внеочередном порядке».

В ходе разработки СНАР-1 выявились новые возможности боевого применения радиолокации. Н.Н. Алексеев по своей инициативе провел исследования возможности использования РЛС для разведки операций морского десантирования. Ему также принадлежит идея разработки РЛС разведки позиций стреляющих минометов (АРСОМ).

Широкий научный кругозор и глубина технических знаний, творческое мышление и высокий профессионализм инженера-полковника Н.Н. Алексеева не остались без внимания военного руководства государства. В декабре 1950 года его назначают начальником 1-го управления 5-го Главного управления Военного министерства СССР.

В 1951 году Н.Н. Алексеев, по поручению военного министра СССР Маршала Советского Союза А.М. Василевского, выступил с докладом о перспективах развития радиолокационной техники на совещании у первого заместителя председателя Правительства СССР Н.А. Булганина. Технически грамотное, обоснованное, с государственным подходом выступление Н.Н. Алексеева стало основой приглашения его на работу в аппарат Совета министров СССР. Здесь он последовательно в период с мая 1951 года по январь 1959 года с небольшим перерывом занимал ряд ответственных государственных должностей: член Бюро по военно-промышленным вопросам при Президиуме Совмина СССР, секретарь комиссии по оборонным вопросам при Президиуме ЦК КПСС, заведующий секретариатом и помощник председателя Правительства СССР. Его непосредственными начальниками в разное время являлись высшие руководители страны: Н.А. Булганин, Г.М. Маленков, Н.С. Хрущев.

С марта 1953 по февраль 1955 года генерал-майор Н.Н. Алексеев был порученцем министра обороны СССР Маршала Советского Союза Н.А. Булганина.

Работа в высших органах власти СССР позволила Н.Н. Алексееву приобрести бесценный опыт государственного подхода к решению проблем обороноспособности страны, повышению боеготовности ее Вооруженных Сил. Здесь же он познал и сталинский стиль руководства, когда рабочий день начинался в полдень, а заканчивался за полночь. На его глазах развивались драматические события периода правления Н.С. Хрущева, приведшие к диспропорции в развитии видов Вооруженных Сил. Поэтому с огромной радостью он воспринял очередное продвижение по служебной лестнице.

В январе 1959 года Н.Н. Алексеева назначают первым заместителем председателя Научно-технического комитета (НТК) Генерального штаба ВС СССР, а в декабре 1960 года – председателем НТК. На этих должностях в полной мере раскрылись его творческий потенциал инженера и организаторские способности руководителя. Он осуществляет координацию работ заказывающих управлений видов и родов войск Вооруженных Сил по созданию современного оружия. Одновременно проводит большую работу по приданию руководящей роли НТК Генштаба в деле осуществления военно-технической политики в области развития вооружений.

В НТК на регулярной основе стали проводиться совещания с приглашением генеральных конструкторов, начальников главных и центральных управлений Минобороны и Генштаба, командования видов и родов войск Вооруженных Сил, руководителей министерств оборонной промышленности. На этих совещаниях принимались важнейшие решения по перспективам развития вооружения. Впервые в отечественной практике НТК разработал «Основные направления развития вооружения и военной техники на период 1960–1980 гг.». Этот документ затем был утвержден министром обороны СССР и Комиссией по военно-промышленным вопросам при Президиуме Совета министров СССР.

В послевоенный период вплоть до 1960-х годов методы планирования развития вооружения можно охарактеризовать как программное планирование по организационному признаку. В целом они обеспечивали нужды ВС СССР в вооружении и военной технике (ВВТ), а соответственно и паритет с вероятным противником. Однако создание новых образцов и комплексов ВВТ, боевых и обеспечивающих средств планировалось отдельным решением, двухлетним, годовым и иными планами НИОКР, с различной степенью их детализации и увязки при отсутствии комплексного подхода. По поставкам серийной техники разрабатывались и утверждались пятилетний и годовой планы, по капстроительству – годовой.

Дальнейшее развитие науки и техники, разработка принципиально нового, более сложного вооружения, рост стоимости и сроков создания образцов ВВТ, усложнение кооперационных связей в промышленности, значительное увеличение стоимости эксплуатации вооружения и несбалансированность систем оружия потребовали совершенствования системы планирования и разработки вооружения и военной техники, а также изменения ее организационной структуры.

В 1963 году Н.Н. Алексеев разрабатывает концепцию программно-целевого планирования развития вооружения для обеспечения военной безопасности государства. Ее новизна заключалась в том, что заявки в промышленность на разработку и производство комплексов и образцов оружия составлялись не на основе «ведомственных» потребностей различных видов и родов войск, а стали формироваться централизованно единым органом Минобороны – Управлением начальника вооружения. При этом типажи и виды оружия группировались по разделам Государственной программы вооружения, направленным на реализацию соответствующих целей национальной обороны, определяемых военно-политическим руководством страны и установленных Военной доктриной государства. Централизация управления развитием вооружения позволяла оптимально использовать военный бюджет для решения приоритетных задач Вооруженных Сил по обеспечению национальной безопасности и предотвращению военных угроз.

Несмотря на важность и правильность проекта этой концепции, на коллегии МО СССР все главкомы видов Вооруженных Сил высказались против этих нововведений, а министр обороны Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский поручил начальнику Генштаба Маршалу Советского Союза С.С. Бирюзову еще раз проработать этот вопрос.

В 1967 году перед новым министром обороны СССР Маршалом Советского Союза А.А. Гречко генерал-лейтенант Н.Н. Алексеев вновь инициировал рассмотрение этой проблемы, и 10 июня 1969 года вышло постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «О дальнейшем улучшении планирования развития вооружения и военной техники». Постановление определяло переход от планирования развития ВВТ по отдельным видам к комплексным долгосрочным планам и программам вооружения на 10 лет, включая разработку, поставку и обеспечение эксплуатации в войсках ВВТ, а также капитальное строительство военных объектов при максимальной увязке потребностей Вооруженных Сил с выделяемыми объемами средств. Этим же постановлением была учреждена и должность заместителя министра обороны по вооружению – начальника вооружения ВС СССР. В октябре 1970 года на эту должность и назначили генерал-лейтенанта Н.Н. Алексеева.

В этом же году для реализации новых принципов планирования развития вооружения и военной техники был создан аппарат заместителя министра обороны по вооружению (Управление начальника вооружения) в составе трех управлений: перспективных исследований и разработки программ вооружения; планирования опытно-конструкторских и научно-исследовательских работ; заказов ВВТ и отдел военной стандартизации.

В ноябре 1971 года Н.Н. Алексееву присваивают воинское звание генерал-полковника, а в октябре 1979 года – маршала войск связи.

Внедрение нового принципа планирования создания вооружения положило начало крупномасштабной реформе всего ОПК. Поэтому можно без преувеличения констатировать, что маршал Н.Н. Алексеев был выдающимся реформатором оборонно-промышленного комплекса 70-х годов прошлого века и основоположником современного метода принятия научно обоснованных решений при создании систем оружия. При его личном участии и техническом руководстве определялись важнейшие параметры боевых характеристик и создавались новейшие высокоэффективные системы вооружения, которые и сегодня составляют основу оборонного могущества страны: самоходная артиллерия и реактивные системы залпового огня больших калибров, танки с активной бронезащитой и другие. В эти же годы была создана «ядерная триада»: Ракетные войска стратегического назначения, стратегическая авиация и атомный подводный флот с баллистическими ракетами.

Основным практическим результатом проведенных организационных мероприятий и деятельности Н.Н. Алексеева по внедрению новых методов планирования развития системы вооружения стало формирование первой Государственной программы вооружения на 1976–1985 годы, обеспечившей сбалансированное развитие огромной номенклатуры образцов, систем и комплексов ВВТ. Ее выполнение позволило определить наиболее узкие места в развитии системы вооружения, связанные прежде всего с дублированием и избыточностью номенклатуры образцов ВВТ. Поэтому и была сформулирована, а затем реализована на практике унификация ВВТ.

В целях научного обоснования направлений унификации ВВТ на межвидовом и видовом уровнях в декабре 1977 года был создан 46 ЦНИИ, как головной институт МО СССР по вооружению и военной технике, подчиненный заместителю министра обороны по вооружению. Коллективу ученых нового НИИ, в состав которого был включен ранее созданный филиал 27 ЦНИИ МО, удалось найти практические способы решения во многом и сегодня актуальной задачи по унификации ВВТ.

Обладая характером новатора, Н.Н. Алексеев приложил немало усилий по внедрению высоких инновационных технологий при создании вооружения. По его инициативе при Академии наук СССР было создано специальное подразделение по формированию прикладных научных исследований в интересах Вооруженных Сил.

Благодаря настойчивости Н.Н. Алексеева были ускорены работы в промышленности по созданию лазерных дальномеров, тепловизоров, приборов и прицелов ночного видения, высокоточного оружия, систем разведки, связи и автоматизированного управления, основанных на высоких технологиях.

Разработанная и внедренная Н.Н. Алексеевым система развития вооружения показала свою жизнеспособность и эффективность в условиях ограничения бюджетных ассигнований на нужды обороны благодаря применению критериев реализации проектов: «эффективность-стоимость», «разумной достаточности», «выбора приоритетов», «асимметричных решений» и других.

Как крупный военный специалист в области вооружений, обладающий широким техническим кругозором, Н.Н. Алексеев принимал активное участие в международных переговорах о контроле и сокращении вооружения. В 1969–1972 годах он являлся членом правительственной делегации на переговорах с США по сдерживанию гонки стратегических вооружений.

В его характеристиках и аттестациях, подписанных министрами обороны СССР и начальниками Генштаба ВС СССР, указывается: «Н.Н. Алексеев хорошо знает промышленные и научно-исследовательские организации и опытно-конструкторские бюро по всем отраслям вооружения и военной техники и пользовался в них большим авторитетом. Он имеет хороший деловой контакт с генеральными и ведущими конструкторами по основным видам техники, руководством оборонных министерств, ответственными работниками ЦК КПСС и Совета министров СССР».

Н.Н. Алексеев вел обширную общественную деятельность. Он был заместителем председателя Комитета по ленинским и государственным премиям, который возглавлял президент АН СССР А.П. Александров. Дважды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР и с высокой гражданской ответственностью относился к депутатским обязанностям. Принимая участие в работе Комитета по научно-техническому творчеству молодежи (НТТМ), он охотно делился опытом, помогал в реализации творческих способностей.

Не забывал маршал Алексеев и родную академию. Выступая в 1979 году перед профессорско-преподавательским составом Военной академии связи, он подчеркивал: «Качественные параметры техники связи, разработка новых научных направлений имеют конкретное содержание, которое воплощается через профессиональную подготовку офицерских кадров. Эта подготовка должна быть обязательной для всех специальностей, она должна выводить обучаемого на высокий уровень его готовности к выполнению должностных обязанностей и решению практических задач».

И он сам всегда добросовестно выполнял свои служебные обязанности, эффективно и качественно решал практические задачи. По воспоминаниям его однокурсника по академии (староста его учебной группы), бывшего начальника связи ВС СССР – заместителя начальника Генерального штаба ВС СССР, маршала войск связи А.И. Белова: «Это был хороший, талантливый, ответственный, интеллигентный человек, великолепно разбиравшийся в своем деле, замечательный товарищ».

Признанием его заслуг являются многочисленные государственные награды: ордена Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, четыре ордена Красной Звезды, орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» 3-й ст. и многие другие.

В апреле 1980 года Н.Н. Алексеев перенес инсульт, а 12 ноября того же года его не стало. На Новодевичьем кладбище ему установлен памятник работы известного советского и российского скульптора В.А. Сонина.

Могила маршала войск связи Н.Н. Алексеева на Новодевичьем кладбище. 

Память о маршале войск связи Н.Н. Алексееве продолжает жить. Его именем названа улица в его родном городе Ростове, а одна из школ Нижнего Новгорода, построенная благодаря его депутатским заботам, названа в его честь.

В Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге имеется посвященная ему экспозиция.

Владимир Хохлов,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false