Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Иосиф Владимирович Гурко

ГУРКО Иосиф Владимирович (Ромейко-Гурко) [16(28).7.1828, Новгород – 15(28).01.1901, сел. Сахарово Тверского у-да Тверской губ.], российский государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал (1894), генерал-адъютант (1877). Иосиф Владимирович Гурко благодаря своему характеру, упорству и победам вошел в историю как самый известный представитель старинного дворянского рода Ромейко-Гурко, имеющего белорусские корни. Его дед по отцовской линии, Иосиф Иосифович, в чине действительного статского советника в течении трех лет с 1796 г. занимал должность вице-губернатора Курляндии. Владимир Иосифович Гурко, отец Иосифа Владимировича, начал свою службу прапорщиком Семеновского полка, а завершил военную карьеру в чине генерала от инфантерии. Это был боевой офицер, который в Отечественную войну 1812 г. принимал участие в сражениях при Бородине, Малоярославце и Тарутино; затем воевал против французов в Европе в ходе Заграничных походов русской армии 1813–1814 гг. Участвовал он и в боях с горцами во время Кавказской 1817–1864 гг. и Русско-персидской 1826–1828 гг. войн, где не единожды проявил сильные черты своего характера: стойкость и мужество.

Женат Владимир Иосифович был на Татьяне Алексеевне Гурко, урожденной баронессе Корф. В этом браке супруги имели трех детей, Иосиф Владимирович был младшим ребенком. Несомненно, судьбы предков по мужской линии предопределили и повлияли на выбор собственного пути Иосифа Владимировича – военное служение Отечеству. Отец был весьма доволен и всячески поддерживал выбор сына.

В 1846 г., будучи 18 лет от роду, Иосиф Гурко оканчивает Пажеский корпус и в чине корнета поступает на службу в лейб-гвардии Гycapcкий полк. С первых дней военной службы он проявил себя как целеустремленный и волевой офицер. Во время Венгерской кампании 1849 г. полк, в котором служил корнет, был направлен к западным границам Российской империи, но проявить себя в боевой обстановке молодой гусар не успел – кампания заканчивалась.

Желая участвовать в Крымской войне, в 1855 г. Иосиф Владимирович переходит на службу в Черниговский пехотный полк, меняя погоны ротмистра гвардии на погоны пехотного майора. Но в конце августа 1855 г. русские войска оставили Севастополь и Гурко участия в боевых действиях так и не принял. Вскоре Иосиф Владимирович возвращается в лейб-гвардии Гусарский полк, в котором командует эскадроном. За отличие по службе, умелое руководство и блестящую строевую и боевую подготовку эскадрона Гурко был особо отмечен Александром II и произведен во флигель-адъютанты. В апреле 1861 г. его производят в полковники, а в марте следующего года зачисляют в Свиту. С этого момента кроме военных приказов И.В. Гурко нередко получает весьма серьезные поручения и по гражданским делам, которые он также исполняет с необыкновенным усердием. Так, в 1862 г. он удостоился монаршей благодарности за отличное исполнение возложенного на него поручения по крестьянской реформе в Самарской губернии. Известный правовед, Константин Петрович Победоносцев, докладывал царю: «Совесть у Гурко солдатская, прямая. Он не поддается действию политических болтунов, в нем нет хитрости, и он не способен к интригам. Также у него нет и знатных родственников, стремящихся через него сделать политическую карьеру».

В 1866 г. Гурко был назначен командиром 4-го гусарского Мариупольского полка, а затем лейб-гвардии Конно-гренадерского полка и произведен в генерал-майоры. В 1874 г. он командует первой бригадой 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, а в августе 1876 г. его утверждают в должности командира этой дивизии с производством в чин генерал-лейтенанта.

Свой истинный талант военачальника и выдающееся личное мужество Гурко проявил во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. В 1875 г. в многонациональных регионах Боснии и Герцеговины, позже и в Болгарии, начались антитурецкие восстания. Сербы, черногорцы, болгары, македонцы длительное время находились под турецким игом. Турецкая власть проявляла жестокость и беспощадность. Особой кровожадностью отличались турецкие иррегулярные войска (башибузуки). Подавление Апрельского восстания
1876 г. явилось апогеем насилия, жестокости. Более 30 тыс. мирных жителей, включая детей, женщин и стариков, погибли в те дни. Эта резня вызвала широчайший резонанс в императорской России и европейских странах. В 1877 г. по инициативе России в Константинополе (Стамбул) прошла конференция европейских дипломатов. К сожалению, геноцид славянских народов прекратить не удалось. Но российская дипломатия добилась негласного соглашения между европейскими странами о невмешательстве в назревающую конфронтацию России с Турцией. Предлогом для начала военных действий стал отказ Турции принять проект автономии Боснии, Герцеговины и Болгарии, выработанный европейскими державами по инициативе России.

По разработанному плану войны русской действующей армии необходимо было переправиться через Дунай на участке Никополь, Свиштов, который наиболее подходил для наступления русских войск – там отсутствовали крепости. Затем надлежало разделиться на отдельные отряды с разными задачами. 12(24) апреля 1877 г. Россия объявила войну Турции.

Великий князь Николай Николаевич, главнокомандующий Дунайской армией, назначил 24 июня (6 июля) 1877 г. генерала Гурко командиром передового отряда. С этого момента начинается череда блестящих побед Иосифа Владимировича. Приблизившись к Тырново, он произвел рекогносцировку местности, верно оценив обстановку и обнаружив смятение противника, в кратчайший срок принял решение о молниеносной атаке кавалерии. В книге «Герои и деятели Русско-турецкой войны 1877–1778 гг.», изданной в 1878 г., есть такие строки: «Несколько неприятельских выстрелов причинили сначала им вред и останавливали ход драгун; но как только конная батарея послала неприятелю 5–6 выстрелов, они бросили свои позиции, и лагерь, и все, что только имели там. Драгуны ударили в штыки, в атаку, полезли в горы и сделали все это так быстро, что неприятель не успел даже собрать свои лагерные запасы, патроны, палатки и оставил в покинутом лагере знамя».

Население города радушно встретило своих долгожданных освободителей. Новость о молниеносном овладении древней столицей Болгарии силами одной кавалерии была с восторгом встречена в России. После триумфального успеха отряду предстояло осуществить основную задачу – захватить Балканские перевалы. Для быстрого выполнения задачи необходимо было отыскать такой горный проход, по которому можно было бы обойти турок, занявших два прохода, ведущих из Тырнова на Елену (колесный путь), другой из Тырнова на Габрово, Шипку и Казанлык (шоссе). Задачу по поиску нужного маршрута Иосиф Владимирович поручил уряднику кубанского казачьего полка волонтеру, князю Цертелеву.

Владея местными языками, князь достаточно скоро отыскал необходимый путь для отряда. Самым удобным проходом оказался Шипкинский. Проблема состояла в том, что турецкие войска достаточно сильно укрепили данный маршрут и в районе Казанлыка держали крупный резерв. Гурко понимал, что русским войскам необходимо будет преодолеть Хаинкиойский перевал – он являлся самым трудным и не контролировался противником. Как потом отмечалось в книге «Герои и деятели Русско-турецкой войны 1877–1778 гг.», «путь, пройденный в этом месте, был чрезвычайно трудный, особенно для артиллерии, у которой орудия обрывались с едва проложенной дороги, причем два орудия оборвались и упали вместе с лошадьми с кручи, но к счастью их удалось вытащить. Особенно труден был спуск с перевала; конные орудия едва-едва провозили; что же касается до зарядных ящиков, то протаскивание их потребовало почти сверхъестественных усилий». Около 12 часов дня 5 (17) июля Южный отряд разбил войска противника и занял город Казанлык. На следующий день генерал Гурко со своим отрядом начал движение к дер. Шипка. Русские войска атаковали и с севера, и с юга. Противник вынужден был покинуть свои позиции, бросив снаряжение и продовольствие. Отряд Иосифа Владимировича лишил противника всякой возможности получать продовольствие из долины реки Тунджи.

В связи со сложившейся обстановкой главнокомандующий турецкими силами на Дунае Абди-паша был отправлен в отставку, его сменил генерал Сулейман-паша. Это был серьезный противник, своими стремительными действиями он за почти двухнедельный срок по морю и по суше, преодолев 700 километров, перебросил из Черногории 25-ти тыс. корпус. Иосиф Владимирович получает за это время подкрепление – пехотную бригаду, а также разрешение «действовать согласно обстоятельствам». Гурко преодолел 10 (22) июля Малые Балканы, а 18 (30) июля занял Стара-Загору. Однако вскоре сюда подтянулись крупные силы противника. Местность удерживали малочисленные отряды русских солдат и болгарских ополченцев под командованием генерала Н.Г. Столетова. После продолжительных боев для них возникла опасность окружения, и командующий Николай Григорьевич Столетов отдает приказ оставить населенный пункт. На помощь нашим войскам с главными силами спешил Иосиф Владимирович, но на пути к Стара-Загоре русские войска встретились с войсками Реув-паши. Завязался бой, противник был разбит, однако время ожидаемой помощи было упущено. К сожалению, Гурко ничего не оставалось, как отдать приказ всем частям отойти к перевалам. Однако необходимо отметить, что русские и болгарские солдаты сильно измотали противника. За трехнедельный срок турки не сумели продвинуться вперед.

31 июля (12 августа) 1877 г. по приказу главнокомандующего действующей армией передовой отряд был расформирован, и части, входившие в его состав, получили новые задачи. Гурко отправляется в Санкт-Петербург, чтобы сформировать кавалерийскую дивизию. 20 сентября (2 октября) 1877 г. он прибывает с ней под Плевну. Иосиф Владимирович под свое командование получает кавалерию Западного отряда, расположенную на левом берегу реки Виты. Плевна стояла непреступной стеной на пути к Константинополю. Многочисленные осады заканчивались неудачами. Русско-румынские войска по плану генерала Э. Тотлебена блокировали город с юга, севера и востока, но на юго-западном и западном направлениях противник фактически имел открытые маршруты для поставки боеприпасов и продовольствия. Софийская дорога, по которой пролегал этот путь, достаточно серьезно охранялась. Вдоль нее были возведены укрепления, состоявшие из редутов с выдвинутыми вперед окопами. Все пять селений – Горный Дубняк, Долни-Дыбник, Телиш, Ябланица, Радоница, расположенные на расстоянии около 10 километров, являлись своего рода крепостями. Иосиф Владимирович, изучив данную обстановку, твердо был убежден в том, что Софийское шоссе необходимо блокировать. Им был разработан план, согласно которому силы кавалерии и гвардии необходимо было объединить. Инициатива Гурко у многих военачальников вызывала недовольство и недоверие. Но в сложившейся ситуации главнокомандующему Дунайской армией пришлось дать положительную оценку плану генерала. Ставка также одобрительно отнеслась к предложению Гурко, и он получил под свое командование всю гвардию, включая лейб-гвардии Измайловский полк. В обращении к офицерам этого полка Гурко говорил: «Господа, должен объявить вам, что страстно люблю военное дело. На мою долю выпало такое счастье и такая честь, о которых я и не смел никогда и мечтать – вести в бой Гвардию!». А солдатам сказал: «Гвардейцы, о вас заботятся больше, чем об остальной армии… и вот вам пора доказать, что вы этих забот достойны… Покажите миру, что в вас жив дух войск Румянцева и Суворова. Стреляйте умною пулею – редко, но метко, а когда придется до дела в штыки, то продырявьте врага. Нашего «ура» он не выносит!».

12 (24) октября И.В. Гурко наносит первый удар по противнику у Горного Дубняка. При взятии позиций у Телиша Иосиф Владимирович отдал распоряжение провести мощную артподготовку. 16 (28) октября противник, не выдержав массированного огня, вынужден был сдаться. 20 октября (1 ноября) без боя турецкие войска оставили Долни-Дыбник. Полная блокада Плевны была воплощена в жизнь, подвоз провианта
и боевых припасов к неприятелю прекратился, но цена была огромна, потери русских войск составили свыше 4 тыс. человек.

Завершив тяжелейший этап войны, Гурко предложил – не медлить и продолжить движение войск на Балканы, план заключался в форсировании гор и уничтожении армии Мехмет-Али, разблокировке шипкинских войск. Участники военного совета были против данного плана, на что Иосиф Владимирович произнес: «Отчет за свои деяния я буду держать перед историей и Отечеством». Позже генералом Гурко была отправлена докладная записка императору с признанием того, что сам Иосиф Владимирович не испытывает «честолюбивых замыслов», а имеет желание вписать в историю русской армии победы для будущих поколений, в противном случае «для пассивного плана» он просит назначить на должность другого военачальника. После этих разногласий и перипетий Гурко получает подкрепление и, перейдя через Балканские горы, двигает русские войска на Софию. Вскоре кавалерия овладела городами Вранца, Етрополе, Орхание.

У Орхание русские войска нанесли сильный упреждающий удар, командующий турецкими войсками погиб на поле боя, противник был дезориентирован и шокирован неожиданными действиями. Турки отступили к Софии. Иосиф Владимирович готовился выступить за Балканы. К середине декабря отряд, усиленный 3-й гвардейской дивизией и 9-м корпусом, начал движение через Балканы. На высотах заснеженных гор в стужу и метели, довольствуясь малым куском хлеба, перетаскивая на себе орудия, русские солдаты и офицеры проявили неимоверную силу духа, мужества и воли. Дошедшие до наших дней строки очевидцев, описывающих поведение Гурко в этих условиях, лишний раз доказывают нам, что сам генерал служил всем подчиненным примером выносливости, стойкости и энергии. «Волею государя императора я поставлен над вами. Требую от вас беспрекословного повиновения и заставлю всех и каждого в точности выполнять, а не критиковать мои распоряжения. Попрошу всех это запомнить. Если большим людям тяжело, то я уберу их в резерв, а пойду с маленькими» – это слова Иосифа Владимировича, обращенные к офицерам гвардии. 


Генерал Иосиф Гурко на Балканах. Художник П. Ковалевский

19 (31) декабря русские войска захватили Ташкисенскую позицию, а еще через четыре дня освободили Софию. И вновь Гурко разорвал шаблоны и стереотипы тех мнений, что зимой на Балканах боевые действия вести невозможно. Вслед за войсками Иосифа Владимировича переход осуществляли другие отряды. В начале января 1878 г. Гурко разбил войска Сулеймана-паши и освободил город Филипполь. Затем стремительно был захвачен Адрианополь и в феврале русские войска уже находились на западной части пригорода Константинополя. 19 февраля (3 марта) 1878 г. был подписан Сан-Стефанский мирный договор. Русско-турецкая война была окончена, а в честь Иосифа Владимировича Гурко в Болгарии были названы три населенных пункта, два села и один город.


Въезд генерала Гурко в Софию. Художник  Д. Гюдженов

Заслужив по праву всемирную славу, генерал после военных действий отправился на отдых с семьей в свое имение в селе Сахарово Ржевского уезда Тверской губернии. Иосиф Владимирович с супругой Марией Андреевной, урожденной Салиас-де-Турнемир, имел шестерых сыновей.

5 (17) апреля 1879 г. после покушения на императора Александра II Гурко назначают на должность временного генерал-губернатора Санкт-Петербурга. С этого момента первоочередной задачей генерала стала борьба с народовольцами. Он применял бескомпромиссные меры, ввел жесткий контроль за огнестрельным оружием и взрывчатыми веществами, мобилизовал столичных дворников на службу в полицию.

С 9 (21) января 1882 г. Гурко выполнял обязанности генерал-губернатора Одессы и командующего войсками Одесского военного округа. На этом посту основным его занятиями являлись проведение маневров, обучение и военная подготовка войск. Позже он получил назначение на пост варшавского генерал-губернатора и командующего войсками Варшавского военного округа. Иосиф Владимирович чувствовал надвигающуюся угрозу со стороны Германии и Австрии. В этой связи он большое внимание уделял фортификационным сооружениям округа, усиливал укрепления, покрыл районы сетью стратегических шоссе, установил между возведенными крепостями живую связь. Кавалерия под пристальным вниманием Гурко постоянно находилась в движении, выполняла задачи на быстроту, разведку, слаженность действий больших кавалерийских частей. Артиллерия округа получила новый полигон. Иосиф Владимирович терпеть не мог поверхностного отношения к процессу военной подготовки «с формальной стороны, не прикладывая к нему сердца, ставя личные удобства выше возлагаемых обязанностей по руководству обучением и воспитанием людей». Военные специалисты отмечали нестандартные нововведенные методы и закрепившиеся традиции Гурко в обучении войск, которые сохранялись вплоть до начала Первой мировой войны.

В 1886 г. И.В. Гурко был включен в состав Государственного совета 6 (18) декабря 1894 г. по состоянию здоровья, согласно его прошению, он был уволен с занимаемого поста с производством в генерал-фельдмаршалы.

В 1896 г. И.В. Гурко был назначен шефом 14-го стрелкового батальона, входившего в состав 4-й стрелковой бригады, служившей под его командованием в 1877 г., и именуемой «железной бригадой». 9 (21) марта
1897 г. его избрали почетным членом Николаевской академии Генерального штаба.

За подвиги И.В. Гурко был удостоен многочисленных российских наград, в т. ч. орденов: Св. Андрея Первозванного (1896), Св. Владимира 1-й (1891) и 3-й (1869) ст., Св. Георгия 2-й (1879) и 3-й (1877) ст., Св. Анны 3-х степеней (1859, 1867 и 1873), Св. Станислава 1-й (1871) и 2-й (1864) ст., Св. Александра Невского (1884) и алмазы к ордену (1887), Белого Орла (1882) и Золотого оружия с алмазами (1877).

Фельдмаршал скончался от сердечного приступа в ночь на 15(28) января 1901 г. в своем имении Сахарово и был захоронен в родовом склепе. Военную династию Гурко продолжил его сын, Василий Иосифович, дослужившийся до чина генерала от кавалерии. В годы Первой мировой войны он временно исполнял обязанности начальника штаба Верховного главнокомандующего и командовал армиями Западного фронта. В сентябре 1917 г. был выслан Временным правительством за границу.

Память о генерал-фельдмаршале И.В. Гурко сохраняется в России и за рубежом. В 1983 г. памятник ему был установлен в Сахарово. В 2013 г., в год 135-летия освобождения Болгарии от османского ига, торжественное открытие памятника легендарному российскому военачальнику состоялось в болгарской столице – Софии. 


Памятник И.В. Гурко в Софии. Скульптор Г. Потоцкий

Подполковник Максим Ульянов,
заместитель начальника отдела
Научно-исследовательского института военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false