Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Раковорская битва 1268 года


Замок Раковор (Раквере, Эстония), современный вид.

РАКОВОРСКАЯ БИТВА – сражение 18 февраля 1268 г. между русским войскоми немецко-датскими крестоносцами в районе города Раковор (современный Раквере, Эстония).

Раковорскаябитва несмотря на то, что это было одно из крупнейших сражений в Европе за всю историю позднего средневековья как по числу участников, так и по числу погибших в ней воинов, осталось в тени Ледового побоища Александра Невского и плохо известно неспециалистам. А между тем она сыграла значительную роль в укреплении русского влияния в Прибалтике.

После практически одновременной смерти Александра Невского и литовского короля Миндовга в 1263 г. распался начавший оформляться союз Северо-Восточной Руси и Литвы против Ливонскогоордена, основательно закрепившегося к тому времени в Восточной Прибалтике.

В середине 60-х гг. XIII в. датские феодалы и орденские рыцари вновь предприняли попытки захватить северо-западные земли Новгородской феодальной республики.

Частые набеги крестоносцев потребовали принятия ответных мер. Формальным поводом для очередного конфликта послужили усилившиеся притеснения новгородских купцов в Ревеле, принадлежавшем подданным короля Дании. В дополнение к этому имели место также пиратские нападения на их торговые суда в Финском заливе. Торговля для Новгорода всегда была основным источником дохода, поэтому на подобные события новгородская община реагировала крайне болезненно. Чтобы положить конец притеснениям, на новгородском вече было признано необходимым нанести удар по датчанам. Во второй половине 1267 г. новгородцы стали готовиться к походу.

Великий князь Владимирский Ярослав Ярославович попытался воспользоваться этими обстоятельствами и направить собранное войско на Полоцк, который планировал подчинить своему влиянию. Новгородцы действительно выступили в поход понаправлению к Полоцку, но в нескольких днях пути от Новгорода дружина устроила стихийное вече. Новгородцы объявили наместнику великого князя Юрию Андреевичу, племяннику Александра Невского, что на Полоцк или в Литву они не пойдут.Воеводам удалось убедить наместникаприсоединиться к ним и двинуться на принадлежавшие датчанам городаРаковор и Ревель.

Первым на пути был Раковор. Новгородцы опустошили окрестности и подступили к замку. Однако русское войско не было подготовлено для штурма хорошо укрепленных каменныхстен. Для успешного планомерного штурма необходимы были соответствующие осадные приспособления, которыми новгородская рать, собиравшаяся изначально грабить полоцкую и литовскую земли, не запаслась. Потеряв при попытке взять город неожиданным штурмом семь человек, русичи отступили и вернулись в Новгород.

Поход было решено повторить на следующий год. В нем планировалось участие значительно больших сил. Основной удар должен был быть направлен против одного из могущественнейших феодалов на территории датской Эстонии, Дитриха фон Kивеля. Еще в первой четверти ХIII в. этот, тогда еще мелкий рыцарь, по призыву Ватикана вместе с другими искателями приключений явился в Прибалтику и участвовал в многочисленных битвах крестоносцев с местным населением. K тому времени, о котором мы ведем речь, он являлся крупнейшим землевладельцем и фогтом Виронии – территории на севере Эстонии. В 1250-х г. Дитрих фон Кивельприобрел значительные владения и непосредственно на самой русской границе. По его приказу в устье реки Наровы была возведена крепость, являющаяся главным форпостом агрессии против Новгорода[1].

Поход должен был носить общерусский характер. Новгородское посольство отправилось во Владимир к великому князю звать на помощь «низовскую» рать. Многие князья Северо-Восточной Руси собрались в Новгороде. Из своего удела привел полки переяславский князь Дмитрий, сын Александра Невского, пришли владимирцыво главе с князем СвятославомЯрославичем, тверичей возглавил князь Михаил Ярославич. Новгородскими дружинамикомандовали посадникМихаил Федорович и тысяцкий Кондратий. В походе к Раковоруучаствовала ипсковская рать численностью до 4000 воинов во главе с князем Довмонтом.

Выступление было назначено на январь 1268 г. Природные условия Эстонии – будущего театра военных действий, где было много мелких речушек, болот, топей и других труднопреодолимых препятствий, диктовали именно такой выбор времени похода. Мороз должен был сковать льдом реки и болота, облегчая тем самым передвижение войск.

Подготовка к походу началась заблаговременно, особое внимание уделялось оснащению войск. Впрок заготавливались съестные припасы для воинов и корм для лошадей. Кузнечных дел мастера ковали оружие, доспехи и другое воинское снаряжение. Еще в декабре 1267 г. в Новгород и Псков со всей северной земли собрались мастера, которые чинили старые и делали новые осадные машины. Русские войска готовились к длительной кампании, в ходе которой предполагались вести не только полевые сражения, но и штурмовать города.

История похода на Раковор интересна еще и тем, что в ней рельефно отразилась коварная политика орденцев, для которых заключенные договора были лишь ни к чему не обязывающими клочками бумаги. Еще до начала похода ливонцы, узнав о масштабных военных приготовлениях русских, прислали в Новгород пышное посольство, в составе которого находились доверенные люди не только ландмейстера Ливонского ордена, но и от дерптского епископа, рижан, мариенбуржцев и других городов немецкой земли. Как сообщает летопись: «И прислашаНемци послы своя, рижане, вельяжане, юрьевци, и изъинехгородовъ, с лестью глаголюще: «намъ с вами миръ, перемогаитесясъколыванци и съраковорци а мы к ним не приставаемъ, а крест целуемъ». И целоваша послы крестъ; а тамоездивъЛазорь Моисеевич водил всехъихъкъ кресту, пискуповъ и божьихъдворянъ, яко не помогатиимъ колыванцем и раковорцем»[2]. Договор подписали, но дальнейшие события показали, чего стоят клятвенные обещания рыцарей.

Русская рать перешла границу 23 января 1268 г. и разделилась на три отряда, каждый из которых своим маршрутом двигался к Раковору. По дороге боев почти не было, лишь кое-где находились датские сторожевые заставы, которые были уничтожены. В летописях приводится интересный эпизод, характеризующий умение наших предков в ходе боевых действий использовать географические свойства местности и применять имеющиеся в наличии технические средства. Остатки одного из отрядов противника после неудачного для него боя укрылся в пещере. Все попытки силой оружия заставить врага покинуть убежище и сдаться завершились безрезультатно. Простояв у пещеры три дня и ничего не добившись, русские пошли на хитрость. С помощью камнеметательных машин они запрудили рядом протекающую реку и направили воду в пещеру. Противник покинул укрытие и был уничтожен.

О том, где произошла битва, у ученых-историков нет общего мнения. В новгородских летописях записано, что состоялась она на реке Кеголе. Этот топоним до настоящего времени не сохранился. Ряд историков соотносят его с небольшой речкой Кунда поблизости от современного Раквере. Однако в ливонских хрониках указано, что сражение состоялось при «Магольмской церкви»[3]. Село Махольм (современный поселок Виру-Нигула) расположено на речке Пада в 9 км северо-восточнее Кунды. Именно там, на берегу Пады, находятся развалины одной из самых древних каменных церквей на территории северной Эстонии – капеллы св. Марии. По данным археологических исследований время ее основания – вторая половина XIII в. Возможно, у подножья холма, на котором была возведена церковь, и произошла битва.

Итак, к 17 февраля отряды соединились, и все русское войско остановилось на ночлег. Но утром следующего дня, к их удивлению,на другом берегу реки было замечено многочисленное объединённое немецко-датское войско (ландмейстер Ливонского ордена О. фон Роденштейн и дерптский епископ Александр). По образному выражению русского летописца орденское войско стояло такой силой, что поднятые копья, как лес, заслоняли солнце «...босовокупилася вся землянемецкая»[4]. Вероломный ландмейстер нарушил им же самим предложенный мир.

О численности участвовавших в Раковорской битве войск достоверных сведений нет. В Ливонской рифмованной хронике говорится о 30 тыс. русских и в шестьдесят раз меньшей армии немецко-датских союзников[5]. Как первая, так и вторая цифры вызывают более чем серьезные сомнения. Оценивая возможности противников в разных военных эпизодах, как до Раковорской битвы, так и после нее, можно говорить, что как с одной, так и с другой стороны, сражалось от 15 до 18 тыс. воинов.

Ливонское войско состояло как из тяжеловооруженной конницы, так и легковооруженных кнехтов. Немцы выстроились, как отмечает летописец, «великой свиньей»[6], которая строилась таким образом, что в ее головном ряду было относительно немного рыцарей, примерно от пяти до десяти человек, а в каждом последующем – на два рыцаря больше. Построение выглядело как клин, острием направленный на противника. Клин состоял из опытных, обученных и хорошо вооруженных рыцарей. Позади них, постепенно расширяясь в глубину, становились отряды оруженосцев и кнехтов. С флангов все войско прикрывалось рыцарями, построенными в один-два ряда. Сила удара такого строя, если порядок его перед тем не нарушался, была достаточно большой. В результате удара узкой головой «свиньи» боевой порядок противника рассекался, и далее уже легче было довести бой до победного конца, вводя в прорыв легковооруженных кнехтов. Правый фланг «свиньи» защищали датчане, а слева выстроились войска дерптского архиепископа Александра и местное ополчение.

Основой боевого порядка русских войск того времени были три полка: «чело»– полк, находящийся в центре, и полки «правой» и «левой» руки, расположенные по флангам «чела» уступами назад или вперед. Все три полка составляли одну, главную линию. В битве при Раковоре центр русского войска составляли новгородцы со своим посадником, а также дружина новгородского наместника Юрия Андреевича. Правее расположились псковичи князя Довмонта, переяславцы князя Дмитрия Александровича и владимирцы князя Святослава. На левом фланге находился тверской отряд, возглавляемый князем Михаилом Ярославичем.


Схема сражения.

По замыслу Дмитрия Переяславского, которому великий князь доверил общее руководство ратью, правый фланг, где были сосредоточены наиболее боеспособные конные полки, должен был ударом во фланг немецкой «свиньи» завершить сражение победой.

По свидетельствам очевидцев, произошло страшное побоище. В начале боя рыцари нанесли тяжелый урон центру русского войска. Немцы действовали двумя отрядами. Первый «железный клин» наступал на стоящие прямо перед ним новгородские и псковские полки, а второй, находящийся к началу сражения в засаде, ударил с тыла и ворвался в обоз. Новгородцам пришлось сражаться в окружении. Ожесточенный бой продолжался с переменным успехом в течение четырех часов. Лишь к вечеру благодаря мужеству и стойкости русских ратников, особенно новгородцев и псковичей, в ходе сражения наступил перелом. Интересно то, что геройские действия Довмонта отмечали не только союзники, но и враги. Ливонская Рифмованная хроника назвала псковского князя одним из героев битвы[7].

Сохранить строй «свиньи» после нанесения главного удара было почти невозможно. Этому препятствовала громоздкость и жесткость рыцарского построения. После первого мощного удара стройные ряды рыцарей рассыпались, и сражение перешло в обычное единоборство, а здесь сказали веское слово свежие полки «правой» и «левой» руки. Особенно сильным был удар отборных конных полков правого фланга, после которого немцы стали отступать. Русские войска начали преследовать враги и гнали рыцарей семь верст по трем дорогам до Раковора. Как во время сражения, так и во время бегства немцы понесли огромные потери. Как пишет летописец: «якоже  не мочи ни коневиступититрупием»[8], то есть кони ступали по трутам, так их было много. Среди погибших оказался и один из руководителей немецкого войскадерптский епископ Александр[9].


Эпизод Раковорской битвы. Миниатюра из Лицевого летописного свода XVI в.

Правда, и русскому войску победа досталась тяжелой ценой, потери их, как и немцев, были очень велики. Полегло почти пять тысяч ратников. В числе погибших бояр был новгородский посадник Михаил Федорович, тело которого новгородцы вывезли в родной город и захоронили, исключительный случай для посадника, в Софийском соборе –усыпальнице новгородских князей.Пропал без вести тысяцкий Кондрат.

Русское войско,подчеркивая свою победу, «стояша на костях 3 дни»: подбирали раненых, хоронили убитых, собирали трофеи.

Битва при Раковоре обессилила обе стороны, поэтому поход соединенных русских сил не имел своего продолжения. Объединенная рать была распущена: «низовские» полки разошлись по своим городам, а новгородское войско вернулось домой, увозя с собой раненых и убитых. Лишь Довмонт со своей дружиной углубился в Эстонию, дошел до южного побережья Балтийского моря, а затем с большой добычей вернулся в Псков.

Через некоторое время после Раковорского похода немцы, пытаясь как-то компенсировать свое поражение, предприняли вылазку против Пскова. Отряд, численностью около 1000 воинов, вторгся на территорию Псковской земли и захватил несколько приграничных селений.

Довмонт в короткое время собрал небольшую рать, состоящую из княжеских дружинников и псковских ремесленников, с которой он на 5 ладьях вышел навстречу разбойничавшим ливонцам. Сражение состоялось на реке Mироповне. Внезапность появления и стремительность нападения – вот главные факторы, определившие победу псковичей над количественно превосходящим противником. Немцы не смогли оказать достойный отпор и бросились наутек. Причем отступали они не организованно, а спасались мелкими группами. Летописи, давая картину этого сражения, отмечают, что часть немцев на двух ладьях пыталась скрыться на одном из островов, разбросанных по реке, но была обнаружена псковскими ратниками. Довмонт приказал запалить остров и «пожжепоганиелатыне под травою, а иниипобегоша, а власы их зажженигорять, а иниииссече, а инииистопиша в воде»[10]. Сражение это состоялось 23 апреля в день памяти св. Георгия, покровителя всех воинов.

В непосредственной связи с Раковорской битвой и сражением на Mироповне стоит большой поход немцев против Пскова в 1269 г. Оттон фон Роденштейн, магистр Ливонского ордена в 1267–1271 гг., собрал под свои знамена все наличные силы (почти 18 тыс. человек). Немцы двигались к Пскову несколькими колоннами, часть шла сушей, а часть «и на кораблях и в лодиях». Везли они с собой большое число стенобитных орудий и осадных машин. Разбойничая на псковской земле, немцы пожгли много деревень, часть жителей была порублена, а часть угнана в плен. Штурмом был взят и разграблен Изборск. В конце июня враг подошел к Пскову и сразу пошел на приступ крепостных стен, который был успешно отбит. Десять дней длилась затем осада. Защитники города во главе с Довмонтом оказали мужественное сопротивление захватчикам. В решающий момент, когда силы осажденных были на исходе, в Троицком соборе города произошла торжественная церемония. При большом стечении народа Довмонт вошел в собор и возложил свой меч на алтарь. Целая процессия служителей церкви в подобающих случаю парадных одеждах проследовала к алтарю и освятила княжеское оружие. Затем игумен Сидор взял меч и опоясал им князя. Церемония эта была нужна, чтобы поднять дух воинов, выступающих против врага. Князю-воеводе торжественно вручали меч, как символ доверия народа и залог победы.


Князь Довмонт-Тимофей Псковский. Икона из кафедрального Троицкого собора в Пскове. XIV в.

Несколько раз псковичи под руководством князя совершали вылазки, в ходе которых наносили тяжелый урон рыцарям. Когда же до немцев дошел слух, что на помощь осажденному Пскову идут крупные новгородские силы, они решили не испытывать судьбу, погрузились на корабли и 8 июля сняли осаду.

Раковорская битва, а затем сражения на Mироповне и у стен Пскова, завершили очередной длительный период борьбы русских с агрессией, шедшей с северо-запада. Победы русского оружия показали, что земля наша, несмотря на жесточайшие ордынские погромы, имеет достаточные силы, чтобы противостоять поползновениям захватчиков.В 1269 г. в Пскове был заключен мир с ливонцами «на всей воли новгородский»[11]. Крестоносная экспансия в восточной Прибалтике была остановлена более чем на тридцать лет.

Юрий Алексеев,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ

__________________________________________________

[1] Шacкoльcкий И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII-XIII вв.  Л., 1978.  С. 209-214.

[2] Новгородская первая летопись старшего извода. М., 1950. С. 86.

[3] См.: Ливонская хроника Германа Вартберга // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Т. II. Рига, 1879.  С. 95.

[4] Новгородская первая летопись старшего извода. С. 86.

[5] Ливонская рифмованная хроника. Цит. по Tиxoнoв M.H. Древняя Русь. M., 1975.  С. 338.

[6] Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. X. С. 146

[7] Tиxoнoв M.H. Древняя Русь. M., 1975.  С. 340.

[8] Новгородская первая летопись. ПСРЛ. Т. III СПб, 1841., С. 60.

[9] Ливонская хроника Германа Вартберга. С. 95.

[10] Сказание о Довмонте. // B книге: Памятники литературы древней Руси XIV-середина XV века. M., 1981. С. 53.

[11] Новгородская первая летопись. ПСРЛ. Т. III СПб, 1841., С. 61

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false