Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Николай Васильевич Огарков

ОГАРКОВ Николай Васильевич [17(30).10.1917 г. с. Молоково Бежецкого у-да Тверской губ. – 23.01.1994 г., Москва], советский военный деятель, Герой Советского Союза (28.10.1977), Маршал Советского Союза (1977). Николай Васильевич Огарков родился в многодетной крестьянской семье. Отец, Василий Иванович, умер в 1919 г., после чего матери, Марии Петровне, пришлось одной воспитывать четырех сыновей. В 1930 г. она вступила в колхоз «Завет Ильича», но по болезни вынуждена была перейти работать посыльной на почту. Николай после окончания в 1929 г. Молоковской сельской школы помогал матери, работал в колхозе. В 1931 г. он уехал на Дальний Восток, где старший брат проходил военную службу. С 14 лет Николай начал самостоятельно работать учеником продавца в Раздольненском закрытом военном кооперативе. В апреле 1933 г. он вернулся на родину, где в течение 1,5 лет работал счетоводом, секретарем районного совета профсоюзов и др. В 1934 г. он уехал в Подмосковье, учиться на рабочем факультете энергетической промышленности («торфяной рабфак») в селе Кудиново. В сентябре 1937 г. Николай поступил в Московский инженерно-строительный институт им. В.В. Куйбышева, в котором проучился 1,5 года. В ноябре 1938 г. он добровольно вступил в Красную армию и был зачислен на 2-й курс Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева, фортификационно-строительный факультет которой окончил 15 июня 1941 г.

Начало Великой Отечественной войны застало младшего воентехника Огаркова на строительстве укрепрайона западнее реки Ломжа в должности начальника подучастка военно-полевого строительства Западного Особого военного округа. Затем он был назначен полковым инженером 1-го стрелкового полка 17-й стрелковой дивизии Западного фронта. С осени 1941 г. воевал на Карельском фронте в инженерных частях на различных должностях. В июне 1944 г. инженер-майор Н.В. Огарков был назначен дивизионным инженером в 122-ю стрелковую дивизию. В октябре 1944 г., представляя офицера к его первой награде – ордену Отечественной войны 2-й степени, командир дивизии полковник А.Н. Величко писал: «В период преследования противника тов. Огарков очень много уделял внимания вопросам организации разминирования, исправлению дорог и мостов и прокладки колонных путей..., организуя работу, лично сам находился на самых ответственных участках». 

В составе дивизии Николай Васильевич участвовал в освобождении Румынии, Югославии, Венгрии и Австрии. Начальник политотдела 133-го стрелкового корпуса, в составе которого воевала 122-я стрелковая дивизия, полковник Г.Н. Шинкаренко писал о бое за венгерский город Драва Саболч: «Инициативу и мужество в этом бою проявил инженер 122-й стрелковой дивизии инженер-майор Н.В. Огарков. Возглавляя группу саперов, он находился в танковом батальоне болгар, поддерживавшем атакующие подразделения 715-го полка. Под непрерывным огнем врага саперы преодолели заграждения и тем самым создали благоприятные условия для перехода танков в атаку. В решающий момент Н.В. Огарков, находясь на броне головного танка, направлял действия болгар-танкистов. Личный пример, хладнокровие офицера, его непосредственное участие в действиях танкового батальона во многом способствовали успеху советских и болгарских войск в бою».

11 апреля 1945 г. во время боя Н.В. Огарков, руководя саперными подразделениями, был ранен и окончание войны встретил в госпитале. В июле он возвратился в свою дивизию, но через три месяца в связи с ее расформированием подполковника Огаркова назначают помощником начальника штаба инженерных войск 27-й армии Прикарпатского военного округа.

В конце 1945 г. при Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева был открыт оперативно-инженерный факультет, на который могли поступать лица, уже имевшие академическое образование. В состав первого набора был включен Н.В. Огарков. В феврале 1947 г. после окончания обучения он был направлен для дальнейшей службы в Инженерное управление Приморского военного округа. Через полтора года Николая Васильевича перевели в отдел подготовки театра военных действий оперативного управления штаба Главнокомандующего войсками Дальнего Востока. М.И. Петров, служивший генералом для особых поручений при министре обороны СССР Маршале Советского Союза Р.Я. Малиновском, вспоминал, что Родион Яковлевич, будучи Главкомом войск Дальнего Востока, «как-то поручил разработку одного важного оперативного задания военному инженеру, участнику Великой Отечественной войны, подполковнику Николаю Васильевичу Огаркову. И тот отлично справился с поставленной задачей. Выполненные им последующие работы также получили наивысшую оценку главкома и привели его к выводу, что Н.В. Огарков не только прекрасный инженер, но и способный оператор, подающий большие надежды». На Дальнем Востоке полковник Огарков прошел ряд ступеней штабной работы и в ноябре 1955 г. был назначен начальником Оперативного управления – заместителем начальника штаба округа. В 1957 г. командующий войсками Дальневосточного военного округа генерал-полковник В.А. Пеньковский, направляя генерал-майора Н.В. Огаркова в Высшую военную академию, записал в аттестационном листе: «Растущий офицер. Хотя и не приобрел еще достаточного опыта по занимаемой должности – с обязанностями справляется уверенно».

Этот набор в академию (с 1958 г. – Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил СССР) был назван «жуковским», т. к. по приказу министра обороны Маршала Советского Союза Г.К. Жукова на учебу были зачислены в основном офицеры из войск – командиры и начальники штабов дивизий и лишь несколько человек из центрального аппарата Минобороны. Впервые после войны слушателей принимали в академию без вступительных экзаменов.

Среди сокурсников Н.В. Огарков выделялся пытливым умом, отменной памятью и способностью творчески воспринимать новые проблемы военного искусства. После войны это было самое молодое поколение генералов и офицеров, призванных, с одной стороны, умело использовать и передавать войскам опыт Великой Отечественной войны, а с другой – быть устремленными в будущее, осуществлять крупные преобразования в Вооруженных Силах.


Полигон Хейдехоф. Группа советских войск в Германии. 1961 г.
Первый справа генерал-майор Н.В. Огарков.

После окончания в декабре 1959 г. основного факультета Военной академии Генерального штаба Н.В. Огарков был назначен командиром 20-й гвардейской мотострелковой дивизии в Группу советских войск в Германии. 

В декабре 1961 г. Николай Васильевич вновь вернулся к штабной работе – его назначили начальником штаба Белорусского военного округа. Здесь он предложил ряд важных изменений в системе руководства округа, целью которых было сосредоточение всех нитей управления в общевойсковом штабе и только под его организующим началом – в штабах родов войск, начальников служб. Это позволило повысить оперативность руководства войсками во всех звеньях.

Будучи начальником штаба округа, генерал-лейтенант (с 22 февраля 1963 г.) Н.В. Огарков большое внимание уделял совершенствованию системы оперативной и боевой подготовки командиров и штабов. Следуя принципу «учить войска тому, что необходимо на войне», он разработал и внедрил собственную методику подготовки войск, смысл которой заключался в том, чтобы все категории военнослужащих обучались преимущественно на местности, в обстановке, максимально приближенной к боевой. Оперативно-тактическая подготовка командующих и штабов, как правило, осуществлялась на учениях с участием войск или с их обозначением, с имитацией боевых действий в реальном времени.

В конце 1965 г. Н.В. Огарков был назначен командующим войсками Приволжского военного округа. На этой должности, Николай Васильевич провел ряд опытных учений с целью практической проработки вопросов совершенствования организационной структуры и методов работы командования и штабов оперативно-стратегического и оперативного звеньев, развивал свои идеи по совершенствованию системы боевого управления войсками. В 1968 г. генерал-полковника Н.В. Огаркова назначили на должность первого заместителя начальника Генерального штаба.

Начальник Генерального штаба генерал армии В.Г. Куликов, характеризуя Н.В. Огаркова за четыре года совместной службы, отмечал: «Высокая оперативная подготовка и большой опыт работы в войсках позволяют товарищу Н.В. Огаркову со знанием дела решать вопросы по совершенствованию Вооруженных Сил, оснащению их новейшей техникой и повышению боевой готовности. Имеет достаточную силу воли и настойчивость в проведении решений в жизнь. Умеет работать целеустремленно и оперативно, обладает чувством нового».

В 1971–1972 гг. Министерство обороны, выполняя поручение высших органов государственного управления, провело совместно с КГБ при Совете министров СССР специальное исследование, показавшее, что США создали и постоянно наращивают глобальную систему технической разведки в отношении советского оборонно-промышленного комплекса. Полученные с помощью технических средств разведданные превышали объемы информации, добытой агентурным путем. Радиотехнические и космические средства разведки перехватывали телефонные переговоры советских руководителей, получали телеметрическую информацию испытаний ракет и др. техники, позволяя установить их тактико-технические характеристики. Организационным ответом на эти вызовы стало создание в декабре 1973 г. Государственной комиссии СССР по противодействию иностранным техническим разведкам (Гостехкомиссия). Этот межведомственный коллегиальный орган должен был стать органом по защите новой научно-технической информации, способствующей решению инженерно-технических проблем. В состав нового органа вошли представители министерств оборонной промышленности, министерства обороны и КГБ (на уровне первых заместителей соответствующих руководителей). Первым председателем Гостехкомиссии в ранге заместителя министра обороны в марте 1974 г. стал генерал армии Н.В. Огарков. Одновременно он являлся членом Военно-промышленной комиссии при Совете министров СССР, что облегчало выбор ключевых направлений деятельности Гостехкомиссии по защите наиболее важных оборонных объектов.


После вручения маршальских звезд В.Г. Куликову и Н.В. Огаркову. Москва, Кремль, 4 февраля 1977 г.

В январе 1977 г. Николая Васильевича назначили начальником Генерального штаба – первым заместителем министра обороны СССР. За семь лет службы в этой должности он, как и раньше, продемонстрировал способность генерировать и реализовывать новые идеи, сплачивать для их выполнения большие коллективы, твердо направлять их работу.  

В 1979–1980 гг. под руководством Н.В. Огаркова был разработан единый план развития Вооруженных сил СССР на 1981–1985 гг., план их применения в случае агрессии против СССР, план мобилизационной готовности войск, проект директивы ЦК КПСС и Совета министров по совершенствованию мобготовности народного хозяйства и страны в целом и ряд других документов. Велись разработки важнейших вопросов советской военной теории. Генеральный штаб совместно с главкоматами видов Вооруженных сил и аппаратом заместителя министра обороны по вооружению разрабатывал вопросы военно-технической политики в армии и на флоте, определял приоритеты военно-технических исследований и военных заказов.

Теория проверялась практикой учений и маневров, по итогам которых уточнялись положения военной теории. Например, теоретические положения воздушной и противовоздушной операций проверялись в ходе масштабного учения в 1979 г. в Группе советских войск в Германии с привлечением управления Центральной, Южной и Северной групп войск и ряда округов. На разборе учения начальник Генштаба подвел итог: «Раз имеет право быть воздушная операция, такое же право имеет и противовоздушная операция. Как яд и противоядие». На различных тренировках и учениях изучалось предложение Н.В. Огаркова о создании объединенных командных пунктов ВВС и ПВО. Регулярно проверялась мобилизационная готовность транспортной инфраструктуры регионов и заводов оборонной промышленности. Ежегодно в ходе военных игр с участием руководства государства отрабатывались вопросы управления стратегическими ядерными силами.


Министр обороны  Маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов и начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Н.В. Огарков в ходе учений «Запад-81».

Одним из крупнейших стало учение под кодовым названием «Запад-81», проведенное в сентябре 1981 г. На нем впервые были опробованы автоматизированная система управления и некоторые виды высокоточного оружия. Особое впечатление на руководящий состав произвело использование авиационных бомб с лазерной системой наведения. Впервые на этих маневрах армейским и фронтовым операциям был придан воздушно-наземный и воздушно-морской характер. Возникали совершенно новые проблемы обороны, которая должна быть способна противостоять наступлению противника, отражая его массированные удары на суше, с воздуха и различных направлений. От соединений и частей требовались максимально возможная степень самостоятельности и инициативы в решении боевых задач и высокая маневренность. Генерал армии В.Н. Лобов, вспоминая о том, как готовились и проводились эти учения, подчеркивал большую роль маршала Н.В. Огаркова. «Я ему до сих пор благодарен за ту школу, которую тогда от него получил, – рассказывал Владимир Николаевич. – Ведь был у него богатейший фронтовой опыт, а как начальник Генштаба – это просто глыба. Но тут же я видел, как маршал по-человечески, душевно разговаривал с солдатами. Приезжал, всем интересовался – дотошный человек был в этом плане. Но что бы ни происходило, он к делу подходил без всяких предвзятостей». 

Исследования в процессе учения подтвердили целесообразность создания нового элемента оперативного построения войск фронта (армии) в наступательной операции – оперативных маневренных групп, создаваемых на базе армейских корпусов и предназначенных для быстрого наращивания силы удара и ведения оперативных рейдовых действий в отрыве от главных сил. Главной целью их применения являлось развитие операции в высоком темпе за счет увеличения (во взаимодействии с воздушными десантами) глубины одновременного воздействия по группировкам и объектам противника и создания в его тылу активно действующего фронта. Для реализации этой идеи Н.В. Огаркова в Белорусском и Забайкальском военных округах были созданы по одному армейскому корпусу постоянного состава с соответствующими задачами.

Объектом постоянного внимания начальника Генерального штаба были вопросы технического оснащения Вооруженных сил. В начале 1980-х гг. отмечен значительный рост в количественном и качественном состоянии танкового парка Сухопутных войск, которые получили на вооружение танки третьего поколения Т-80 и Т-80УД с газотурбинными двигателями усовершенствованной конструкции, усиленной броней, повышенными возможностями танкового оружия и защиты от противотанковых средств и ОМП. В 1980 г. в Сухопутных войсках появилась армейская авиация, ядром которой стали армейские и фронтовые части транспортно-боевых и боевых вертолетов Ми-8, Ми-24 и др.

Немалые усилия направлял Генеральный штаб на наращивание боевого потенциала Войск ПВО страны (с 1980 г. – Войска ПВО), создание системы противокосмической обороны, предназначенной для перехвата и уничтожения космических объектов противника военного назначения. В 1980-е гг. по предложению Н.В. Огаркова все силы и средства ПВО и авиации, расположенные на территории военных округов, были напрямую подчинены командующим войсками военных округов, что стало большим прогрессом в создании оперативных группировок войск (сил) на театрах военных действий (ТВД). Коренные преобразования были проведены в Военно-воздушных силах. К 1985 г. на базе управления командующего дальней авиацией и отдельных тяжелых бомбардировочных авиационных корпусов были созданы воздушные армии стратегического назначения с подчинением их непосредственно главнокомандующему ВВС.

Вспоминая свою встречу с Огарковым весной 1977 г., генерал армии С.И. Постников (в то время командующий 7-й гвардейской армией) писал: «Его интересовало мнение военнослужащих, непосредственно работающих в войсках, как и что сделать, чтобы организационно-штатный состав армии, ее вооружение и техника соответствовали боевым задачам и театру военных действий, на котором предстояло их выполнять. В вопросах чувствовалась заинтересованность начальника Генерального штаба и желание, насколько возможно, помочь армии лучше и с большей отдачей решать стоящие перед ней боевые задачи».

Учения в военных округах и группах войск показали необходимость приблизить управление непосредственно к войскам (силам), а также повысить готовность системы управления Вооруженными силами к переводу с мирного на военное положение. Для этого сначала на Дальнем Востоке (1979 г.), а затем в Европейской части СССР (1984 г.) были созданы четыре главных командования войск направлений. На них возлагались: планирование и подготовка операций по отражению агрессии вероятного противника на ТВД, организация и поддержание взаимодействия участвующих в них объединений различных видов Вооруженных сил, организация ПВО в границах ответственности, руководство оперативной, мобилизационной, боевой, политической подготовкой, научной работой, оборудованием ТВД в оперативном отношении, контрольные функции и др. задачи.

По мере возрастания объема задач, стоявших перед Вооруженными силами, и с их усложнением, что требовало расширения функций и совершенствования деятельности главного органа военного управления – Генерального штаба, вносились соответствующие изменения в его организационно-штатную структуру. С учетом этого при реорганизации Генштаба Н.В. Огарков стремился уточнить функциональные обязанности и оргструктуру управлений, направлений и отделов для улучшения их организаторской работы по выполнению поставленных войскам (силам) задач, руководства оперативной подготовкой и службой войск.

Одним из направлений деятельности Генерального штаба было международное военное сотрудничество. Углубление содержания и постепенное расширение масштабов и проблематики международных двусторонних и многосторонних переговоров требовало иметь высококвалифицированную структуру. Для этого в мае 1979 г. было создано Международно-правовое управление, переименованное с июля того же года в Договорно-правовое управление. Под руководством Николая Васильевича проводилась большая работа по подготовке к переговорам с делегациями многих стран. Так, Маршал Советского Союза Н.В. Огарков внес большой вклад в руководство работой советской делегации в Женеве в 1979 г. по подписанию международного договора ОСВ-2. Николай Васильевич внимательно следил за процессом ограничения и сокращения вооружений, проявляя в то же время неустанную заботу об укреплении безопасности Родины. Генеральный штаб руководил деятельностью советских военных советников в различных странах мира, решал вопросы строительства специальных объектов за рубежом, обеспечения дружественных стран военно-техническим имуществом и подготовки для них военных кадров.

Тяжелым испытанием для Н.В. Огаркова стал ввод советских войск в Афганистан. Различные источники свидетельствуют, что Николай Васильевич был в числе тех, кто предупреждал высшее военно-политическое руководство СССР о том, что данный шаг требует всестороннего анализа и может иметь негативные последствия. В дальнейшем, выполняя указания министра обороны, Генеральный штаб осуществлял руководство Ограниченным контингентом советских войск (ОКСВ) в Афганистане, всестороннюю подготовку этой группировки и ее материально-техническое и кадровое обеспечение, содействовал созданию вокруг нее благоприятного морально-политического климата. При этом руководство Генштаба во главе с Н.В. Огарковым осознавало, что деятельность ОКСВ преследовала главную цель – стабилизацию обстановки в этой стране и обеспечение безопасности на южных границах СССР.

Несмотря на огромную занятость, Николай Васильевич успевал уделять внимание военной науке. Особенно настойчиво он занимался разработкой и внедрением новых средств автоматизации управления войсками. За достижения в этой области Огаркову в 1981 г. была присуждена Ленинская премия. Не меньшее внимание он уделял военно-исторической работе, проводимой Институтом военной истории Министерства обороны СССР. При его участии летом 1977 г. в составе были Института сформированы новые научные подразделения для исследования военно-прикладных проблем, а также для систематизации военно-научной информации. Учреждение получило новое наименование – «Институт военной теории и истории Министерства обороны СССР». Эти преобразования получили дальнейшее развитие уже после ухода маршала Огаркова из Генерального штаба, в начале 1985 г. на базе управления исследований проблем военного искусства Института был создан центр оперативно-стратегических исследований Генерального штаба. Николай Васильевич входил в состав руководства главных редакционных комиссий в ходе разработки таких фундаментальных трудов, как 12-томная «История Второй мировой войны 1939–1945 гг.», 8-томная «Советская Военная Энциклопедия», «Военный Энциклопедический словарь» (1983 г.) и др.


Главнокомандующий войсками Западного направления Маршал Советского Союза Н.В. Огарков с министром национальной обороны Польши генералом армии Ф. Сивицким. 1986 г.

5 сентября 1984 г. Маршала Советского Союза Н.В. Огаркова назначили Главнокомандующим войсками Западного направления. Войска (силы) этого Главного командования составляли 40% общей численности советских Вооруженных сил. Став Главнокомандующим, Огарков включился в работу с полной самоотдачей. Он непосредственно участвовал в развертывании управления и штаба в польском г. Легница, в создании системы управления войсками и в разработке теории стратегической операции на этом ТВД. В первые же дни пребывания в новой должности Огарков провел обстоятельные переговоры с руководителями союзных восточноевропейских государств. Это позволило заложить прочную основу для деловых контактов с руководителями дружественных армий стран – участниц Варшавского договора. В короткие сроки был создан сплоченный и работоспособный аппарат руководства войсками и силами Западного направления. 

Сослуживец Николая Васильевича по Западному направлению генерал-полковник Б.П. Уткин (в 1984–1988 гг. Член Военного Совета – начальник политического управления войск направления), автор книги «Маршал Советского Союза Н.В. Огарков. Обаяние личности, масштаб свершений», говорит: «Я смотрел на него, и у меня росло чувство уверенности, что на войне нужен именно такой человек – непреклонной воли, глубокой убежденности в успехе. Это был высококультурный человек, военный интеллигент в полном смысле этого слова. Он ценил истинное искусство, литературу, музыку. С годами собрал дома огромную библиотеку русской зарубежной классики. В общении с людьми Николай Васильевич умел слушать и никогда не позволял себе бранные слова. Ему доставляло большое удовольствие принимать в доме гостей, угощать их, а потом спеть любимую песню "Дымилась роща под горою". Эта песня сопровождала семью всю жизнь».

В 1988–1992 гг. Маршал Советского Союза Н.В. Огарков был генеральным инспектором Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Одновременно до августа 1991 г. он возглавлял Всесоюзный совет ветеранов войны, труда и Вооруженных Сил СССР. В 1992 г. его назначили советником начальника Генерального штаба Объединенных Вооруженных Сил СНГ, а с сентября того же года – советником при Министерстве обороны Российской Федерации.

В 1977 г. за большой вклад в дело развития и совершенствования советских Вооруженных Сил Н.В. Огарков был удостоен звания Героя Советского Союза. Он награжден многими орденами СССР: двумя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, Суворова 1-й ст., двумя орденами Отечественной войны 1-й ст., орденом Отечественной войны 2-й ст., двумя орденами Красной Звезды и орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах» 3-й ст. и многими медалями.


Могила Н.В. Огаркова на Новодевичьем кладбище в Москве.

Умер Маршал Советского Союза Н.В. Огарков 23 января 1994 г., похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Генерал-полковник М.Н. Терещенко, служивший вместе с Огарковым более 30 лет, приводит слова, не потерявшие своей актуальности для современных военных руководителей: «Это был блистательный эрудит, восхищавший окружающих феноменальной памятью, огромной работоспособностью и интеллигентностью. К этим высоким качествам профессионального военного следует, конечно, добавить необыкновенно привлекательные человеческие черты маршала: коммуникабельность, внимательность к подчиненным, доброжелательность».

Современное поколение сохраняет память о Николае Васильевиче Огаркове. Его имя носит одна из улиц его родного поселка и Молоковская средняя образовательная школа. В доме, где он родился, создан и действует музей его имени. В Москве на доме, в котором жил маршал, установлена памятная доска.

Подполковник Тарас Левченко,
заместитель начальника отдела Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false