Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

4 октября - День Космических войск


Ракета Р-7 на старте

Шесть десятилетий отделяют нас от того знаменательного дня – 4 октября 1957 г. когда отечественная ракета-носитель, разорвав цепи земного притяжения, вывела на орбиту Земли первый искусственный спутник Земли. Это важное событие в истории страны стало знаковым, переломным в истории всего человечества, содействовало росту международного авторитета СССР, изменило расстановку политических сил в мире и повлияло на судьбы десятков тысяч людей.

В первом послевоенном ракетно-космическом десятилетии была создана основа инфраструктуры мощной ракетной индустрии. Во втором десятилетии началось параллельно ей создание инфраструктуры космической. Несмотря на несхожесть тематики, разные характеры основателей и руководителей школ, фамилии которых теперь хорошо известны, у них было много общих черт, которые способствовали приоритету Советского Союза в космонавтике.


Первый в мире искусственный спутник Земли

Освоение этого направления ракетной техники в послевоенный период фактически началось заново. 13 мая 1946 г. принято постановление Совета министров СССР о создании в стране ракетостроительной промышленности. В соответствии с ним были созданы сеть научно-исследовательских организаций и конструкторских бюро, заводы по разработке и производству ракет-носителей, жидкостных ракетных двигателей, пускового оборудования, заправщиков, подъемно-транспортного оборудования и всей комплектующей аппаратуры, новых наземных систем радиотехнических и оптических средств наблюдения и контроля.

На основании данного постановления формируется Специальный комитет по реактивной технике при Совете министров СССР под председательством Г.М. Маленкова. Заместителями председателя назначают Д.Ф. Устинова – министр вооружения СССР и И.Г. Зубовича – министра промышленности средств связи СССР. Головными министерствами по разработке и производству реактивного вооружения были определены: Министерство вооружения – по реактивным снарядам с жидкостными двигателями; Министерство сельскохозяйственного машиностроения – по реактивным снарядам с пороховыми двигателями и Министерство авиационной промышленности – по реактивным самолетам-снарядам.


Здание НИИ-4

В Министерстве Вооруженных Сил СССР в качестве органов управления были созданы Управление реактивного вооружения в составе Главного артиллерийского управления, а также Государственный Центральный полигон реактивной техники (Капустин Яр), Научно-исследовательский институт реактивной техники НИИ-4 и другие специальные организации.

Первым начальником НИИ-4 был назначен генерал-лейтенант А.И. Нестеренко, один из наиболее авторитетных артиллеристов-ракетчиков того времени. В первые годы существования Института научные исследования в нем проводились по всему спектру ракет, предусмотренному штатным расписанием. Однако со временем стало ясно, что «нельзя объять необъятное», и Институт стал постепенно освобождаться от некоторых видов тематики. Он сосредоточил свои усилия исключительно на исследованиях стратегического ракетного оружия, и именно на этом поприще были получены результаты, во многом определившие пути развития современных ракетного вооружения и космической техники.

В середине 1950-х гг. работы по развитию ракетно-космической техники велись в форсированном режиме. Этого требовали известные обстоятельства.

По инициативе руководства НИИ-4 МО 16 сентября 1953 г. открывается первая НИР № 72 по практическому освоению космоса «Исследования по вопросу создания искусственного спутника Земли». В ней обосновывались вопросы создания первого ИСЗ, разрабатывалась теория полета спутника, обосновывалась принципиальная возможность создания и запуска ИСЗ на имеющейся в то время в стране научно-технической базе. Работы по космической тематике стали проводиться не только группой одного из конструкторов космической и ракетной техники М.К. Тихонравова, но и баллистиками, специалистами по системам управления, радистами, телеметристами и др.

Для обеспечения оборонной мощи СССР требовалось создать ракетно-ядерное оружие. По ракетной части это было поручено С.П. Королеву, ставшему главным конструктором ОКБ-1. Работы поручались отделу под руководством К.Д. Бушуева, где комплексное проектирование проводил сектор С.С. Крюкова, состоящий из проектных групп: П.И. Ермолаева – общее проектирование, И.С. Прудникова – органы управления и система разделения ступеней. Научно-исследовательский коллектив спроектировал межконтинентальную баллистическую ракету Р-7, которой в дальнейшем суждено было проложить дорогу в космос.

В процессе проектирования МБР Р-7 главный конструктор С.П. Королев в 1954 г. представил в ЦК КПСС, кроме докладной записки М.К. Тихонравова, обзор работ, ведущихся в этой области в США, и впервые официально предложил запустить с помощью создаваемой ракеты искусственный спутник Земли. Эта инициатива требовала создания современного ракетно-космического комплекса, в который должны были входить средства запуска, слежения и управления космическими аппаратами.

Дальнейшие работы по освоению космического пространства были инициированы С.П.Королевым в «Отчете о научной деятельности за 1954 год». Выдающийся конструктор предлагал создать технические средства для полета человека в космос.

В 1954 г. у проектантов отдела ОКБ-1, также как и у инженеров группы М.К. Тихонравова, работавших по заданию С.П. Королева в НИИ-4 МО, начали зарождаться инициативные идеи возможного применения Р-7 для освоения человеком космического пространства. Материалы этого проекта были переданы в ОКБ-1 в 1955 г.

В конце 1954 г. С.П. Королев принимает решение о начале плановых работ по проектированию спутников. Первоначально проектные работы были сосредоточены в группе Е.Ф. Рязанова, которая к тому моменту состояла из И.В. Лаврова, В.В. Молодцова, В.И. Петрова, М.С. Флорианского, В.И. Фрумсона и техника Б.Ш. Николаевой. Из Академии наук СССР к этим работам были привлечены С.Н. Вернов, Л.В. Курносова, С.Л. Мандельштам, В.И. Карасовский, Т.Н. Назарова, В.И. Яздовский и др. Активность ученых была настолько высока, что для установки всего предложенного ими количества научной аппаратуры не хватило бы и 5-тонного спутника (ракета Р-7 была способна вывести на околоземную орбиту около 1,5 т полезного груза). С согласия Сергея Павловича было начато проектирование сразу трех спутников: Д-1, Д-2, Д-3, хотя официально их не заказывали ни Академия наук СССР, ни Министерство обороны. Это были первые орбитальные научные лаборатории.

С.П. Королев правильно рассчитал свою тактику. От ракеты Р-7 как носителя термоядерного заряда требовалась высокая степень надежности, которую можно было гарантировать только набором статистики от многочисленных удачных запусков. Но для этого необязательно производить запуски с болванками вместо головной части. Вместо этих болванок предполагалось составить своеобразные научные приборы-автоматы – спутники. Военных это устраивало, как и ученых.

12 февраля 1955 г. принимается Постановление Совета министров СССР «О новом полигоне для Министерства обороны СССР», которое обязало в т. ч. Маршала Советского Союза Г.К. Жукова как министра обороны обеспечить организацию и строительство нового полигона. Сроки, определенные правительством, были столь жесткие, что за месяц до этого на станцию Тюра-Там в Казахстане прибыл первый взвод военных строителей. Его возглавлял старший лейтенант И.Н. Денежкин, который представлял 130-е Управление инженерных работ подполковника Г.М. Шубникова, входящее в Главное управление специального строительства Министерства обороны. Задачей взвода являлась подготовка железнодорожных путей для приема вагонов со стройматериалами и спецпоезда из Капустина Яра. Первые строители разместились в палатках. Весь январь и февраль бушевали метели. Морозы и снежные заносы сильно затруднили работу, но строители шаг за шагом упорно продвигались вперед. С мая темпы и масштаб стройки нарастали непрерывно. К станции Тюра-Там подходили эшелон за эшелоном. Бывало, что за один день маленький разъезд принимал до тысячи вагонов. Несмотря на бытовой «ад», работа кипела. Строители прокладывали «бетонку», рыли котлованы, возводили цементный завод.

2 июня 1955 г. директивой Генерального штаба Вооруженных Сил СССР была определена организационная структура полигона. Тогда же будущему космодрому присвоили официальное название – 5-й Научно-исследовательский испытательный полигон Министерства обороны (НИИП-5 МО). Первым его начальником был назначен генерал-лейтенант А.И. Нестеренко, главным инженером проекта строительных конструкций стал А.А. Ниточкин. В том году штат полигона насчитывал 1900 военнослужащих и 664 вольнонаемных работника. Однако реально на первом этапе строительства было задействовано свыше двадцати тысяч солдат и офицеров.

20 июля на полигоне началось возведение «объекта 135» – стартового комплекса, который сами строители называли «Площадка номер один» или «Стадион». Через несколько лет его назовут «Гагаринский старт». Пункт управления предстартовыми операциями и запуском ракеты находился в подземном бункере на расстоянии 200м от старта и на глубине около 8 м. В самом большом из пяти помещений, снабженном двумя морскими перископами, вдоль стен были установлены пульты телеметрического контроля. Второе большое помещение предназначалось для членов Государственной комиссии по испытаниям, почетных гостей и главных конструкторов; в нём также находились два перископа, далее размещалась контрольная аппаратура систем телеметрии, управления заправкой, стартовыми механизмами, вспомогательные комнаты для связистов и охраны.

Постановлением Совета министров СССР от 12 августа 1955 г. «О ходе разработки изделия Р-7» Министерству обороны ставится задача «обеспечить подготовку НИИП-5 и всех измерительных средств для начала летных испытаний изделия Р-7 не позднее апреля 1956 г.».

В 1955 г. начальником НИИ-4 МО назначен генерал-майор А.И. Соколов, который руководил созданием и научным обоснованием специального комплекса для управления и приема информации о работе ракетоносителя и в последующем космических аппаратов.

В этот период возник вопрос: кому строить специальный измерительный комплекс, который должен был размещаться по всей территории страны? Министерству обороны или Министерству промышленности? Представители армии возражали против возложения на них обязанностей разработчиков комплекса измерительных средств, считая, что это дело Академии наук СССР, т. к. первично космические исследования планировались в ее интересах. Однако промышленники и ученые считали, что только военные могут в такие короткие сроки построить, оснастить и начать эксплуатацию измерительного комплекса. Споры могли затянуться, но их прекратил министр обороны. Предвидя в будущем важную роль космоса в повышении обороноспособности страны, он взял на Министерство обороны обязательства по разработке и созданию измерительных пунктов. Одним из принципиально важных решений Г.К. Жукова стали слова, высказанные им на одном из совещаний: «Космос я беру на себя…», что придало мощный импульс для скорейшего внедрения новой ракетно-космической техники в войска.

В ходе проведенных исследований впервые были решены практически все принципиальные вопросы, касающиеся ИСЗ: расчет параметров движения спутника, обеспечение точности вывода на орбиту, исследование аэродинамического торможения и нагрева при спуске на Землю, энергопитания аппаратуры ИСЗ. Были разработаны конструктивные схемы размещения приборов внутри спутника, схемы стыковки его с ракетой-носителем, принципы отделения.

В конце августа 1956 г. на заседании Президиума ЦК КПСС был рассмотрен вопрос о запуске первого спутника Земли, и 3 сентября 1956 г. Постановлением Совета министров СССР № 1241 было принято решение о создании Командно-измерительного комплекса.

Руководили проектированием и созданием Комплекса начальник НИИ-4 МО генерал-лейтенант А.И. Соколов, его заместители – инженеры-полковники Г.А. Тюлин, Ю.А. Мозжорин, М.И. Сазаров, начальники подразделений и ведущие специалисты института: П.А. Агаджанов, Г.И. Левин, В.Т. Долгов, Г.Л. Тарасов, Ю.В. Девятков, И.В. Мещеряков, И.Л. Геращенко, Е.В. Яковлев, С.А. Ижорский, П.В. Ефимов, И.К. Коршунов, А.Я. Клементенко, М.П. Лихачев, А.В. Брыков, Г.С. Нариманов, И.Ф. Тащилин.

Еще 30 августа 1955 г., в то самое время, когда велось строительство полигона, на совещании у В.М. Рябикова, занимавшего пост заместителя министра среднего машиностроения, собрались ведущие специалисты по ракетной технике, в том числе С.П. Королев, М.К. Тихонравов и В.П. Глушко. От Академии наук присутствовал М.В. Келдыш. Королев выступил с кратким сообщением о проектах спутников, после чего предложил создать в структуре АН СССР специальный орган по разработке программы научных исследований с помощью серии космических аппаратов. Келдыш с энтузиазмом поддержал его и с декабря 1955 по март 1956 г. провел ряд совещаний ученых разных специальностей, так или иначе заинтересованных в изучении околоземного пространства. Каждое совещание было посвящено одному вопросу: космическим лучам, ионосфере, магнитному полю Земли и т. п. Обсуждались обычно три момента: что может дать искусственный спутник для данной области науки, какие приборы нужно поставить на него и кто из ученых возьмется конструировать их.

Серьезный подход к делу способствовал росту интереса к искусственным спутникам со стороны Академии наук, и 30 января 1956 г. было принято Постановление ЦК КПСС и Совета министров, которым предусматривалось создание «Объекта Д». Так в документах именовался неориентируемый искусственный спутник Земли весом от 1000 до 1400 кг. Под научную аппаратуру выделялось от 200 до 300 кг. Срок первого пробного запуска на базе разрабатываемой баллистической ракеты дальнего действия – лето 1957 г.

Получив долгожданное постановление, С.П. Королев немедленно приступил к реализации своих планов. В ОКБ-1 появился отдел, который должен был заниматься исключительно разработкой спутников. Возглавил его, как и ожидалось, М.К. Тихонравов, перешедший из военного института в бюро на постоянную работу. К июлю 1956 г. эскизный проект «Объекта Д» был готов. После перебора вариантов остановились на конической форме корпуса со сферическим днищем.

В конце года вдруг выяснилось, что намеченные планы находятся под угрозой срыва из-за трудностей в создании научной аппаратуры. Правительство установило новый срок запуска «Объекта Д» – апрель 1958 г. Столь значительная отсрочка категорически не устраивала Королева, ведь он полагал, что американские конкуренты сумеют запустить свой спутник намного раньше. И тогда было принято волюнтаристское решение, ставшее историческим: ОКБ-1 внесло предложение о срочной разработке и запуске в апреле ? мае 1957 г. так называемого «Простейшего спутника» («Объект ПС») массой до 100 кг.

Руководство работами по конструированию и изготовлению облегченного варианта спутника поручили двум инженерам – М.С. Хомякову и О.Г. Ивановскому. Радиопередатчик сконструировал В.И. Лаппо. Специальные сигналы для передатчика придумывал М.С. Рязанский. Головной обтекатель ракеты, защищающий спутник от воздействия атмосферы на участке выведения, проектировала группа С.О. Охапкина.

Спутник выглядел по схеме очень простым, создавался впервые, никаких аналогов орбитального искусственного объекта в технике на тот период не существовало. Задано было только одно – ограничение по весу: не более 100 кг (в конечном виде он весил еще меньше – 83,6 кг). Довольно быстро конструкторы пришли к выводу, что выгодно сделать спутник в форме шара. Сферическая форма позволила при меньшей поверхности оболочки наиболее полно использовать внутренний объем. Все, кто работал в то время над спутником, позднее отмечали, что С.П. Королев особое значение придавал эстетике первого космического аппарата: алюминиевая сфера была тщательнейшим образом отшлифована до чистого блеска и помещена, словно драгоценность, на ложе, обитое бархатом. Королев предвидел, что «ПС» станет одним из символов ХХ века, появится на марках и медалях, на открытках и памятниках, поэтому добивался максимальной выразительности при элегантной простоте внешнего вида. Проектирование велось быстрыми темпами, а изготовление деталей шло параллельно с выпуском чертежей. Копию спутника многократно состыковывали и отделяли от корпуса ракеты, пока конструкторы не убедились, что все работает безукоризненно.

15 февраля 1957 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР, предусматривавшее запуск простейшего спутника на орбиту, проверку возможности наблюдения за спутником и приема радиосигналов с его борта. Важный момент – запуск «ПС» разрешался только после одного – двух успешных стартов ракеты «Р-7».

3 марта 1957 г. первая «Р-7» прибыла на техническую позицию полигон НИИП-5, где начались ее испытания. Целью запусков было не только проверить все системы «Р-7» в полете, но и доставить макет боеголовки до специально организованного полигона Кура (поселок Ключи, Камчатка), находящегося на расстоянии 6314 км – меньше проектной дальности, но в то время Советский Союз еще не располагал средствами наблюдения в акватории Тихого океана. Кроме того, первые образцы были перегружены измерительным оборудованием (сами конструкторы называли их не «летными», а «измерительными») и, согласно расчетам, не могли выйти на дальность 8000 км.


Контейнер Первого искусственного спутника Земли

14 мая прошло заседание Государственной комиссии. Королев доложил о готовности к запуску и еще раз перечислил основные задачи испытаний: отработка техники старта, проверка динамики управления полетом первой ступени, процесса разделения ступеней, эффективности системы радиоуправления, динамики полета второй ступени, процесса отделения головной части и движения головной части до соприкосновения с землей. Боковые блоки первой ступени должны проработать 104 секунды, а центральный блок – 285 секунд. Высота ракеты – 34,22 м, расчетная стартовая масса – 283 т.

Вечером 15 мая 1957 г., через десять дней после вывоза из монтажно-испытательного комплекса, состоялся первый в истории запуск ракеты «Р-7». Ракета ушла со старта нормально. Однако «изделие» упало на землю, пролетев всего 300 км. Последующие испытания были аварийными.

21 августа 1957 г. состоялся запуск четвертой по счету «семерки». На это раз ракетчикам сопутствовал успех – «Р-7» штатно отработала активный участок траектории. Головная часть отделилась вовремя и достигла полигона на Камчатке.

8 мая 1957 г. вышла директива Генерального штаба о формировании «Центра по руководству и координации работ комплекса измерительных средств, средств связи и службы единого времени» и 13 отдельных научно-измерительных пунктов (НИП) первых частей космического назначения. НИП располагались в следующих местах: НИП-1 (он же ИП-1Д) – на полигоне Тюра-Там рядом с ИП-1 полигона, НИП-2 – в районе станции Макат, НИП-3 – станция Сары-Шаган, остальные НИП – в посёлках Искуп, Елизово, Ключи, Болшево, Красное село, м. Сартычалы под Тбилиси, городах Енисейск, Симферополь, Новосибирск и Улан-Удэ.

К октябрю 1957 г. Центр, предназначенный для организации измерений и управления космическими аппаратами, находящимися на орбите, был сформирован. Первым его начальником назначен генерал-майор А.А. Витрук, которому пришлось впервые решать сложные организационные вопросы по обеспечению применениятехнических средств при работе с первыми ИСЗ.

17 сентября 1957 г. в Колонном зале Дома Союзов на собрании, посвященном столетию со дня рождения К.Э. Циолковского, выступил мало кому в то время известный член-корреспондент АН СССР С.П. Королев. Что примечательно, тезисы его доклада были в тот же день опубликованы в газете «Правда» ввиде небольшой статьи под названием «Основоположник ракетной техники». Это была первая послевоенная публикация Королева в столь многотиражном издании, но главное – засекреченному конструктору позволили подписать ее своей собственной фамилией! В статье были и такие слова: «Советские ученые работают над вопросами глубокого проникновения в космическое пространство. Сбываются замечательные предсказания К.Э.Циолковского о полетах ракет и о возможности вылета в межпланетное пространство, высказанные им более шестидесяти лет тому назад».

20 сентября 1957 г. на полигоне НИИП-5 состоялось заседание Государственной комиссии, на котором все службы подтвердили свою готовность к старту. Тогда же решено было сообщить о запуске спутника в печати только после его первого оборота вокруг Земли.

Для запуска спутника «ПС» была подготовлена облегченная модификация летного варианта «Р-7». В ходе подготовки в монтажно-испытательном корпусе были проведены последние тесты. Запуск назначили на 6 октября. И тут Королев потребовал произвести его на двое суток раньше. Причиной стал полученный из Москвы листок экспресс-информации, в котором утверждалось, что на совещании по координации запусков ракет и спутников, проходившем в Вашингтоне, на 6 октября намечен американский доклад «Спутник над планетой». Сергей Павлович очень встревожился: вдруг будет не просто доклад, а отчет о свершившемся достижении?

В ночь с 3 на 4 октября, после заключительной стадии подготовки – заправки ракеты компонентами топлива, она была готова к старту.

4 октября 1957 г. в 22 часа 28 минут 34 секунды по московскому времени ярчайшая вспышка осветила ночную степь. Ракета-носитель, впоследствии получившая название «Спутник-1», с гулом ушла вверх – первый в мире ИСЗ отправился в космическое путешествие. Наблюдения на первых витках показали, что он движется по орбите с наклонением 65,1°, высотой в перигее 228 км и максимальным удалением от поверхности Земли в 947 км. Каждый виток занимал 96 минут.

Общественный резонанс был ошеломляющим. Зрелище маленькой звездочки, бегущей в небе за пределами атмосферы с неустанно передаваемым по радио «бип-бип-бип», быстро захватило внимание широкой аудитории, включающей ученых, радиолюбителей, военных, агентов разведслужб и бесчисленных зрителей, взобравшихся на крыши со своими биноклями.

Руководство СССР торжествующе наблюдало, как, по выражению главы государства Н.С. Хрущева, «оценивающее любопытство западных стран сменяется восхищением, смешанным с завистью». Идеологическое клише «Социализм – это и есть та надежная стартовая площадка, с которой Советский Союз запускает свои космические корабли» мгновенно утвердилось в качестве беспроигрышного козыря на международной арене и внутри СССР.

В свою очередь американская политическая элита в одночасье осознала, что космос тоже может стать полем битвы и на нем США потерпели свое первое поражение. 9 октября 1957 г. президент Дуайт Эйзенхауэр выступил на пресс-конференции в Белом доме с поздравлениями в адрес советских ученых. В своей речи президент пообещал, что американский спутник будет выведен на орбиту до истечения года. Обещание осталось невыполненным – спутник «Explorer» добрался до орбиты лишь 1 февраля 1958 г. Вырваться в лидеры можно было только одним способом – запустив в космос человека.

4 октября 1957 г. с запуском первого искусственного спутника Земли началась космическая эра в истории человечества и Командно-измерительный комплекс стал на космическую вахту: он отслеживал спутник радиолокационной станцией «П-30» на НИП-1 (ст. Тюра-Там) и НИП-2 (м. Макат). Так появились первые части космического назначения, которые запускали и отслеживали спутник.

Со второго спутника, выведенного на орбиту Земли 3 ноября 1957 г. с собакой Лайкой на борту, на некоторых НИП станциями «Трал» уже передавалась телеметрия и принималось простейшее телевизионное изображение (100 строк и 10 кадров в секунду). После запуска третьего ИСЗ 15 мая 1958 г. работали уже все технические средства на всех НИП. Это стало важным достижением в области управления космическими аппаратами в космосе.

С размещением научных измерительных пунктов на территории нашей страны тогда не ошиблись. И сегодня они продолжают успешно работать и развиваться в тех местах, которые были определены нашими учеными до запуска первого ИСЗ.

После запуска первых ИСЗ начались создание и запуск автоматических космических станций для полетов к Луне, Марсу, Венере. В связи с новыми задачами развивался и Командно-измерительный комплекс.

12 апреля 1961 г. полетом Ю.А. Гагарина было положено начало эпохе проникновения человека в космос, а Командно-измерительный комплекс принял самое непосредственное участие в этом эпохальном событии.За время работы по решению задач управления и контроля за космическими аппаратами различного назначения комплекс неоднократно менял свое название. 14 августа 2001 г. Указом Президента РФ Главному испытательному центру испытаний и управления космическими средствами МО присвоено почетное наименование «имени Г.С. Титова», а в 2011 г. комплекс переименован в «Главный испытательный космический центр им. Г.С. Титова». За годы существования комплексом командовали генералы А.А. Витрук, А.Г. Карась, И.И. Спица, И.Д. Стаценко, Н.Ф. Шлыков, В.Н. Иванов, А.Б. Западинский, Н.П. Колесников, А.В. Головко, О.В. Майданович, А.В. Ильин и полковник С.И. Марчук.


Сообщение ТАСС о запуске Первого спутника Земли. Газета "Правда" от 6 октября 1957 г.

Главный центр сегодня обеспечивает решение задач в структуре Министерства обороны РФ. С момента его создания специалистами Центра обеспечены запуск более 3000 космических аппаратов и управление ими, выполнено более 9 миллионов сеансов управления. Он принимал участие в реализации всех совместных международных пилотируемых проектов и проектов фундаментального исследования дальнего космоса, в выполнении космических программ национальной безопасности, социально-экономических и научных проектов. В сотрудничестве с представителями более 150 организаций – НИИ, КБ и космодромов – проведены летные испытания более 250 типов космических аппаратов военного и двойного назначения.

За большие заслуги в деле освоения и эксплуатации новых образцов специальной техники, укрепления обороны страны и высокие показатели в боевой подготовке Командно-измерительный комплекс в 1977 г. награжден орденом Трудового Красного Знамени и в 1982 г. – орденом Октябрьской Революции. В 1994 и 1996 гг. Главный центр отмечен министром обороны как одно из лучших объединений Вооруженных Сил.

Приказом Министра обороны СССР от 3 августа 1960 г., в канун третьей годовщины запуска первого ИСЗ, 4 октября установлен День Командно-измерительного комплекса, а с 2002 г. Указом Президента РФ этот день определен как День Космических войск и закреплен Указом №549 от 31 мая 2006 г. «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных Силах Российской Федерации».

Сергей Мигулин, старший научный сотрудник
Научно-исследовательского института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук 

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false