Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Беллинсгаузен Фаддей Фаддеевич

БЕЛЛИНСГАУЗЕН Фаддей Фаддеевич [9(20).09.1778, мыза Пилгузе Эзельского у-да, Лифляндской губ. – 13(25).01.1852, Кронштадт], российский мореплаватель, адмирал (1843). Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен родился в семье остзейских немецких дворян в усадьбе Лахетагузе. Эту землю на острове Эзель (Сааремаа, Эстония) за 200 лет до рождения будущего адмирала епископ Курляндский и глава Эзель-Викской епархии Иоганн Мюнхаузен подарил его предку – переселенцу из Любека Генриху Беллингсгаузену. В 1661 г. шведская королева, в то время владевшая островом, удостоила одного из Беллингсгаузенов баронского титула, сохранившегося и с переходом этого рода в российское подданство после Северной войны 1700–1721 гг.Детство мальчика, наречённого при крещении в лютеранской церкви Фабианом Готтлибом Таддеусом фон Беллингсгаузеном, прошло в родовой усадьбе и городе Аренсбург (Курессааре) на берегу Финского залива под шум балтийских волн. Это во многом предопределило его жизненный выбор. Позднее Беллинсгаузен сравнивал свою тягу к морюс неспособностью рыбы жить без воды. В 10-летнем возрасте он, лишившийся отца, был определён в Морской кадетский корпус, находившийся в Кронштадте. Не имея в Кронштадте ни родственников, ни знакомых, он сумел за короткое время выучить русский язык и при выпуске из корпуса уже владел им как родным. В корпусе его стали именовать Фаддеем Фаддеевичем, из фамилии для облегчения её произношения исключили первую букву «г», а немецкую дворянскую приставку к фамилии «фон» он никогда и сам не использовал.

Морской кадетский корпус того времени, как, впрочем, и другие военно-учебные заведения, находился далеко не в лучшем состоянии. Эта сфера не была первоочередной заботой государства, которое вело одновременно две войны: с 1787-го – с Турцией, с 1788-го – со Швецией. Директор корпуса, известный моряк вице-адмирал И.Л. Голенищев-Кутузов, одновременно исполнял обязанности генерал-казначея и заседал
в Адмиралтейств-коллегии в Санкт-Петербурге. Поэтому он не мог часто бывать в корпусе. По воспоминаниям Беллинсгаузена, обеспечение было настолько плохим, что зимой кадеты затыкали разбитые стёкла окон подушками, а дрова для обогрева таскали из находившегося рядом Адмиралтейства. Учебной программой корпуса было определено довольно много предметов, но лучше других преподавали математику и «навтические» (морские) науки. Среди преподавателей были очень известные люди. Например, Николай Гаврилович Курганов – автор «Универсальной арифметики», «Науки морской, сиречь Опыта о теории и практике управления кораблём и флотом военным» и «Книги о науке военной».
Но по большей части учителя были невежественные, требовали от кадетов заучивать уроки наизусть от слова до слова. Из-за скудности жалования сильные преподаватели работать в корпус не шли. Науки давались Фаддею легко, особенно навигация и мореходная астрономия, хотя в числе первых учеников он никогда не был.


Здание Морского кадетского корпуса в Кронштадте. Последняя четверть XVIII в.

В 1795 г. Фаддей Беллинсгаузен был произведён в гардемарины. В июне следующего года он отправился в свой первый дальний поход на фрегате «Александр» под командованием капитан-лейтенанта А.Л. Побединского. Фрегат сопровождал флотилию из 15 транспортов с грузами для эскадры вице-адмирала П.И. Ханыкова, находившейся в Англии. Один из биографов адмирала конца XIX в., когда парусный флот стал уже историей, особо отмечал, что служба тогда была своего рода подвижничеством, наполненным лишениями, борьбой с природой и своеобразной поэзией. После возвращения Беллинсгаузен был выпущен
из корпуса с производством в первый офицерский чин мичмана и назначен на Ревельскую эскадру Балтийского флота. Несмотря на все трудности, восемь лет детства и юности, проведённые в Морском кадетском корпусе, оставили добрый след в памяти мореплавателя.

В составе Ревельской эскадры молодой офицер прослужил шесть лет. В летние месяцы он ходил по Балтийскому морю в экипажах кораблей различных рангов, овладевал мореходным искусством, на практике постигая его секреты. Зимой Фаддей Фаддеевич продолжал совершенствоваться в науках. Это не прошло незамеченным: в 1803 г. по указанию главного командира Кронштадтского порта адмирала П.И. Ханыкова молодой мичман был переведён на корабль «Надежда» капитан-лейтенанта И.Ф. Крузенштерна для участия в первой русской кругосветной экспедиции.

Во время этого трёхлетнего плавания Фаддей Фаддеевич был удостоен чина лейтенанта. Он прошёл три океана, побывал в самых отдалённых уголках Земли, руководил всеми картографическими работами и вел их.
В отчёте об экспедиции И.Ф. Крузенштерн дал ему лестный отзыв, отметив, что «все почти карты рисованы сим последним искусным офицером, который в то же время являет в себе способность хорошего гидрографа; он же составил и генеральную карту». Из кругосветки, завершившейся в 1806 г., Беллинсгаузен вернулся уже в чине капитан-лейтенанта и был назначен на эскадру адмирала П.И. Ханыкова командиром фрегата «Тихвинская Богородица».

Во время Русско-шведской 1808–1809 гг. и Англо-русской 1807–1812 гг. войн Ф.Ф. Беллинсгаузен командовал на Балтике корветом «Мельпомена». С ранней весны до поздней осени он крейсировал в Финском заливе, между островами Гогланд и Сескар, наблюдая за действиями английского флота. В 1811 г. он принял командование гребной флотилией в Риге, а в следующем году был переведён на Чёрное море командиром фрегата «Минерва». В 1816 г. Беллинсгаузен был произведён в капитаны 2 ранга. На «Минерве» до 1818 г., а затем на фрегате «Флора» Фаддей Фаддеевич совершил ряд плаваний по Чёрному морю, провёл обширные гидрографические и картографические работы и, обнаружив многочисленные ошибки на картах «у берегов Абхазских, Мингрельских и Гурийских», начал составлять новую карту. Завершить начатое дело Беллинсгаузен не успел, потому что в мае 1819 г. он был отозван в Санкт-Петербург в Морское министерство.

За два месяца до этого император Александр I приказал снарядить два отряда кораблей: один – в Северный Ледовитый океан, другой – «для осмотра той части Южного полярного океана, в котором никто ещё не бывал, а в местах, уже открытых другими мореплавателями, проверить сделанные ими исследования». Кроме того, экспедиции предписывалось двигаться, «употребив всевозможное старание и величайшее усилие …сколько можно ближе к южному полюсу, отыскивая неизвестные земли и не оставив сего предприятия, иначе как при непреодолимых препятствиях». Возглавить «южный» отряд, включавший шлюпы «Восток» и «Мирный», должен был капитан 1 ранга М.И. Ратманов. Но Макар Иванович незадолго до этого попал в кораблекрушение у мыса Скаген, в результате чего у него обострилась болезнь глаз. Боясь ослепнуть, Ратманов предложил вместо себя Беллинсгаузена, которого знал по кругосветному плаванию на «Надежде». Ратманова поддержал и Крузенштерн, считавший, что «наш флот, конечно, богат предприимчивыми и искусными офицерами, однако из всех оных, коих я знаю, не может никто, кроме Головнина (капитан 2 ранга Василий Михайлович Головнин, имевший опыт руководства двумя кругосветными плаваниями), сравняться с Беллинсгаузеном».

Так капитан 2 ранга Ф.Ф. Беллинсгаузен возглавил антарктическую экспедицию, вступив в командование шлюпом «Восток». На тот момент ему исполнилось 40 лет, а за плечами был почти 25-летний морской опыт. Для подготовки к плаванию у Беллинсгаузена было значительно меньше времени, чем у командира «Мирного» лейтенанта М.П. Лазарева – будущего адмирала и командующего Черноморским флотом. Но опыт, полученный под руководством И.Ф. Крузенштерна, помог Фаддею Фаддеевичу в короткие сроки сформировать экипаж и укомплектовать шлюп. Особое внимание руководитель экспедиции уделил запасу разнообразных противоцинготных средств, среди которых были хвойная эссенция, лимоны, кислая капуста, сушеные и консервированные овощи. С учётом климатических условий были запасены ром и красное вино. Ром предполагалось использовать в антарктических областях, а красное вино – добавлять в питьевую воду
в тропиках. В результате никаких серьезных заболеваний среди членов экипажа не наблюдалось.

4(16) июля 1819 г. корабли вышли из Кронштадта, взяв курс на датский Копенгаген, затем к берегам Англии. В крупном английском порту Портсмуте Беллинсгаузен задержался почти на месяц, чтобы пополнить запасы провизии, приобрести хронометры и разные мореходные инструменты. На рейде моряки с великой радостью увидели шлюп «Камчатка» капитана 2 ранга В.М. Головнина, возвращавшийся из кругосветного плавания. Незадолго до выхода в море состоялась ещё одна радостная встреча: с моряками судна «Кутузов» под командой капитан-лейтенанта Леонтия Андриановича Гагемейстера. Они также возвращались из кругосветного плавания.

В начале осени при попутном ветре «Восток» и «Мирный» взяли курс через Атлантический океан к берегам Бразилии. С первых же дней плавания велись научные наблюдения, которые Беллинсгаузен и его помощники тщательно и подробно заносили в вахтенный журнал. Четырёхмесячное плавание, несмотря на несколько серьезных штормов, изрядно потрепавших шлюпы, прошло успешно, и 2(14) ноября они вошли в бразильский порт Рио-де-Жанейро. После короткого отдыха и пополнения провизии корабли пошли на юг. Вскоре были открыты три неизвестных ранее острова, два из них назвали именами офицеров «Востока» – Заводовского и Лескова, а третий – Высоким. Островам было дано и общее название островов маркиза де Траверсе, тогдашнего морского министра России. Продвигаясь всё дальше на юг, корабли вскоре снова наткнулись на небольшую группу неизвестных скалистых островов, которые назвали островами Сретения. Затем экспедиция подошла к Сандвичевым островам, открытым английским исследователем Джеймсом Куком. Выяснилось, что Кук принял архипелаг за один большой остров. Эту ошибку русские моряки исправили на карте. Всю группу открытых островов Беллинсгаузен назвал Южными Сандвичевыми островами.

Ещё в 1770-х годах Кук, дойдя до ледяных полей южных морей, заявил, что дальше пути нет. Русские решили продолжать идти на юг, лавируя между ледяными горами – айсбергами (их лёд использовали для получения пресной воды). Офицер шлюпа «Мирный» мичман П.М. Новосильский сделал такую запись: «Не слишком приятно предпринимать и обыкновенное плавание на шлюпе с течью, тем более можно бы призадуматься идти на таком судне в южные льды, где можно ожидать жестоких бурь и почти неизбежных о льды ударов, но бесстрашного капитана Беллинсгаузена ничто поколебать не может, он отважно пускается под полюс с ненадежным шлюпом!».

Беллинсгаузен следовал тому принципу, что «отважность иногда ведёт к успехам». Результаты оказались сенсационными. 16(28) января 1820 г. экспедиция открыла Антарктиду, приблизившись к ней на 20 миль (на южной широте 69°25' и западной долготе 2°10'). Если бы не плохая видимость, то говорить об открытии южного материка можно было бы без малейших сомнений. И хотя в своем первом донесении Беллинсгаузен
не выражает твёрдой уверенности, что видел именно землю, этот день считается датой открытия Антарктиды. 21 января (2 февраля) Беллинсгаузен вторично рассмотрел ледяные берега. Спустя две недели экспедиция подошла почти вплотную к ледяному массиву. Это позволило Беллинсгаузену и Лазареву сделать вывод, что перед ними находится ледяной материк. Корабли Беллинсгаузена и Лазарева шесть раз пересекали Южный полярный круг и четыре раза практически вплотную подошли к новому континенту, который обошли по кругу. Они обследовали большие акватории, в общих чертах охарактеризовали климат, впервые описали
и классифицировали антарктические льды.


Экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева. У материка Антарктида. 1820 г. Худ. А.М. Самсонов.

О погодных условиях, в которых проходило плавание, свидетельствует запись за 9(21) марта 1820 г., в изданном Беллинсгаузеном в 1831 г. труде «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света…»: «Ветер ревел; волны поднимались до высоты необыкновенной; море с воздухом как будто смешалось, треск частей шлюпа заглушал всё. Мы остались совершенно без парусов, на произвол свирепствующей бури… Одну льдину пронесло под кормою, а другая находилась прямо против средины борта, и мы ожидали удара, которому надлежало последовать; по счастию, огромная волна, вышедшая из-под шлюпа, отодвинула льдину на несколько сажен и пронесла у самого подветренного штульца (боковая пристройка на корме корабля). Льдина сия могла проломить борт или отломить руслень и свалить мачты».

В ходе плавания были открыты 29 островов, на морских картах в антарктической зоне, Океании и Южной Полинезии появились имена Анненкова, Петра I, Александра I, Суворова, Беллинсгаузена, Лазарева и других. Острова Аракчеева, Барклая-де-Толли, Ермолова, князя Голенищева-Кутузова, князя Волконского, генерала Раевского, графа Остен-Сакена, адмирала Чичагова и других получили общее название островов Россиян (часть архипелага Туамоту). Многие из них со временем были переименованы, но славу первооткрывателей никто не оспаривал.


Карта плавания Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева в 1819–1821 гг.

24 июля (5 августа) 1821 г. шлюпы вернулись в Кронштадт. Император и Морское министерство высоко оценили результаты экспедиции, продолжавшейся более двух лет. Беллинсгаузен был произведён в капитаны 1 ранга, через два месяца он стал капитан-командором. «За беспорочную выслугу в офицерских чинах, 18-ть шестимесячных морских кампаний» он был награждён орденами Святого Владимира 3-й степени, Святого Георгия 4-го класса и пенсией в 1200 руб. В 1831 г., кроме упомянутого выше труда, Ф.Ф. Беллинсгаузеном совместно с художником экспедиции Павлом Николаевичем Михайловым был издан «Атлас к путешествию капитана Беллинсгаузена в Южном Ледовитом океане и вокруг света в продолжении 1819, 1829 и 1821 годов».

В 1822–1825 гг. Фаддей Фаддеевич командовал 15-м флотским экипажем, а затем исполнял должности цейхмейстера морской артиллерии и дежурного генерала Морского министерства. В 1825 г. он был удостоен ордена Святого Владимира 2-й степени. После восшествия на престол императора Николая I был назначен членом Комитета для образования флота, предназначавшегося «…извлечь наши морские силы из забвения
и ничтожества, в которых они прозябали в последнее время…». В Комитете под председательством адмирала фон А.В. Моллера вместе с Беллинсгаузеном трудились известные русские моряки: адмирал Д.Н. Сенявин, вице-адмиралы С.А. Пустошкин и А.С. Грейг, контр-адмирал П.М. Рожнов, капитан-командор И.Ф. Крузенштерн и капитан 1 ранга М.П. Лазарев. Комитет положил начало приведению в порядок дел морского ведомства, подготовке нового кораблестроения и выдвижению лучших морских офицеров на ответственные должности.

В 1826 г. в жизни 48-летнего капитан-командора Фаддея Беллинсгаузена произошло знаменательное событие. Он обвенчался с 18-летней Анной Дмитриевной Байковой (Бойковой), дочерью мелкого помещика Великолукского уезда, Псковской губернии, отставного секунд-майора. Но вместе супруги были недолго, потому что Беллинсгаузену поручили возглавить отряд, состоявший из 74-пушечного корабля «Царь Константин» и фрегата «Елена» и предназначавшийся для практического плавания Гвардейского экипажа в Средиземном море. Плавание длилось почти год. В зимнее время русские корабли находились на стоянке
во французском Тулоне. Во время похода Фаддей Фаддеевич был произведён в чин контр-адмирала, а после возвращения в 1827 г. назначен командиром Гвардейского экипажа.

С началом Русско-турецкой войны 1828–1829 гг. контр-адмирал Беллинсгаузен во главе своего экипажа в составе Гвардейского корпуса совершил переход из Санкт-Петербурга к болгарскому городу Каварна, где были оставлены обоз и другое имущество. По прибытии 6(18) августа в действующую под Варной армию Гвардейский экипаж был распределён на корабли Черноморского флота, осаждавшие эту турецкую крепость. Беллинсгаузен по приказанию командующего флотом вице-адмирала А.С. Грейга поднял свой флаг на корабле «Пармен». Командуя кораблём, Фаддей Фаддеевич принимал участие в обстреле Варны. 4(16) сентября десант с «Пармена» участвовал в отражении атаки турецких войск, а затем 29 сентября 1828 г в приёме капитуляции гарнизона крепости. За взятие Варны 280 нижних чинов Гвардейского экипажа и большинство офицеров были удостоеныь различных наград.

В декабре экипажу был придан 120-пушечный корабль «Париж», командиром которого был назначен контр-адмирал Ф.Ф. Беллинсгаузен. В зимние месяцы гвардейские моряки принимали участие в плаваниях на кораблях Черноморского флота у берегов Румынии, участвовали 16(28) февраля 1829 г. во взятии крепости Сизополь (Созопол, Болгария) и отражении попыток турок вернуть её. В течение лета Гвардейский экипаж, находившийся на кораблях, брал турецкие крепости Месемврия (Несебыр, Болгария), Адрианополь (Эдирне, Турция), Ахиолло (Поморие, Болгария) и Инада. За отличия в Русско-турецкой войне 1828–1829 гг. экипажу было пожаловано специальное навершие к древку Гвардейского знамени в виде двуглавого орла. Беллинсгаузен был награждён орденом Святой Анны 1-й степени.

В декабре 1830 г. Фаддея Фаддеевича пожаловали в вице-адмиралы, и при реорганизации Балтийского флота назначили начальником 2-й флотской дивизии. В следующем году корабли дивизии участвовали в Польской кампании, в ходе которой блокировали берега Курляндии от Либавы (Лиепая, Латвия) до Полангена (Паланга, Литва). В 1834 г. адмирал был награжден орденом Белого Орла. За время девятилетнего командования дивизией Беллинсгаузен сформировал слаженный флотский коллектив, со свойственными ему терпением и любовью, он достиг значительных результатов в усовершенствовании офицеров и нижних чинов как в работе с парусным вооружением, так и в артиллерийской стрельбе. Для улучшения качества последней он разработал и вычислил специальные таблицы, изданные Морским учёным комитетом в 1839 г. под названием
«О прицеливании артиллерийских орудий на море». Беллинсгаузен был одним из тех, кто поддержал инициативу капитан-лейтенанта И.Н. Скрыдлова о создании в Кронштадте на частные пожертвования библиотеки для повышения образованности флотских офицеров и горожан. В 1832 г. Кронштадтская морская библиотека открыла свои двери для читателей. Её первым директором стал Фаддей Фаддеевич, а книги, собранные адмиралом, составили основу её первого фонда.

В июле 1839 г. Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен был назначен на высшую должность на Балтийском флоте – главным командиром Кронштадтского порта и военным губернатором Кронштадта. Несмотря на 60-летний возраст, Беллинсгаузен оставался плавающим адмиралом. Ежегодно на время морской кампании он назначался командующим Балтийским флотом. Большое значение Фаддей Фаддеевич придавал тренировкам по управлению парусами, учениям с артиллерийской стрельбой. Он передавал морякам опыт навигатора, несения ходовых вахт, маневрирования, в том числе в сложных погодных условиях. Занимался Беллинсгаузен и совершенствованием корабельной архитектуры: при ремонте кораблей в Кронштадте улучшались их обводы, а сам он подготовил проект большой военной шхуны «Вихрь». Следя за развитием кораблестроения за границей, Фаддей Фаддеевич в конце 1840-х гг. неоднократно убеждал морского министра адмирала А.С. Меншикова о необходимости перехода к паровым двигателям, но не находил поддержки из-за сомнений министра в необходимости таких перемен, требующих больших расходов.

В должности военного губернатора Беллинсгаузен проявил всю свою энергию в деле оборудования Кронштадта как главной базы флота, его укрепления, постройки фортов, свайного заграждения на северном и южном фарватерах. Он значительно улучшил бытовые условия команд постройкой казарм, устройством нового госпиталя на 600 коек в Ораниенбауме (Ломоносов). Особенно много им было сделано для улучшения питания матросов посредством увеличения мясного пайка и широкого развития огородов для снабжения их овощами. Фаддей Фаддеевич был председателем Комитета по устройству города, который фактически занимался благоустройством Кронштадта и территории острова Котлин. Под его наблюдением были выстроены новые и перестроены старые доки, гавани, рассматривались планы по строительству новых жилых зданий, здания администрации города, Пароходного завода и другие проекты. Он был продолжателем дела своего предшественника – адмирала П.М. Рожнова по озеленению города. Это нужно было не для его украшения, а для лечения моряков, страдавших в походах от цинги. Первые деревья были посажены адмиралом на Александровском бульваре, в Инженерном саду и на первой аллее у решётки Петровского парка. Были разбиты парки на Большой Екатерининской и Северном бульваре, расширен Летний сад. В этом саду незадолго до своей кончины он восстановил домик Петра Великого. Позднее в бумагах, оставшихся после смерти адмирала на его рабочем столе, была найдена незаконченная записка, в которой он указывал: «Кронштадт надо обсадить такими деревьями, которые цвели бы прежде, чем флот пойдёт в море, дабы на долю матроса досталась частица летнего древесного запаха».

Жена Беллинсгаузена, Анна Дмитриевна, не только воспитывала четырёх дочерей, но и активно занималась общественной и благотворительной деятельностью: много лет была попечительницей церковно-приходской школы, организовала столовую для детей погибших флотских нижних чинов. За труды ей был пожалован малый крест ордена Святой Екатерины, на оборотной стороне которого по латыни было выбито: «Трудами сравнивается с супругом».

На всю жизнь Беллинсгаузен сохранил интерес к географии, перечитывал все описания кругосветных плаваний и отмечал на своей карте все новые открытия. Его имя значится среди первых действительных членов Русского географического общества (1845).

В 1840 г. Беллинсгаузен за заслуги был награждён орденом Святого Александра Невского с пожалованием через два года алмазных знаков к нему. В 1843 г. он произведён в чин адмирала и назначен членом Адмиралтейств-совета с оставлением в прежней должности. В 1846 г. он награждён орденом Святого Владимира 1-й степени. 1(12) мая 1847 г. в связи с 50-летием его офицерской службы адмирал Беллинсгаузен назначен состоять при императоре, удостоен знака отличия беспорочной службы за 50 лет и особой награды – вензелевого изображения имени императора на эполеты.

Умер великий мореплаватель 13(25) января 1852 г., похоронен в Кронштадте.


Памятник адмиралу Ф.Ф. Беллинсгаузену в Кронштадте. Скульптор И.Н. Шредер.

В 1870 г. на деньги, собранные по подписке, в Кронштадте был открыт памятник Фаддею Фаддеевичу. Память выдающегося мореплавателя увековечена на морских картах. Именем Беллинсгаузена названы море в Тихом океане, мыс на Сахалине, остров в архипелаге Туамоту. Его имя увековечено в названии одного из кратеров Луны и российской антарктической станции. В составе советского ВМФ до начала 1990-х годов находилось экспедиционное океанографическое судно «Фаддей Беллинсгаузен».

Немецкий географ и картограф XIX в. Август Петерманн писал: «Имя Беллинсгаузена можно прямо поставить на ряду с именами Колумба и Магеллана, с именами тех людей, которые не отступали перед трудностями и воображаемыми невозможностями, созданными их предшественниками, с именами людей, которые шли своим самостоятельным путём и потому были разрушителями преград к открытиям, которыми обозначаются эпохи».

Материал подготовлен
в Научно-исследовательском институте
военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false