Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Цорндорфское сражение

В течение зимы 1757–1758 гг. русская армия под командованием генерал-аншефа В.В. Фермора заняла Восточную Пруссию, овладела Тильзитом (Советск) и Кенигсбергом (Калининград). В летнюю кампанию 1758 г. перед ней стояла задача взять крепость Кюстрин и овладеть переправами при слиянии рек Варта и Одер. Если бы это произошло, прусский король Фридрих II лишился бы всей Померании и части Бранденбурга.

Действуя согласно плану кампании, русская армия, двигаясь двумя колоннами, в июне перешла Вислу и вскоре заняла Познань.  4 (15) августа 1758 г. основные силы под командованием Фермора осадили Кюстрин,
а на следующий день начали обстрел крепости. Корпусу П.А. Румянцева (11 854 человека при 11 полевых орудиях) была поставлена задача овладеть переправами у города Шведт. Так как взятие Кюстрина напрямую угрожало бы столице Пруссии Берлину, то король Фридрих, получив сведения о движении русской армии, оставил в Силезии против австрийцев часть сил (40-тысячную армию), а сам в начале августа с войском (15 тыс. человек) двинулся на соединение с корпусом генерал-лейтенанта К. Дона, который находился близ Кюстрина. 10 (21) августа прусская армия, насчитывавшая теперь 32 760 человек при 116 орудиях[1], заняла позиции на западном берегу Одера напротив Кюстрина. Осада крепости русскими на этом закончилась.


Фридрих II в битве при Цорндорфе в 1758 г. Художник К. Рехлинг.

Король Фридрих быстро понял, что его главной задачей является не допустить соединения войск Фермора и корпуса Румянцева. Проделав 40-километровый марш на север от Кюстрина, прусская армия по наведенному понтонному мосту пересекла Одер, отрезав корпус Румянцева от основных сил.

Русская армия, отошедшая от Кюстрина к Цорндорфу, насчитывала  42 590 человек при 240 орудиях[2]. Она расположилась лагерем на лесистой, крайне невыгодной для сражения позиции. Боевой порядок русских был построен в две линии фронтом на север, с конницей на флангах, между которыми находился резерв. Вся артиллерия была расположена на той стороне, что выходила на реку Метцель, откуда ожидался противник.

Но Фридрих и не помышлял о том, чтобы форсировать реку под огнем русской артиллерии. Совершив обходной маневр и не встретив на своем пути русских дозоров, он оказался южнее сил Фермора и спокойно развернул свою армию в боевой порядок в совершенно незащищенном тылу русского лагеря.

Фермор увидел, что пруссаки обходят его с правого фланга, и отдал приказ своим войскам развернуть фронт на 180 градусов. Теперь болотистая пойма Метцеля оказалась в тылу русских войск.

Поле сражения было разделено тремя оврагами различной глубины – Цаберн-грунд, Гальген-грунд и Лангер-грунд, что затрудняло взаимодействие русских войск. Цаберн-грунд исключал возможность широкого флангового маневра, а вместе с Гальген-грундом он окружал русское правое крыло. Эта особенность местности, по мнению Фридриха, давала ему возможность разбить противника по частям. Король решил атаковать передовые позиции правого крыла русских. Для этого он сосредоточил на своем левом фланге 23 тыс. человек против 16–17 тыс. русских войск[3]. Прусская пехота была построена не в две, как обычно, а в четыре линии. Здесь же были сосредоточены почти вся конница и артиллерия.

Правый фланг русских выстроился в громадное каре, в середине которого находилась их конница и обоз. Построение это было очень плотное, чем не преминул воспользоваться Фридрих. Атаке пруссаков предшествовала двухчасовая артиллерийская бомбардировка русских позиций. Прусские ядра произвели ужасное опустошение в столь неудачно расставленных русских войсках. Так, в одном гренадерском полку ядро сразило 42 человека, частью убив, частью ранив их[4]. Сильное опустошение произвели эти ядра и в обозе: лошади прорывались с повозками сквозь ряды русских, так что их пришлось отвести в сторону.

Около 11 часов огонь артиллерии начал стихать, и прусская армия в косом боевом порядке побатальонно, сосредоточив 2/3 войск на левом крыле, нанесла удар по правому флангу армии Фермора.

При движении прусские шеренги были скрыты пылью и дымом, из клубов которых они появились только примерно в 40 шагах от передовой линии русской пехоты. Солдаты Фридриха открыли ружейный огонь по противнику и нанесли ему серьезный урон. Русская пехота, испытывавшая недостаток зарядов, бросилась в штыковую контратаку, но была остановлена.


Схема сражения при Цорндорфе 14(25) августа 1758 г.

Первый этап плана Фридриха завершался успешно. Русское правое крыло, отрезанное от остальной части армии оврагом, испытывало сильный натиск, и в случае его отступления вся русская армия оказывалась в большой опасности. Однако затем произошло то, чего совершенно не предусматривал план Фридриха.

Прусские солдаты в первых атаках понесли серьезные потери, а русская пехота – в особенности гренадеры – сражалась отлично. На данном этапе прусский план предусматривал, что в бой должны были вступить свежие батальоны, которым предстояло смять первую и вторую линии русских и отбросить их к телегам обоза. Однако русские войска правого крыла совершенно неожиданно для противника восстановили свою первую линию. Стоявшие во второй линии Новгородский, Рязанский и Воронежский пехотные полки стремительным маневром переместились вперед, заняв позиции перед изумленными взорами измотанных боем пруссаков. Теперь русская пехота перехватила инициативу. Воспользовавшись замешательством пруссаков, Новгородский и Санкт-Петербургский пехотные полки энергично атаковали неприятеля, стремясь опрокинуть весь прусский левый фланг.

Второй прусской батальонной линии пришлось выдвинуться вперед, чтобы закрыть разрывы во фронте и сохранить непрерывную переднюю линию. Планировавшееся наступление Фридриха, целью которого было отрезать русское правое крыло, прекратилось всего лишь в неудачную лобовую атаку. Русская кавалерия обошла открытый фланг неприятеля и атаковала прусские позиции. Когда же пруссаки дрогнули и сломали строй, русская пехота пошла в штыки. Левое крыло прусской армии фактически перестало существовать: пехота в панике бежала к Цорндорфу. Сам Фридрих позднее вспоминал этот день: «Они (русские) неповоротливы, но они держатся стойко, тогда как мои негодяи на левом фланге бросили меня, побежав как старые шлюхи»[5].

Вот как описывал ход сражения русский историк барон Александр Вейдемейер в книге «Царствование Елизаветы Петровны»: «Передовое прусское войско под начальством генерал-майора Мантейфеля начало атаку; но, не быв подкреплено левым крылом, как-то назначалось, сие войско подвинулось слишком вперед и чрез то обнажило русским свой левый фланг, не имевший никакой подпоры. Генерал Фермор, заметив эту ошибку, выслал конницу, которая так быстро ударила на пруссаков, что они принуждены были отступить до самого Цорндорфа»[6].

Демонстрируя личную храбрость, король Фридрих схватил полковой штандарт, пытаясь остановить бегущих и объединить их для атаки. Подоспевшие прусские кирасиры прославленного прусского военачальника Ф. Зейдлица атакой во фланг и в тыл вынудили русских гренадеров с потерями отойти на прежние позиции. В ходе атаки прусские кирасиры отбили батарею тяжелых орудий.

Правый фланг русских был разгромлен, легкий обоз разграблен, а система командования войсками нарушена. В этот ответственный момент главнокомандующий Фермор покинул поле боя (позднее он заявил, что ему обрабатывали рану). Русское левое крыло тем временем выстраивалось на своих исходных позициях. Половина этих полков, к которым присоединились остатки разбитого правого крыла, сформировала новое правое крыло и центр. Обсервационный (резервный) корпус занял позиции за левым крылом. Русские все еще имели на поле боя под ружьем 40 батальонов и большое количество артиллерии.

Около 14 часов, сдвинув боевой порядок вправо и перебросив кавалерию на правый фланг, король Фридрих нанес удар по левому крылу русской армии. Однако и на этом направлении косая атака пруссаков большого успеха не имела. Русская пехота в штыковом бою заставила противника отступить, но затем, теснимая кавалерией Зейдлица, начала отход. Атака прусской кавалерии на этом фланге была сорвана блестящей контратакой русской тяжелой конницы генерала Т.Демику, захватившей несколько батарей и заставившей капитулировать один прусский батальон.

Сражение носило упорный и кровопролитный характер. В монографии «История Фридриха Великого» русского историка Федора Кони об этом сказано так: «Русские дрались, как львы. Целые ряды их ложились на месте; другие тотчас выступали вперед, оспаривая у пруссаков каждый шаг. Ни один солдат не сдавался и боролся до тех пор, пока падал мертвый на землю. Наконец, все выстрелы потрачены: стали драться холодным оружием. Упорство русских еще более разжигало злобу пруссаков: они рубили и кололи всех без пощады. Многие солдаты, отбросив оружие, грызли друг друга зубами. В истории никогда не бывало примера подобного сражения. Это была не битва, а лучше сказать, резня насмерть, где и безоружным не было пощады»[7]. Подтверждение этому мы находим и в записках участника сражения подпоручика А.Т. Болотова: «Сами пруссаки говорят, что им представилось такое зрелище, какого они еще не видывали. Они видели везде россиян малыми и большими кучками и толпами, стоящих по расстрелянии всех патронов своих, как каменные, и обороняющихся до последней капли крови, и что им легче было их убивать, нежели обращать в бегство. Многие, будучи простреленными насквозь, не переставали держаться на ногах и до тех пор драться, покуда могли их держать на себе ноги; иные, потеряв руку и ногу, лежали уже на земле, а не переставали еще другою здоровою рукою обороняться и вредить своим неприятелям...»[8].


Битва при Цорндорфе. 1758 г.  Художник Э. Гунтен

Сражение, продолжавшееся около десяти часов, прекратилось с наступлением темноты. На следующий день войска противников отошли от Цорндорфа: русские – к Ландсбергу, прусские – к Кюстрину. Никому из противников перевеса достичь не удалось. Потери как с той, так и с другой стороны были огромны. Русские потеряли только убитыми и пропавшими без вести – 12 191 человека, ранеными – 11 692[9]. Потери Фридриха – свыше 4 тыс. человек убитыми, 7 тыс. – ранеными. Эти цифры позволяют отнести битву при Цорндорфе к числу самых кровопролитных в XVIII–XIX вв.

Исход сражения стороны трактовали каждый в свою пользу. Фридрих, которому удалось остановить рвавшиеся в глубь Пруссии русские войска, полагал, что верх одержал именно он. В то же время и Фермор, рапортуя императрице Елизавете Петровне о результатах сражения, писал: «Одним словом, Всемилостивейшая Государыня, неприятель побежден и ничем хвалиться не может!»

Но главная, моральная, победа в этом сражении принадлежит все-таки русским. О ней очень точно написал в книге «Связь времен» историк и литератор Ф.Ф. Нестеров: «Русская же армия при Цорндорфе совершила невозможное, ибо сражалась в условиях немыслимых, не предусмотренных никакими уставами. Брошенная на произвол судьбы командующим, она все же под губительным огнем противника пытается перестроиться... Офицеры выпускают из-под контроля своих солдат, но отдают распоряжения первым попавшимся, и те выполняют их. Солдаты повинуются приказам незнакомых им офицеров не потому, что боятся дисциплинарных взысканий: теперь они ничего не боятся. А потому, что чувствуют к ним доверие, нуждаются
в руководстве, в организации среди хаоса для того, чтобы лучше исполнить свой долг. Но вот противник отброшен… и каждый спешит к знамени своего полка. Производится вечерняя перекличка, служится панихида – и вновь перед глазами Фридриха возникает стройная грозная боевая сила, непоколебимо стоящая на прежнем месте…»[10]

Именно поэтому сражение при Цорндорфе можно отнести к числу достойных побед русского оружия.

______________________________________________________

[1] См.: Масловский Д.Ф. Русская армия в Семилетнюю войну. М., 1888. Вып. 2. С. 234; Гейсман П.А. Краткий курс истории военного искусства в средние и новые века. СПб., 1896. Ч. 3. Кн. 1. С. 193.

[2] См.: Масловский Д.Ф. Указ. соч. Вып. 2. С. 234.

[3] См.: Материалы о действиях русской армии и флота в 1756–1762 гг. М., 1948. С 176.

[4] Архенгольц И. История Семилетней войны. М., 2001. С. 140.

[5] Валишеский К. Дочь Петра Великого.  М., 1989. С. 485.

[6] Ведемейер А.И. Царствование Елизаветы Петровны. СПб., 1834. Ч. 2. С. 33–34.

[7] Кони Ф.А. История Фридриха Великого. М., 1997. С. 332.

[8] Болотов А.Т. Жизнь и приключения Андрея Болотова: Описанные им самим для своих потомков. Т. 1, М., 1993. С. 378.

[9] См.: Материалы о действиях русской армии и флота в 1756–1762 гг. М., 1948. С. 338.

[10] Нестеров Ф.Ф. Связь времен. М., 1987. С. 125–126.

Материал подготовлен
в Научно-исследовательском институте

военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false