Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Василий Васильевич Верещагин

ВЕРЕЩАГИН Василий Васильевич [14(26).10.1842, г. Череповец Новгородской губ., – 31.3(13.4).1904, близ Порт-Артура], российский живописец-баталист. В результате подрыва на японской мине 31 марта (13 апреля) 1904 г. броненосца «Петропавловск» погиб известный военно-морской деятель, океанограф и кораблестроитель вице-адмирал С.О. Макаров, на тот момент командовавший Тихоокеанской эскадрой. Но не только военно-морской флот империи понес тяжелую потерю. На этом же броненосце погиб выдающийся российский художник-баталист В.В. Верещагин.

Василий Васильевич Верещагин родился в многодетной семье потомственного дворянина. Его отец, отставной коллежский асессор Василий Васильевич Верещагин, был предводителем дворянства в городе Череповце. Когда Василию исполнилось пять лет, его отправили в Санкт-Петербург, где он был зачислен в Александровский Царскосельский малолетний корпус. Двенадцатилетним подростком его перевели в Морской кадетский корпус. В корпусе будущий художник обучался до 1860 г. В 1858–1859 гг. Василий Верещагин совершил несколько учебных плаваний на кораблях Балтийского флота, побывал в Копенгагене, Бресте и Лондоне. С 1858 г., параллельно с обучением в корпусе, он посещал занятия в Рисовальной школе петербургского Общества поощрения художников.

Все годы в корпусе Василий Верещагин учился отлично. Однако по окончании курса, пробыв не более одного месяца на службе, он вышел в отставку наперекор воле родителей. Но расставшись с армией, в своем творчестве Верещагин остался верен военной теме. В 1860 г. он поступил в Академию художеств, где обучался под руководством педагогов А.Т. Маркова и А.Е. Бейдемана. Учёба в Академии давалась бывшему гардемарину очень легко. Получив малую серебряную медаль за одну из работ, Верещагин, не окончив курса, уехал за границу. В Париже он поступил в Ecole des beaux-arts и работал под руководством французского художника и скульптора Ж.-Л. Жерома. Возвратившись из-за границы, Верещагин некоторое время преподавал рисование в одном из женских учебных заведений в Тифлисе. Рисунки местных типов и сцен, вывезенные им с Кавказа, были впоследствии напечатаны в русском журнале «Всемирный путешественник». В 1865 г. художник вновь отправился в Париж и пробыл там целый год. Кавказские работы, представленные им на обозрение местной публике в Парижском салоне 1866 г., вызвали необычайный восторг и благожелательные отзывы европейских критиков. Это окончательно убедило В.В. Верещагина в правильности выбора жизненного пути как художника. Весной 1866 г. Василий Верещагин возвращается в Россию, где в петербургской Академии художеств завершает своё официальное обучение.

В 1867 г. он принимает приглашение туркестанского генерал-губернатора К.П. Кауфмана приехать в Самарканд. По служебным делам штатскому картографу Верещагину часто приходилось бывать в различных областях Туркестана. В апреле 1868 г. бухарский эмир объявил России священную войну. И Верещагин тут же ринулся в гущу событий: уже в качестве военного картографа он добровольно направляется в Самарканд. Основным заданием штабного художника являлись исследование и зарисовка Семиреченской и Сыр-Дарьинской областей. Однако прапорщик Верещагин принял самое деятельное участие в обороне Самаркандской крепости от хивинцев. Когда после недельной осады крепостная стена была пробита, и защитники крепости почти пали духом, Верещагин по собственной инициативе поднял гарнизон в дерзкое контрнаступление, которое решило исход битвы. Один из сослуживцев художника – поручик Н.Н. Каразин – так позднее описал происходящее: «Верещагин сражался с такой храбростью, с таким презрением к смерти, что возбуждал удивление и восхищение даже в старых вояках». Хивинцы бежали, а за свой подвиг Верещагин был награждён орденом Св. Георгия 4-й ст., однако во всеобщей суматохе награду ему так и не вручили. Позднее, уже в Петербурге, Кауфман заметил, что Верещагин не носит орденский крест. Узнав, что до сих пор награждение не состоялось, генерал тотчас снял свой крест и лично прорезав петлю, надел орден на сюртук художника. Это была единственная награда Верещагина, которой он очень дорожил.


Апофеоз войны. 1871. ГТГ.

В Туркестане художник пробыл всего год, но успел сделать массу зарисовок и этюдов к будущим полотнам. Интерес русского общества к восточной экзотике подвигнул его на создание целого ряда картин, которые позднее будут названы «туркестанской» серией. В качестве эпилога к «туркестанской» серии Верещагин написал «Апофеоз войны» (1871). Первоначально картина называлась «Торжество Тамерлана», т.к. «железный хромец» на местах сражений оставлял своего рода монументальные символы: сложенные пирамидой черепа убитых воинов – и своих, и чужих. На полотне страшные знаки войны изображены автором на фоне развалин древнего города. Это погружает зрителя в настроение наступившего Апокалипсиса и придаёт ощущение большей трагичности. На раме полотна имеется надпись: «Посвящается всем великим завоевателям прошедшим, настоящим и будущим».

Далее последовали: «У крепостной стены. «Пусть войдут» (1871), «Двери Тимура (Тамерлана)» (1872), «Продажа ребёнка-невольника» (1872), «Парламентёры. Сдавайся. – «Убирайся к чёрту!» (1873) и др. В 1873 г. Василий Верещагин закончил «туркестанскую» серию. Она состояла из тринадцати картин, более восьмидесяти этюдов и ста тридцати карандашных рисунков. В том же году весь цикл был представлен на первой персональной выставке Верещагина в Лондоне. Вскоре о нём заговорила вся Европа. Для европейцев открылся новый, еще непознанный мир Востока. В своих полотнах Верещагин показал впечатляющие результаты военного столкновения двух культур, мирный диалог которых, в силу общих предубеждений, был ещё невозможен. И это привело в шок его современников.

В 1874 г. художник привёз свои картины в Россию. Любителям искусства того времени всё, что представил Верещагин, казалось необычным, а порой и вызывающим. Будучи боевым офицером, художник не боялся шокировать зрителей кровавыми сюжетами, излишней, даже жёсткой реалистичностью образов. Он считал правильным показывать горькую правду войны именно в произведениях батального жанра, которые традиционно были призваны отображать только величественные победы.

Однако русское общество восприняло такой «фронтовой репортаж» очевидца с места событий крайне неоднозначно. Как писал известный художественный критик А.Н. Бенуа: «Правы были те, которые возмущались плохой живописью и другими техническими и формальными недостатками Верещагина. Правы были те, которые не находили ни духовной глубины, ни психического выражения в его картинах… Однако правы были и те, которые были искренно потрясены выбранными сюжетами, удачной и умной подтасовкой композиции, которые ссылались на произведения Верещагина, очевидца и превосходного знатока всего изображенного, как на веские и драгоценные документы».

Особенное недовольство по поводу туркестанских работ Верещагина высказывали высокопоставленные военные чиновники. Император Александр II, посетив в Петербурге выставку, был крайне возмущён картиной «Забытый», где изображён оставленный войсками на поле боя мёртвый русский солдат. Благодаря отзыву царя, батальные работы Верещагина снискали себе славу «антипатриотичных» и «антихудожественных», а военная цензура запретила воспроизводить в печати ряд картин с выставки.

В результате у художника возник конфликт с его непосредственным начальством. Генерал Кауфман, которого Василий Васильевич очень уважал, и который всячески благоволил ему по службе, вслед за высшими военными чинами обвинил своего подчинённого в преднамеренной фальсификации событий, отражённых в серии полотен. Но живописец твёрдо стоял на своём: «Я пишу войну так, как она есть». Тогда прапорщику Верещагину как военному человеку прямо приказали снять «порочащие воинскую честь» полотна. После чего художник уволился с военной службы, решив посвятить себя исключительно искусству.

В 1874 г. совет Академии присудил Верещагину звание профессора, о чем он был уведомлен официально; но художник, считая все чины и отличия в искусстве вредными, отказался от этого звания. Тогда совет Академии определил исключить Верещагина из списка ее членов.

Завершив «туркестанскую» серию, Верещагин отправился в путешествие по Индии и Гималаям, где начал писать серию картин «Индийская поэма», но не завершил ее. В 1877 г. началась Русско-турецкая война за освобождение Балкан от османского владычества, и художник поспешил на театр военных действий. Прикомандированный к штабу главнокомандующего, он не ограничился наблюдениями из главной квартиры, а совершил с войсками поход до Дуная, а затем вместе со своим товарищем по Морскому корпусу, Н.И. Скрыдловым, на минном катере «Шутка» ходил в атаку против турецкого монитора. Оправившись от раны, полученной в этом деле, Верещагин поспешил к Плевне, оттуда с «белым генералом» М.Д. Скобелевым – к Шипке, а с отрядом генерала А.П. Струкова отправился в поход к Андрианополю. С началом мирных переговоров художник покинул армию и уехал в Париж, где через два года вышла его знаменитая серия полотен «Поэма войны», вызвавшая еще большую сенсацию, чем «туркестанская» серия.

В болгарских работах впервые в русском батальном жанре романтическое изображение военной схватки уступило место глубоким размышлениям о войне, в результате чего в трактовке художника батальный жанр превратился в батально-исторический. Отказавшись от ложной героизации, условности и парадности академической батальной живописи, Верещагин с глубоким драматизмом показывал жестокие и кровавые будни войны, несущей неисчислимые страдания людям. Огромной заслугой художника стало то, что он впервые в истории батальной живописи показал в своих картинах солдат как главную силу военных событий, их мужество и тяжёлый труд. Его раненые не кричат («После атаки. Перевязочный пункт под Плевной», 1881), часовые замерзают, но не выпускают ружья («Солдат на снегу», 1877–1878), серые ряды солдат спокойно лежат и ждут сигнала («Перед атакой. Под Плевной», 1881) и преображаются в восторженном порыве, когда мимо них проносится «белый генерал» и именем отечества благодарит за победу («Шипка – Шейново. Скобелев под Шипкой», 1878–1879).


Побежденные. Панихида. 1878–1879. ГТГ.

Одним из самых пронзительных в серии стало полотно «Побеждённые. Панихида» (1878–1879), которое потрясло как российскую, так и зарубежную публику. Мастер изобразил огромное поле, сплошь усеянное телами убитых воинов, над которыми нависает серое дождливое небо. Лежащие люди буквально сливаются с выгоревшей травой и низкорослым кустарником. Художник намеренно уподобил останки погибших буграм и комьям земли, передавая впечатление превращения мёртвых тел в холодную землю. Слева с кадилом в руке изображён полковой священник, читающий молитву. За ним, сняв фуражку, стоит рядовой. 

Император Александр II, обозрев выставку, с грустью сказал: «Все это верно, все это так было».


В штыки. Ура. Ура. (Атака). 1887–1895. ГИМ.

Закончив «болгарскую» серию, Верещагин не сидит на месте. В 1882–1884 гг. он снова путешествует по Индии, Сирии и Палестине. Летом 1894 г. Василий Верещагин посещает Вологодскую губернию и рисует русский север. В 1896 г. художник работает над серией картин, посвящённых войне 1812 года, для чего бросает свои заграничные мастерские, строит дачу на Серпуховской дороге и создает образ Наполеона в подлинной обстановке суровой русской зимы, зловещих пожаров и партизанских действий. 

В 1899 г. он проводит лето в Крыму. В 1901 г. посетил Филиппинские острова, в 1902 побывал в США и на Кубе, а в 1903 г. посетил Японию. Авторитет Верещагина в Европе как «борца с войной» был таков, что в 1901 г. он был выдвинут на соискание первой Нобелевской премии мира.

С началом Русско-японской войны 1904–1905 гг. Верещагин уезжает на Дальний Восток. Здесь на броненосце «Петропавловск» он находит трагический конец своей кипучей, «боевой» жизни.

Наибольшее количество картин и рисунков Верещагина (свыше 600) сосредоточено в Третьяковской галерее в Москве; его произведения имеются также в Русском музее (Санкт-Петербург), в других музеях и собраниях Российской Федерации, Западной Европы и Америки. Кроме картин и рисунков, от художника осталось несколько книг мемуарного характера и статей по вопросам искусства. Автобиография Верещагина была издана в Москве в 1895 г.

Материал подготовлен в Научно-исследовательском
институте военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false