Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Герои Кавказской войны

В мае 2019 года минует 155 лет, как завершилась Кавказская война 1817–1864 гг. Одни войны вспыхивают и укладываются, по сути дела, в одну летнюю кампанию, другие – растягиваются на долгие годы. Кавказская же война, завершившаяся пленением Шамиля, длилась с перерывами без малого пятьдесят лет. Данный период застали три российских императора: Александр I, Николай I, Александр II. Ареной боевых действий России на Кавказе были огромные пространства Северного Кавказа и Закавказья, берега рек Терека, Кубани, Куры, Аракса, побережье и воды Чёрного моря и Каспия, земли грузин, армян, азербайджанцев. 


Крест «За службу на Кавказе»

К середине периода своего правления Александр I, воодушевлённый успехами внешней политики страны и желанием завершить бесконечные набеги кавказских народов (чеченцев, черкесов) с целью грабежа на российские территории, решается на данную войну. При планировании боевых действий военное руководство рассчитывало на быстрый итог данной кампании, однако яростное вооружённое сопротивление народов Кавказа, особенности географического ландшафта осадили горячность командования. Кроме того, идея высших государственных мужей состояла во включении данной территории в состав Российской империи с полной интеграцией и функционированием на ней российского законодательства. На этом «фронте» планам руководства империи не суждено было скоро сбыться в силу разности мировоззренческих и культурных особенностей, религиозной принадлежности. Неоднократно военное руководство сталкивалось с проблемой «национального колорита» – межплеменными и межнациональными распрями, которые удалось разрешить благодаря глубокому изучению и анализу этнических особенностей народов Кавказа.


Карта Кавказской войны 1817–1864 гг.

Полувековой период войны представил отечественной истории не только большое созвездие полководческих дарований, героических подвигов, но и кровопролитные сражения, штурмы и обороны крепостей, рейды во вражеские тылы, военные походы целых армий. Золотыми буквами в победу русского оружия на Кавказской земле вписаны имена и фамилии военачальников: генерал-адъютанта графа П.Х. Граббе, генерал-адъютанта барона Г.В. Розена, генерал-лейтенанта А.А. Вельяминова, генерал-майора Я.П. Бакланова, генерал-адъютанта С.Д. Безобразова, генерал-лейтенанта Н.Н. Раевского, генерал-адъютанта Е.А. Головина.

И это далеко не весь список героев той долгой войны, который хранит историческая память нашей страны.

Необходимо упомянуть тех непосредственных участников боевых действий на Кавказе, имена и фамилии которых вошли в анналы военной истории благодаря эпистолярному наследию. Первые исследования причин, условий возникновения и особенностей Кавказской войны провели Н.Ф. Дубровин, В.А. Потто, А.Л. Зиссерман, Р.А. Фадеев, Д.И. Романовский, Ф.Ф. Торнау.

В плеяду военачальников русской армии той войны, внесших значительный вклад в коренные переломы боевых событий, несомненно, входят генерал от инфантерии, генерал от артиллерии А.П. Ермолов, генерал-фельдмаршал, генерал-адъютант светлейший князь М.С. Воронцов, генерал-фельдмаршал, генерал-адъютант А.И. Барятинский.

…«Жизнь чудная его в потомство перейдет», – написал В.А. Жуковский. Эти слова посвящены гению А.П. Ермолова, российского «проконсула Кавказа», носителя имперского духа, военачальника, во многом опередившего общественное сознание своего времени и оставившего потомкам в наследие пример беззаветного служения своему Отечеству. Но прежде чем Алексей Петрович будет назначен на должность главнокомандующего русскими войсками на Кавказе, он не единожды проявит свое упорство, храбрость и самоотверженность.

Алексей Петрович Ермолов родился 24 мая (4 июня) 1777 года в Москве. С детства от природы был необыкновенно физически одарен, крепким здоровьем и высоким ростом. Позже современники опишут его так: «Был широк в плечах, а взгляд его, в особенности во время гнева, был необыкновенно суров». Горцы говорили о Ермолове, что горы дрожат от его гнева, а взор его рассекает, как молния. Успешно окончив обучение в Московском университетском пансионе, А.П. Ермолов в 1787 году был зачислен унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк. В 1791 году он произведен в чин поручика 44-го Нижегородского драгунского полка.Первый боевой опыт А.П. Ермолов приобретает к 17 годам, участвуя в подавлении Польского восстания, кргда зарекомендовал себя с лучшей стороны при штурме варшавского укрепленного предместья Праги (1794 год).

С Кавказом Алексей Петрович знакомится на театре военных действий в 1796 году в ходе Персидского похода, где участвует во взятии Дербентской крепости.

Позже, в ноябре 1798 года, по донесению смоленского губернатора император Павел I санкционирует арест А.П. Ермолова с заключением его в Петропавловскую крепость. После проведения следствия он был сослан в Кострому «на вечное житье».

С восхождением Александра I на престол А.П. Ермолов был освобожден и 1(13) мая 1801 года назначен командиром конно-артиллерийской роты 8-го артиллерийского полка, а через непродолжительное период времени – командиром конно-артиллерийского батальона.

А.П. Ермолов был участником войны с наполеоновской Францией 1805–1807 годов, где проявляет свои лучшие качества – храбрость и умение в критические моменты боя брать на себя всю ответственность.

В составе кутузовской армии А.П. Ермолов отличился в сражениях при Амштеттине и под Аустерлицем.

На территории Восточной Пруссии ермоловская конно-артиллерийская рота в сражениях при Прейсиш-Эйлау и под Гутштадтом не раз демонстрировала противнику силу духа русского воина.

Отечественную войну 1812 года Алексей Петрович встретил в должности начальника Главного штаба 1-й русской Западной армии. Он участвовал в сражениях при Валутиной Горе, под Смоленском, на Бородинском поле, под Малоярославцем.

В Заграничных походах русской армии 1813–1814 годов Ермолов отличился в сражении при Бауцене.

После окончания Отечественной войны граф А.А. Аракчеев рекомендовал императору Александру I кандидатуру А.П. Ермолова на пост военного министра Российской империи. Однако сам Алексей Петрович желал продолжить карьеру боевого генерала, что на тот момент в полной мере устраивало монарха.

В 1816 году А.П. Ермолов был назначен командиром Отдельного Грузинского (позже – Кавказского) корпуса, затем главнокомандующим русскими войсками в Грузии и одновременно чрезвычайным и полномочным послом России в Персии (Иране). Ему подчинялись Каспийская военная флотилия, Черноморское казачье войско и Терское казачество, Астраханская и Кавказская губернии.

На Кавказе генерал Ермолов блестяще выполнил возложенную на него дипломатическую миссию. Переговоры в Тегеране для российской стороны завершились успешно. Персия отказалась от территориальных притязаний на кавказские земли, и до 1826 года обстановка на российско-иранской границе была спокойной.

Далее Алексей Петрович сразу же наметил план действий, которого неуклонно придерживался в дальнейшем. Учитывая фанатизм горских племен и их враждебное отношение к русским, новый главнокомандующий решил, что установить мирные отношения при существующих условиях совершенно невозможно. Надо было заставить горцев уважать Россию. А сделать это можно было только силой. А.П. Ермолов, провозгласив принцип «ни один набег не должен остаться безнаказанным», составил алгоритм действий, включавший в себя оборудование баз и плацдармов, постройку дорог, просек, возведение укреплений и, наконец, колонизацию края при помощи казаков, обеспечив таким образом своего рода «прослойку» между враждебными России народами.

В течение последующих десяти лет за счет претворения плана командующего в жизнь русским войскам удавалось успешно бороться с горцами. Ермолов перенес укрепленную линию, бывшую южной государственной границей, с берегов Терека на берега Сунжи. В 1818 году здесь был создан опорный пункт русских войск в Чечне – крепость Грозная. Затем Сунженская линия протянулась до побережья Каспийского моря: на ней были построены крепости Внезапная и Бурная. Укрепленные линии создавались и по берегам рек Малка и Кубань.

После этого пришел черед Кавказских гор. От Сунженской линии сквозь вековые леса стали прорубаться просеки, по которым русские отряды ходили против «немирных» аулов и областей Чечни. Непокорных горцев Ермолову приходилось жестоко карать по законам военного времени – «немирные» аулы подвергались разгрому, а их жители переселялись из гор и лесов на равнинные земли. По восточным обычаям он приказывал брать заложников – аманатов, которые своей жизнью гарантировали покорность своих соплеменников.

Перенос укрепленной линии с Терека на Сунжу консолидировал враждебно настроенных к России горцев – они поняли тактику царского командующего, стремившегося с войсками закрепиться на их территориях. Теперь над теми феодальными образованиями, которые приняли подданство Российской империи – Тарковским шамхальством, Каракайтагским уцмийством и другими, – нависла военная угроза соседей. Для их поддержки Ермолов посылал воинские отряды. Во главе одного из них он нанес поражение мятежному хану Ахмету, ликвидировав Мехтулинское ханство.

В начале 1819 года генерал Ермолов во главе сильного отряда русских войск штурмом взял высокогорное селение Акуши – центр Акушинского (Даргинского) союза, расположенного в Среднем Дагестане. Акушинцы – один из самых воинственных народов Северного Кавказа, доселе еще никому не покорявшиеся, в итоге приняли подданство России.

Вскоре были покорены Приморский и Южный Дагестан. В Чечне были разгромлены отряды Бей-Булата. Военные экспедиции против закубанских народов – черкесов, которые постоянными набегами тревожили укрепленную линию на Кубани, также завершились успешно. Наступательная тактика русских войск давала хорошие результаты, и постепенно очаги военного противостояния российскому влиянию в горах стали локализоваться, хотя до окончания Кавказской войны было еще очень далеко.

В подвластном ему Закавказье А.П. Ермолов упразднил Шекинское, Карабахское и Ширванское ханства (на территории современного Азербайджана), правители которых не раз изменяли клятвам в верности России. Были подавлены мятежи против местной администрации в Имеретии, Мингрелии и Абхазии.

Суровый к врагам, А.П. Ермолов оставался заботливым командиром для своих солдат. Он запретил изнурять нижних чинов и офицеров учениями, прежде всего строевыми занятиями. Было улучшено продовольственное снабжение. Вместо касок разрешил носить папахи, вместо тяжелых ранцев – холщовые мешки, вместо шинелей зимой – полушубки. В местах расквартирования полков строились жилые помещения. На сбереженные во время поездки в Персию деньги А.П. Ермолов построил в Тифлисе военный госпиталь.

Как глава императорской администрации, генерал А.П. Ермолов многое сделал не только для налаживания мирной жизни на Кавказе, но и для его экономического развития. Так, расширялась сеть путей сообщения и обеспечивалась их безопасность. Торговля и предпринимательство, особенно горное дело, получили покровительство администрации. На Кавказских минеральных водах были устроены лечебные заведения.

Влияние А.П. Ермолова на положение дел на Кавказе и его необыкновенная популярность создавали напряженное отношение к его персоне в правящих кругах Санкт-Петербурга. С воцарением Николая I судьба Ермолова была предрешена. Император отозвал А.П. Ермолова с Кавказа, отправив его в отставку. Генерал поселился в Москве. Более двадцати пяти лет отставной полководец находился не у дел. Когда после его отставки новые командующие кавказскими войсками отошли от ермоловской тактики ведения войны против горцев, русские войска стали преследовать неудачи, особенно в вначале 1840-х годов. Возвращение же к тактике Ермолова привело к победному окончанию войны против имамата Шамиля.

Скончался Алексей Петрович Ермолов на 83 году жизни 11(23) апреля 1861 года в Москве.

Михаил Семёнович Воронцов родился 19(30) мая 1782 года в Санкт-Петербурге. Он сын известного дипломата графа Семена Романовича Воронцова. Детство и юность провел в Англии, где его отец исполнял обязанности российского посла. После возвращения в Россию в 1801 году Михаил Семенович поступил на службу в чине поручика в лейб-гвардии Преображенский полк. Через два года, в 1803 году, Воронцов по собственному желанию был переведен на Кавказ в армию князя П.Д. Цицианова, где проявил себя с лучшей стороны при штурме крепости Гянджи в 1804 году. В составе отряда генерал-майора В.С. Гулякова Михаил Воронцов участвовал в боях на реке Алазани. Участвовал в походах в Имеретию и Эриванское ханство против персов. Проявляя стойкость и храбрость, в 1804 году участвовал в боевом походе на Военно-Грузинской дороге, а в начале 1805 года – в рейде в горах Осетии.

В сентябре 1805 года после начала Русско-австро-французской войны М.С. Воронцов был направлен в Померанию, где принял участие в осаде крепости Гамельн. В период Русско-прусско- французской войны 1806 – 1807 годов он участвовал в сражении под Пултуском, был произведён в полковники, назначен командиром 1-го батальона лейб-гвардейского Преображенского полка, с которым принял участие в кровопролитных боях под Гутштадтом, Гейльсбергом и Фридландом.

В 1809 году Михаил Семенович, назначенный командиром Нарвского пехотного полка, отправляется на войну с Турцией. Действуя в составе Молдавской армии, отличился при штурме крепости Базарджик, произведён в генерал-майоры. Затем участвует в штурме г. Шумлы, в сражениях под Ватином и Систово. Осенью 1810 года во главе отдельного отряда генерал Воронцов действовал на Балканах, занял города Плевну, Ловчу и Сельви. В кампании 1811 года Воронцов отличился в сражении под городом Рущук.

Во время Отечественной войны 1812 года Воронцов принимал участие в сражении при Смоленске. В Бородинской битве Михаил Семенович защищал укрепления у деревни Семеновской, где получил ранение. После выздоровления он был назначен командиром сводной гренадерской дивизии 3-й армии. В начале 1813 года Воронцов отличился в боях у Бромберга, занял город Познань. Будучи произведён в генерал-лейтенанты, действовал у Магдебурга и р. Эльбы. В 1814 году доблестно проявил себя в бою при Краоне.

В 1815–1818 годах граф М.С. Воронцов командовал оккупационным корпусом во Франции. Позднее назначен командующим 3-м пехотным корпусом.

В 1823 году занимает должность генерал-губернатора Новороссии (Северное Причерноморье) и Бессарабии. Воронцов внёс большой вклад в экономическое развитие и устройство судоходства этих областей, в особенности Одессы и Крыма. В 1825 году Михаил Семенович произведён в генералы от инфантерии. В 1828 году, в период Русско-турецкой войны 1828–1829 годов, Воронцов занимает пост командующего осадным корпусом под г. Варной и в короткие сроки овладевает городом.

Вместе с тем главной проблемой России в середине XIX века остается Кавказ. Десятилетние боевые действия не приносили желаемых результатов, поэтому принимается решение отказаться от тактики чисто военного давления на горцев. Теперь главное внимание должно было уделяться различным способам экономического и политического интегрирования региона в империю. Император Николай I решается на необычный шаг – направить на Кавказ не просто нового командующего Отдельным Кавказским корпусом, а опытного и талантливого администратора с боевым опытом и военными дарованиями.

Получив назначение на должность кавказского наместника, Михаил Семенович Воронцов прибывает 24 марта (5 апреля) 1845 года в Тифлис. С этого момента Кавказская война постепенно обретает важную специфику: начинается новый исторический этап, который ориентирован на решение межнациональных проблем и вооружённых конфликтов мирными способами (проявлением заботы о благосостоянии и образовании местных жителей, улучшением условий жизни, попыткой запуска региональных проектов с использованием внутренних ресурсов Кавказа). Одновременно в Петербурге был учреждён Кавказский комитет, который был независим от министров и главноуправляющих различными ведомствами. Задачей этого комитета являлся контроль над теми делами в регионе, которые выходили за пределы власти наместника. Вместе с тем М.С. Воронцов получил очень широкие полномочия командующего армией: он мог отстронять от должности, предавать суду и лишать чинов офицеров до полковника включительно, производить в офицеры на поле боя, повышать в чине до капитана включительно, награждать золотым оружием. В гражданской сфере мог самостоятельно решать основные вопросы политической, экономической и культурной жизни края. Наместник контролировал весь аппарат управления регионом, включая входящих в состав некоторых из отделов военных чиновников, а также местные правительственные учреждения, невзирая на их ведомственную принадлежность. При этом он имел право напрямую связываться с министрами, распоряжения которых, обязательные для всей страны, на Кавказе вводились только после личного утверждения Воронцовым, который проверял степень их соответствия региональным условиям. Вместе с тем Михаилу Семеновичу дозволялось самостоятельно вести некоторые дипломатические переговоры с правительством соседних стран. Лишь в случаях особой важности он должен был обращаться за указаниями к императору.

Однако начало собственно военной деятельности нового командующего ознаменовалось провалом печально знаменитого Даргинского похода 1845 года. По плану, составленному самим императором, Кавказскому корпусу, казакам и милиции под командованием Воронцова предстояло пройти лесами Ичкерии и, проникнув в глубь Андийского горного массива, захватить аул Дарго, за которым должна последовать неизбежная капитуляция Шамиля. Поход оказался крайне тяжелым. Резко ухудшившиеся погодные условия, густой туман, практически непроходимые горные перевалы (прежде всего для артиллерии), низкая температура создали для военной экспедиции крайне уязвимую ситуацию, сопровождавшуюся многочисленными стычками с горцами. Несмотря на все трудности и кровопролитные сражения, аул Дарго был взят. Но Шамиль, сжигая поселения и близлежащие окрестности, уводя с собой местных жителей, сумел скрыться. Так как силы русских войск были на исходе, заканчивались запасы продовольствия и фуража, М.С. Воронцовым было принято решение покинуть аул. Весь путь, проделанный русской экспедицией назад, также сопровождался вылазками горцев. Лишь благодаря помощи вышедшего навстречу отряда генерала Р.К. Фрейтага остатки корпуса и отряды казаков смогли пробиться обратно. Все участники Даргинской экспедиции получили те или иные награды, так как формально цель похода была достигнута. Михаилу Семеновичу был пожалован титул князя. Итоги похода убедительно доказали Николаю I, что из Петербурга нельзя управлять кавказскими делами, особенно боевыми действиями, так что Воронцов наконец-то получил должную свободу действий.

Полученный горький опыт показал Михаилу Семеновичу, что одиночные военные экспедиции в горы, даже столь масштабные, как Даргинская, бессмысленны, а потому он вернулся к тактике, которую в свое время использовал Ермолов. В Чечне продолжилась вырубка густых лесов, которые мешали быстрому проходу войск, были построены несколько крепостей. Часть местного населения, которая поддерживала Шамиля, уходила в горы, но уже появились и те, кто решил жить под защитой русских укреплений.

К лету 1848 года, после нескольких военных неудач Шамиля и падения дагестанских аулов Гергебиль и Салты, резко снизился престиж имама. По итогам кровопролитного Салтинского сражения в 1847 году русскими войсками был разбит крупный отряд горцев наиба Идриса.

Стараниями М.С. Воронцова в 1847 году основан Кавказский округ и портовый г. Ейск.

В то же время наместник постепенно проводил административные преобразования на Кавказе. Михаил Семенович учредил в Тифлисе особую торговую полицию, такая уже действовала в Петербурге и Москве. Принятые меры позволили значительно уменьшить цены на продовольствие и действия перекупщиков.

Приоритетной целью М.С. Воронцов считал не покорение Кавказа, а установление в нем прочного мира. Чтобы добиться примирения между местным населением и русскими, он принимает большое количество административных постановлений и указов. Часть из них относилась к возможности обучения горцев и их детей в русских учебных заведениях, как в местных, так и в петербургских. Михаил Семенович также разрешает лечение местных жителей в военных лазаретах, причем за казенный счет.

Воронцов вводит особым указом размежевание казачьих и горских земель и ставит выполнение данного указа на особый контроль.

Также одним из методов умиротворения Кавказа Воронцов считал его экономическое развитие (сельское хозяйство). В этой связи наместником в 1846 году учреждено «Кавказское общество сельского хозяйства».

Одновременно Воронцовым прилагаются большие усилия для развития культуры на Кавказе и в Закавказье. В 1846 году в Тифлисе, а в 1847 году и в других городах открыли несколько публичных библиотек. Для распространения информации с 1845 года учреждается ряд печатных изданий (газеты «Кавказ», «Закавказский вестник», «Арарат»).

При Михаиле Семеновиче была проведена значительная административная реформа в управлении различными кавказскими территориями. Так, Кавказская область была преобразована в Ставропольскую губернию, несколько позже появились Дербентская, Кутаисская и Ереванская губернии. Данные преобразования заметно улучшили управление огромными пространствами края. Одним из итогов деятельности Воронцова в регионе стало более широкое привлечение представителей местного населения в административные структуры, причем не только на низшие выборные должности «народно-военного управления», но и в средний и даже высший слой чиновничества.

Несмотря на продолжающуюся войну на Кавказе, М.С. Воронцову удалось с помощью дипломатии, административного ресурса, жесткого контроля исполнения законов, новых преобразований в различных сферах жизнедеятельности региона добиться значительных успехов.

В октябре 1854 года по состоянию здоровья Михаил Семенович Воронцов покидает пост наместника Кавказа.

Скончался Воронцов на 74 году жизни 6(18) ноября 1856 года в Одессе.

Барятинский Александр Иванович родился 2(14) мая 1815 года в имении Ивановское Курской губернии. Выходец из старинного дворянского рода, потомок князя Рюрика в двадцатом колене. Начальное образование получил у домашних учителей. В 14 лет поступил в Московский благородный пансион. В июне 1831 года Барятинский стал юнкером Кавалергардского полка и вскоре был направлен в школу гвардейских юнкеров и подпрапорщиков. В ноябре 1833 года произведён в корнеты лейб-кирасирского Наследника полка. В марте 1835 года переведён на Кавказ, в распоряжение генерала Вельяминова. Принимал активное участие в экспедициях в верховья р. Абим, был тяжело ранен. За участие в этой операции был произведён в поручики и награждён золотой саблей с надписью «За храбрость». После лечения в Петербурге Барятинский 1(13) января 1836 года получил назначение в свиту наследника престола великого князя Александра Николаевича (будущего императора Александра II). Неизменно сопровождал будущего императора в поездках по России и Европе.

В 1845 году в чине полковника А.И. Барятинский был вновь направлен на Кавказ. Командуя батальоном Кабардинского 80-го пехотного полка, он принял участие в Даргинской экспедиции против Шамиля. Доблестно проявил себя в ожесточённой схватке при занятии Андийских высот, вызвав восхищение главнокомандующего князя Воронцова.

В 1847 году Александр Иванович был назначен командиром ставшего ему родным Кабардинского полка. 23 июня (5 июля) 1848 года полк отличился в бою при Гергебиле, за что Барятинский был удостоен чина генерал-майора с зачислением в свиту его императорского величества. Участвуя с подчинёнными в боях, Александр Иванович находил время изучать историю Кавказа, подготовил для наместника М.С. Воронцова ряд докладов военно-стратегического и административного характера.

К концу 1850 года А.И. Барятинский был назначен командиром Кавказской гренадерской бригады, в начале 1851 года становится командиром пехотной дивизии и начальником левого фланга Кавказской линии.

В 1851–1853 годах он провел две экспедиции против Большой Чечни – главного района действий Шамиля, затратив на их организацию немало сил и энергии. Операции носили резко выраженный наступательный характер. Русские войска впервые за много лет прошли через всю Большую Чечню, оставшуюся после этого похода неприступной лишь с востока благодаря крутому и лесистому Качкалыкскому хребту.

В 1853 году А.И. Барятинский с согласия Воронцова был выдвинут на должность начальника главного штаба русских войск на Кавказе и пожалован в генерал-адъютанты. Во время Крымской войны 1853–1856 годов Александр Иванович действовал вместе с Кавказским корпусом на турецкой границе. Участвовал в сражении под Кюрюк-Дара. Не ужившись с новым главнокомандующим русскими войсками на Кавказе Н.Н. Муравьевым, Александр Иванович на время покинул Кавказ, командовал войсками в Николаеве, затем гвардейским резервным корпусом.

В июле 1856 года император Александр II назначил Барятинского главнокомандующим и наместником на Кавказ с производством в генералы от инфантерии. С этого момента Александр Иванович получил возможность, действуя со всей энергией, завершить многолетнюю эпопею борьбы России за этот край.

Вступив в управление краем, А.И. Барятинский поставил перед собой цель завершить разгром отрядов горцев. Кроме того, необходимо было покончить с посягательствами на Кавказ со стороны Англии, Персии и Турции. Ближайшими помощниками главнокомандующего стали генералы Д.А. Милютин (начальник главного штаба Кавказского корпуса) и Н.И. Евдокимов (начальник левого крыла Кавказской линии). При активном участии Милютина (будущего военного министра России) был разработан план боевых действий на Восточном Кавказе против Шамиля. Со стороны Лезгинской линии предполагалось блокировать отряды горцев, шедшие на помощь Шамилю. Действия на Западном Кавказе признавались второстепенными. В соответствии с этим планом начались целеустремленные и методичные операции. Барятинский, зная тонкости Кавказа, использовал тактику «замирения».

Главнокомандующий неоднократно объезжал действовавшие на Восточном Кавказе войска, внося коррективы в план наступления против Шамиля, тем самым повышая боевой дух и энергию подчиненных войск. Для воздействия на горцев эти объезды сопровождались блеском, пышностью и щедростью, что внушало уважение к представителю русского царя.

К осени 1858 года русские полки достигли больших успехов. Большая и Малая Чечня были заняты, и Шамиль вынужден был укрыться в Дагестане. Вскоре с трёх сторон на Дагестан началось наступление, и в августе 1859 года под личным руководством Барятинского у аула Гуниб разыгрался последний акт борьбы с Шамилем. Очевидцем сдачи Шамиля был живописец Теодор Горшельт, написавший об этом картину. Горшельт изобразил, как Барятинский встречал Шамиля, сидя на камне, в окружении своих подчиненных и горцев из числа присягнувших на верность России. Командующий упрекнул Шамиля в том, что тот не принял предложений о сдаче ещё до штурма. Имам ответил, что во имя своей цели и своих приверженцев должен был сдаться тогда только, когда не останется никакой надежды на успех. Барятинский подтвердил свои прежние гарантии безопасности самому Шамилю и членам его семьи. Также он сообщил, что Шамилю придётся отправиться в Петербург для ожидания дальнейшего решения императора о его судьбе. Вся беседа длилась не более нескольких минут. Вслед за этим Шамиль был сопровождён в военный лагерь на Кегерских высотах, откуда вскоре должен был отправиться в глубь России.

О результатах боя главнокомандующий известил в своем приказе: «Гуниб взят. Шамиль в плену. Поздравляю Кавказскую армию». В 1860 году власть России утвердилась и на Западном Кавказе.

За успехи на Кавказе Барятинский был удостоен орденов Святого Георгия 2-й степени, Святого Андрея Первозванного, почетного звания шефа Кабардинского полка, наконец, генерал-фельдмаршальского чина. Приняв под свое попечительство новые территории, кавказский наместник провел в жизнь ряд мер, направленных на внедрение новых форм управления краем, развитие здесь сельского хозяйства, распространение христианства.

Осенью 1862 года А.И. Барятинский получил разрешение Александра II на увольнение с занимаемой должности и на получение отпуска для лечения (сказывались ранения и годы военных тягот). По увольнении он стал членом Государственного совета. Много времени проводил на лечении за границей.

Во время Австро-прусской войны 1866 года Барятинский предложил русскому правительству план военного союза с Пруссией с целью раздела владений Австро-Венгрии, но специальный секретный комитет при Александре II отверг этот план. В связи с началом Русско-турецкой войны 1877–1878 годов многие высказывались за назначение главнокомандующим русской армией Барятинского, но, чтобы не противопоставлять Милютину, Александр II предпочел вверить этот пост своему брату, великому князю Николаю Николаевичу. Барятинский с волнением следил за событиями войны, после ее окончания возмутился итогами Берлинского конгресса, предрекал новый этап борьбы европейских держав на Балканах.

25 февраля (9 марта) 1879 года в возрасте 63 лет князь Александр Иванович Барятинский умер в г. Женеве.

Подполковник Максим Ульянов,
заместитель начальника отдела Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false