Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Дмитрий Пожарский - князь-освободитель

ПОЖАРСКИЙ Дмитрий Михайлович [1.11.1578 – 20(30).4.1642, Москва], российский государственный и военный деятель, князь, боярин (1613). Дмитрий Михайлович Пожарский принадлежал к древнему, но со временем оскудевшему княжескому роду, который вел свое происхождение от седьмого сына великого князя владимирского Всеволода Юрьевича Большое Гнездо – Ивана Стародубского. Родился он в семье Михаила Федоровича Глухого Пожарского и Марии (Евфросиньи) Федоровны Беклемишевой. Детские и юношеские годы князя прошли в Москве, в городской усадьбе Пожарских, расположенной на Сретенке. Царскую службу начал рано, по достижении 15 лет. Первый боевой опыт получил на южной границе в схватках с крымскими татарами. «Худородность» рода привела к тому, что в «малых» воеводах он стал ходить для человека с его родословной поздно – в 30 лет.

Во времена Смуты князь Дмитрий Пожарский сражался против «тушинцев» – отрядов Лжедмитрия II. Свою первую и серьезную победу над ними он одержал под Коломной осенью 1608 г. Там рать Пожарского у села Высоцкое разбила большой отряд самозванца. После этого царь Василий Шуйский назначил Пожарского воеводой в Зарайск, который ему пришлось защищать от «тушинцев». Князь отразил нападение казаков атамана И. Сумбулова и разбил их в самом городе.

Затем князь Пожарский стал участником первого земского (народного) ополчения рязанского воеводы Прокопия Ляпунова, созданного для освобождения русской столицы от поляков. Те захватили Москву благодаря измене со стороны боярского правительства (так называемой «Семибоярщины»), созданного после низложения царя Василия Шуйского.

Во время антипольского восстания в Москве, начавшегося 16(26) марта 1611 г., князь-воевода, проникший тайно со своими воинами в столицу, начальствовал над восставшими москвичами, которые, закрепившись, вели бои на Сретенке. Ратники Пожарского держались до последнего, и покинули город лишь тогда, когда их выгнал из городской черты испепеливший почти всю Москву пожар. Поджог столицы совершили немецкие наемники Она была зажжена по приказу польского гетмана А. Гонсевского. 

В последний день боев на Сретенке Дмитрий Пожарский получил три ранения, самое тяжелое – в ногу. Хромал от потом всю оставшуюся жизнь. Из Москвы раненого воеводу увезли сначала в Троице-Сергиеву лавру, а затем в его родовую вотчину – село Мугреево Суздальского уезда.

Первое земское ополчение запоздало с подходом к Москве, на ее месте осталось только огромное пепелище. Лишь Кремль и Китай-город, за крепкими стенами которых в ожидании помощи от польского короля Сигизмунда III укрылись поляки (полки Н. Струся и Ю. Будзилы), устояли перед пожаром. Вскоре в ополчении начались раздоры между служилыми дворянами рязанца Прокопия Ляпунова и казаками атамана Ивана Заруцкого. А тут еще поляки подбросили «раздорную» грамоту с обвинениями против рязанского воеводы. Казаки вызвали властного Ляпунова в «круг» и «разнесли на саблях». После этого первое земское ополчение распалось: под Москвой остались только казачьи «таборы».  

Вновь знамя освободительной борьбы поднял нижегородский купец «из молодших», посадский староста Кузьма (Козьма) Минин. Он призвал горожан создать новое земское ополчение для освобождения Первопрестольной от иноземцев. На содержание народной рати был объявлен добровольный, а затем и принудительный сбор денег.

На должность первого воеводы нижегородцы по предложению Минина выбрали князя Дмитрия Михайловича Пожарского, известного своей воинской доблестью и неподкупностью. Тот дал свое согласие. Кузьма Минин, получивший должность «выборного всей землей человека», занимался при Пожарском финансовой стороной создания ополчения, то есть стал его ближайшим и верным помощником.


Минин и Пожарский. Художник А. Тыранов.

В начале марта 1612 г. нижегородское ополчение выступило в освободительный поход. По пути рассылались отряды с целью очистить Поволжье от разбойных отрядов «тушинцев». В Ярославле, где ополчение сделало остановку для сбора новых сил, был создан временный правительственный орган – «Совет всея земли». Князь Дмитрий Пожарский был выбран одним из его руководителей. Стали действовать органы государственного управления – приказы.

За время «ярославского стояния» численность ополчения князя Пожарского и Кузьмы Минина заметно возросла: собралось более 10 тыс. служилых поместных людей (дворян и их ратников), до 3 тысяч казаков, не менее тысячи стрельцов и большое число «даточных людей» из числа крестьян. Но немалая часть этих сил оказалась разбросанной по гарнизонам городов или послана на север, откуда грозили шведы, обманом захватившие Новгород.

Когда пришло известие, что король Сигизмунд III отправил на выручку осажденному и голодающему московскому гарнизону войско гетмана К. Ходкевича, князь Пожарский в конце июля выступил из Ярославля. Он отправил к столице два передовых отряда в составе 1100 конников под командованием воеводы Михаила Дмитриева, арзамасского дворянина Федора Левашева и князя Дмитрия Лопаты-Пожарского. 20(30) августа главные силы ополчения подошли к Москве.

На вероятном пути движения гетманских войск воевода приказал ополченцам строить среди городских развалин полевые укрепления. Была усилена блокада польского гарнизона, засевшего в Кремле и Китай-городе. Стать единым лагерем с казаками подмосковных «таборов», над которыми начальствовал князь Дмитрий Трубецкой, Пожарский решительно отказался, памятуя о судьбе первого земского ополчения. Но с Трубецким была достигнута договоренность о совместных действиях.  

Гетман Ходкевич, прославивший свое имя в войне в Нидерландах на стороне испанцев, привел к Москве 12-тысячное королевское войско. Большую часть его составляли украинские конные казаки (запорожцы и «черкасы»), меньшую часть – конница польской шляхты и легкая венгерская кавалерия. Пехоты у Ходкевича было немного, и вся она состояла из наемников – немецких ландскнехтов и венгерских гайдуков. Осажденный польский гарнизон, насчитывавший 3 тыс. человек, был способен на сильную вылазку. О наличии у сторон артиллерии документальные источники ничего не сообщают.

Князь-воевода Дмитрий Пожарский имел 6–7 тыс. ополченцев. У князя Дмитрия Трубецкого в «таборах», окружавших Москву, набиралось до 2,5 тыс. казаков, которые в предыдущих боях показали низкую дисциплину. Общая численность земской рати не превышала 8–10 тыс. человек, то есть числом она уступала противнику.

Сражение под Москвой продолжалось два дня – 22 и 24 августа (1 и 3 сентября). В первый день стороны начали «ратовать» с упорного боя конницы на Девичьем поле, у Новодевичьего монастыря. Войско гетмана смогло продвинуться в черту городских окраин, но к вечеру его атакующий пыл иссяк, и оно отступило. Была отбита попытка осажденных поляков сделать вылазку из Кремля. Казаки князя Трубецкого силами четырех отрядов участвовали в бою только под вечер.

Через день сражение возобновилось. На этот раз гетман Ходкевич изменил направление атакующего удара, решив пробиться к Кремлю через Замоскворечье. Битва возобновилась столкновением конницы. Под вечер королевскому войску удалось сбить ополченцев с вала Земляного города и ввести в отвоеванную часть Замоскворечья обоз из 400 возов с продовольствием для осажденного гарнизона. Большего успеха гетман добиться не смог.

Судьбу сражения под Москвой решил героический поступок Кузьмы Минина. Получив у князя Пожарского в командование три конные дворянские сотни и отряд литовского перебежчика ротмистра П. Хмелевского, он в сумерках незаметно переправился через Москва-реку и у Крымского двора внезапно атаковал польскую заставу из двух рот – конной и пешей. Те, не приняв бой, обратились в бегство, увлекая за собой всех гетманцев, кто оказался на пути.

Этот смелый удар отряда Кузьмы Минина послужил сигналом для общей атаки ополченцев-нижегородцев и казачьих «таборов». Войско гетмана Ходкевича стало отступать к Воробьевым горам, не везде оказывая сопротивления русским ратникам, которые «налегали со всею силою». Войско Ходкевича было выбито из Москвы с большими для него потерями.

На рассвете 25 августа (4 сентября) польский военачальник «с великим срамом побежал» с Воробьевых гор через Можайск в пределы Речи Посполитой. По пути гетманское войско, не пытаясь где-то закрепиться, распалось.

А тем временем осада польского гарнизона продолжалась. 22 октября (1 ноября) штурмом был взят Китай-город, из которого поляки бежали в Кремль. Только 26 октября (6 ноября) 1612 г. захватчики согласились на полную капитуляцию. На следующий день польский гарнизон вышел из Кремля и сложил знамена и оружие. В тот же день ополчение вступило в опустошенный и оскверненный иноземцами Кремль. Наконец-то Москва, первопрестольная столица Русского государства, была освобождена от иноземцев.


Изгнание польских интервентов из Московского кремля. Художник Э. Лисснер.

В последующие годы князь Дмитрий Пожарский, получивший от родоначальника династии Романовых царя Михаила Федоровича боярский титул, воеводствовал в Новгороде, руководил Ямским, Разбойным, Поместным и Судным приказами, исполнял другие государственные должности. Его боевой соратник Кузьма Минин, получивший чин думного дворянина, заседал в царской Думе наравне с родовитыми князьями и боярами.

Освободителю Москвы пришлось и в дальнейшем не раз возглавлять войска. В сентябре 1618 г. князь Дмитрий Пожарский руководил обороной столицы от войска польского королевича Владислава и запорожцев гетмана П. Конашевича-Сагайдачного. Тогда москвичи отбили вражеский штурм и заставили «королевских людей» уйти восвояси. Воевода Пожарский прославил себя еще и разгромом под Орлом большого разбойного отряда полковника А. Лисовского, грабившего русское приграничье. Дмитрий Михайлович Пожарский скончался 20(30) апреля 1642 г. Похоронили его в родовой усыпальнице Пожарских – в суздальском Спасо-Евфимиевом монастыре. Из столицы прах «освободителя Москвы» провожали тысячи людей. Род Пожарских пресекся по мужской линии в 1685 г. со смертью Юрия Ивановича, внука князя Дмитрия Пожарского.


Гробница Дмитрия Пожарского в Спасо-Евфимиевом монастырь в Суздале. Современный вид.

В отечественной истории полководец князь Дмитрий Пожарский вместе с нижегородцем Кузьмой Мининым стали одними из самых популярных национальных героев. В одной из народных песен об «освободителях Москвы» есть такие слова, полные гордости за совершенный ими великий ратный подвиг:

Поднялися те добры молодцы,
Поднялися те Руси верные,
Что Пожарский князь с купцом Мининым,
Вот два сокола, вот два ясные,
Вот два голубя, вот два верные,
Поднялися вдруг, пустилися.
Пособиравши рать, рать последнюю.

Самый известный памятник великим патриотам нашего Отечества воздвигнут в Москве, на Красной площади. Он сооружен по проекту талантливого архитектора и скульптора И.П. Мартоса на собранные народом деньги. Бронзовый монумент изображает Кузьму Минина, который поддерживает раненного Дмитрия Пожарского и указывает ему на Московский Кремль. На великолепном пьедестале памятника высечена надпись: «Гражданину Минину и князю Пожарскому благодарная Россия. Лета 1818».


Памятник К. Минину и Д. Пожарскому на Красной площади в Москве.
Скульптор И. Мартос. Архитектор А. Мельников. Установлен в 1818 г.

Этот памятник как бы увековечивает память тысяч безвестных героев, погибших в борьбе с иноземными захватчиками в Смутное время. Победа тогда была куплена дорогой ценой, но обеспечила возрождение государственности России.

В отечественной истории не порывается связь времен. Каждый раз, когда Отчизне угрожает смертельная опасность, ее защитников вдохновляют светлые образы князя Дмитрия Пожарского и Кузьмы Минина. Так было в Отечественную войну 1812 года. Так было и в тяжелую годину Великой Отечественной войны. Когда немецко-фашистские полчища стояли под Москвой, вся страна 7 ноября 1941 г. услышала с Красной площади слова, обращенные к советскому народу и героическим защитникам Родины: «Пусть вдохновляют вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»

Алексей Шишов,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false