Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Шапошников Борис Михайлович

ШАПОШНИКОВ Борис Михайлович [20.9(2.10).1882, г. Златоуст Уфимской губ. – 26.3.1945, Москва], советский военный деятель и военный теоретик. Маршал Советского Союза (1940). Борис Шапошников родился в семье служащих. Отец его, Михаил Петрович, выходец из оренбургских казаков, служил по частному найму. Мать, Пелагея Кузьминична, работала учительницей. Б.М. Шапошников учился в Красноуфимском промышленном и Пермском реальном училищах, которое окончил в 1899 г. Выбор военной профессии произошел по соображениям весьма прозаическим – обучение в военном училище бесплатное. В 1901 г. юноша поступил в Московское пехотное училище (позднее названное Алексеевским), которое окончил в 1903 г. по 1-му разряду. Получив чин подпоручика, Борис Шапошников для дальнейшего прохождения службы выбрал 1-й Туркестанский стрелковый батальон, стоявший в Ташкенте.

Уже в первый год офицерской службы Б.М. Шапошникова заметило начальство. Его на два месяца забирают в штаб округа для подготовки нового мобилизационного расписания, затем направляют в Самарканд в окружную школу инструкторов фехтования, где он одновременно обучается верховой езде и конному строю.

По возвращении из Самарканда в свой батальон Шапошников получил повышение – его назначили начальником учебной команды. В 1906 г. его произвели в поручики, а в 1907 г. он поступает в Академию Генерального штаба.

Уже на 1-м курсе он приобрел основательные знания и хорошо сдал переводные экзамены. В академии на его офицерское становление оказали большое влияние опытные и талантливые преподаватели, среди которых были профессора полковники А.А. Незнамов, В.В. Беляев, Н.А. Данилов и др.

Когда подошло время выбирать новое место службы, уже по линии Генерального штаба, он предпочел перевестись в Западный округ. Свободной оказалась должность старшего адъютанта 14-й кавалерийской дивизии, входившей в Варшавский военный округ. Туда он и прибыл в конце декабря 1912 г., только что получив очередной чин капитана.

Должность старшего адъютанта Генерального штаба – это фактически должность начальника оперативного отделения, в обязанности которого входили оперативные, мобилизационные вопросы и боевая подготовка частей дивизии.

С самого начала Первой мировой войны 14-я кавалерийская дивизия вошла в боевое соприкосновение с австро-венгерскими частями и проявила достойную похвалы стойкость. Сдерживая напор противника, дивизия прикрывала фланг крупной оперативной группировки Юго-Западного фронта. А потом развернулась известная Галицийская битва. Осенью русская армия на этом участке добилась внушительного успеха, и 14-я кавдивизия внесла в неё весомый боевой вклад. Верный принципу «быть ближе к войскам», капитан Б.М. Шапошников разделял со своими начальниками и подчиненными все трудности большой операции. В октябре 1914 г. в бою под Сохачевом близким разрывом артснаряда капитан был контужен в голову, но не оставил боевой пост. Свыше трех лет Б.М. Шапошников провел на фронтах Первой мировой войны. За этот период он был награжден орденами Св. Анны 2-й ст. с мечами, 3-й ст. с мечами и бантом и 4-й ст.; Св. Станислава 2-й ст. с мечами и 3-й ст. с мечами и бантом, а также Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом.

Февральскую революцию 1917 г. Б.М. Шапошников встретил в звании полковника и в должности начальника штаба казачьей дивизии. А в сентябре он был назначен командиром 16-го гренадерского Менгрельского полка, имевшего богатейшую боевую историю. В декабре состоялся съезд Кавказской гренадерской дивизии, в которую входил его полк, где обсуждался вопрос о выборе нового начдива. Таковым выбрали Б.М. Шапошникова. Многое он успел сделать за месяц, в течение которого командовал дивизией. Были организованы проверка снабжения частей, демобилизация и проводы старших возрастов, укрепилась революционная дисциплина.

В январе 1918 г. в связи с болезнью Шапошников был эвакуирован с фронта, а в марте этого же года демобилизован по болезни. После этого в течении некоторого времени работал секретарем народного суда Казанской рабоче-крестьянской республики. Однако неудовлетворенный гражданской жизнью Борис Михайлович пришел к твердому убеждению, что необходимо вернуться в армию. Это решение было ускорено опубликованным в печати обращением советского правительства к бывшим офицерам с призывом вступать в Красную Армию.

Добровольное вступление в мае 1918 г. в ряды Красной Армии явилось для Б.М. Шапошникова не только возвращением к привычной профессии, но и началом нового этапа в его биографии. Его назначают в Оперативное управление Высшего военного совета на должность помощника начальника управления.

К осени 1918 г. стало очевидным, что первая организационная форма управления советскими войсками себя изжила. В начале сентября Высший военный совет прекратил существование. Был образован Революционный Военный Совет Республики (PBCР) как высший военный орган. Б.М. Шапошников, переведенный в Полевой штаб РВСР, возглавлял там разведывательное отделение. Поддерживая связь с фронтами, тщательно изучая перехваченные неприятельские документы, он стремился как можно глубже проникнуть в замыслы противника, точнее определить расположение его главных сил и резервов. Эта кропотливая, незаметная работа находила отражение в указаниях войскам и благотворно сказывалась, когда части Красной Армии противостояли натиску врага или сами шли в наступление.

В августе 1919 г. Б.М. Шапошников возвращается в Полевой штаб РВСР на прежнюю должность. А позже его назначают начальником Оперативного управления Полевого штаба РВС Республики.

Итогом службы Б.М. Шапошникова в Красной Армии в годы Гражданской войны было награждение его орденом Красного Знамени в октябре 1921 г.

Шла Гражданская война, но и в это напряженное время Б.М. Шапошников задумывался о будущем. И первым его шагом стало обобщение боевого опыта Красной Армии. В 1918–1920 гг. Б.М. Шапошников подготовил и опубликовал в журналах, сборниках ряд работ, которые принесли несомненную пользу молодым советским командирам.

После войны Борис Михайлович более четырех лет исполнял должность помощника начальника Штаба Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). При этом много сил и знаний он вложил в решение вопроса перевода армии и флота на мирные рельсы. Затем в его жизни наступил период, когда он занимал высшие командные посты и был непосредственно связан с войсками.


Участники совещания командующих войсками военных округов. 1927 г. Во втором ряду третий слева Б.М. Шапошников.

Будучи командующим войсками Ленинградского (1925–1927 гг.), Московского (1927–1928 гг.) военных округов, начальником Штаба РККА (1928–1931 гг.), командующим войсками Приволжского (1931–1932 гг.) военного округа, начальником и военным комиссаром Военной академии имени М.В. Фрунзе (1932–1935 гг.), командующим войсками Ленинградского военного округа (1935–1937 гг.), Б.М. Шапошников стремился к тому, чтобы войсковые части и штабные учреждения, каждый командир и красноармеец в мирное время находились в постоянной боевой готовности, как это требуется на войне. Он впервые в Красной Армии применил методику проведения учений и манёвров с участием посредников и нейтральной связью, часто бывал в войсках на учебных полях, стрельбищах, полигонах, командирских занятиях и в то же время никогда не проверял полк в отсутствие его командира. Он был поборником строгой дисциплины, но врагом окрика.

В середине 20-х г. XX в. Б.М. Шапошников приступил к созданию главной книги своей жизни, которую назвал «Мозг армии». Этот капитальный военно-научный труд охватывал широкий круг вопросов управления войсками, обосновывал необходимость единого руководящего органа в Красной Армии – Генерального штаба. Первая книга капитального труда была издана в 1927 г., вторая и третья – в 1929 г. Многие рекомендации, изложенные в этом труде, были реализованы и действуют до настоящего времени.

Высокая оценка труду была дана в статье, опубликованной в газете «Правда» 21 ноября 1935 г. в связи с присвоением Б.М. Шапошникову звания командарма 1 ранга. В ней говорилось, что в этом капитальном исследовании «сказались все черты Бориса Михайловича как крупнейшего военного специалиста: пытливый ум, чрезвычайная тщательность в обработке и определении формулировок, четкость перспектив, глубина обобщений».


Обложка капитального военно-научного труда Б.М. Шапошникова "Мозг армии". Современное переиздание.

Одновременно с этим Борис Михайлович разрабатывал военную доктрину страны, участвовал в работе уставных комиссий, решал многие другие вопросы, что выдвинуло его в ряды видных военных теоретиков своего времени.

Идея Б.М. Шапошникова о создании Генерального штаба в Красной Армии имела как сторонников, так и противников. Различные точки зрения не могли не столкнуться. Начальник Штаба РККА М.Н. Тухачевский вошел в Реввоенсовет СССР с предложением провести такую реорганизацию, чтобы Штаб РККА мог реально влиять на развитие Вооруженных Сил, являясь единым планирующим и организующим центром. Это предложение не было принято. Не считая возможным оставаться далее на своем посту, М.Н. Тухачевский подал рапорт об освобождении от должности.

Подбор кандидата на должность начальника Штаба РККА явился серьезной проблемой. И вовсе не потому, что не хватало опытных военачальников, но не каждый подходил для такого поста. Руководитель Штаба должен обладать, не говоря уж о глубоких военных знаниях, боевом опыте и остром критическом уме, еще и рядом специфических качеств. От него требовались сильная воля и одновременно гибкость в руководстве разнохарактерным коллективом, знание сложившихся традиций и тонкостей структуры центрального аппарата, известные дипломатические способности. Он должен быть достаточно мудрым и в то же время сравнительно молодым, чтобы поработать на этой должности длительный срок. Подобными качествами обладал не всякий.

Выбор пал на Бориса Михайловича Шапошникова. Солидная теоретическая подготовка, боевой опыт, практика командования войсками, знание штабной службы и особенностей работы в центре делали его наиболее подходящей кандидатурой. В мае 1928 г. по предложению И.В. Сталина Реввоенсовет СССР утвердил Б.М. Шапошникова начальником Штаба РККА.

Борис Михайлович вскоре после своего назначения выступил с предложениями о реорганизации центрального аппарата. Дважды он обращается к наркому по военным и морским делам К.Е. Ворошилову с докладом, в котором просил пересмотреть распределение обязанностей Штаба и Главного управления РККА (ГУ РККА). Б.М. Шапошников писал, что Штаб РККА должен стать ведущим звеном в общей системе военного управления. Представляя свои проекты, разработанные на основе тщательного изучения положения дел в Вооруженных Силах, он должен получать им подтверждение или отклонение только от Реввоенсовета СССР, а не от тех или иных управлений наркомата. Штаб РККА должен являться основным планирующим и распорядительным органом в руках Реввоенсовета.

В докладе указывалось, что боевую подготовку войск в мирное время должен организовывать и контролировать также Штаб РККА, ибо именно он будет руководить ими в случае войны. Недостатки отмечали и в мобилизационной работе, от которой Штаб РККА фактически отстранен, тогда как только он, разрабатывающий планы стратегического развертывания, может оценивать состояние мобилизационного дела и руководить им. Соответственно ГУ РККА должно считаться со Штабом при назначениях высшего командного состава, особенно штабных работников.

Выход из создавшегося положения виделся Шапошникову на том этапе в передаче Штабу РККА управления войсками из ГУ РККА. «Мнение начальника Штаба, – писал Борис Михайлович, – должно по тому или иному вопросу выслушиваться обязательно, а управлениями наркомата учитываться как одно из главных».

В январе 1930 г. Реввоенсовет принял постановление о передаче Штабу РККА всей мобилизационной работы. В дальнейшем централизация продолжалась, пока в 1935 г. вместо Штаба РККА не был создан единый и всеобъемлющий орган руководства жизнью и боевой деятельностью Красной Армии – Генеральный штаб.

Борис Михайлович был одним из тех советских военных деятелей, кто, ясно понимая, что командные кадры составляют ядро армии, заботился об их воспитании и обучении. Принципы обучения и воспитания кадров, которых Б.М. Шапошников придерживался, он настойчиво и последовательно проводил, когда в течение 3,5 лет (1932–1935 гг.) был начальником Военной академии имени М.В. Фрунзе.

Преподавательская и научная деятельность Б.М. Шапошникова получила должную оценку – в июне 1935 г. ему присвоили ученое звание профессора. Высшая аттестационная комиссия, вынося свое решение, отмечала, что он военно-научный работник исключительной эрудиции и больших обобщений, пользующийся известностью не только в СССР, но и за рубежом.

Заслуги Б.М. Шапошникова на этом поприще бесспорны. Но и ему академия дала многое. Руководство академией явилось для Б.М. Шапошникова важной ступенью к дальнейшей военной деятельности.

Весной 1937 г. после повторного двухгодичного командования Ленинградским военным округом Б.М. Шапошников был назначен начальником Генерального штаба, а в 1938 г. введен в состав Главного военного совета. Это дало возможность начальнику Генштаба непосредственно влиять на принятие важнейших решений в вопросах обороны страны.

Три года Борис Михайлович пробыл на посту начальника Генерального штаба, и за это время у него появилось много учеников и последователей, которые помогали ему превратить Генеральный штаб в мозг армии.

Результатом огромного труда всего штаба под руководством Б.М. Шапошникова явился доклад руководству страны по вопросам стратегического развертывания РККА на Западном и Восточном театрах военных действий, получивший полное одобрение в 1938 г. на Главном военном совете. Впоследствии учеников и последователей Б.М. Шапошникова после его ухода по болезни из Генерального штаба Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин называл «школой Шапошникова».

Офицеров в Генеральный штаб Б.М. Шапошников выбирал из числа отлично окончивших военные академии и зарекомендовавших себя вдумчивыми начальниками в войсках. Такие сотрудники при относительной малочисленности штата успешно справлялись с нелегкими обязанностями. Предложения и планы, исходившие в эти годы из Генштаба, отличались реальностью, дальновидностью и всесторонней обоснованностью. Большое влияние оказывал, бесспорно, личный пример Бориса Михайловича. Его выдержанность и вежливость в отношениях с людьми, независимо от их ранга, дисциплинированность и предельная исполнительность при получении указаний от руководителей – все это воспитывало у сотрудников такое же сознание ответственности за порученное дело.

Слаженная работа Генштаба, возглавляемого Б.М. Шапошниковым, способствовала успешному проведению таких крупных операций 1938–1940 гг., как разгром японских милитаристов на Халхин-Голе, поход советских войск на Западную Украину и Западную Белоруссию и др.

Напряженная работа Б.М. Шапошникова была высоко оценена. В мае 1940 г. ему присваивается звание Маршала Советского Союза. Но болезнь снова послужила причиной того, что он оставил должность начальника Генерального штаба.

С началом Великой Отечественной войны вновь стал вопрос о начальнике Генерального штаба и в конце июля 1941 г. Б.М. Шапошников снова возглавил Генеральный штаб и стал членом Ставки Верховного Главнокомандования.

В это тяжелейшее для страны время, в дни Смоленского сражения, обороны Киева и битвы под Москвой, работая практически без сна и отдыха, 60-летний маршал окончательно подорвал свое здоровье. В мае 1942 г. он был вынужден обратиться в Государственный Комитет Обороны с просьбой перевести его на менее ответственный участок. Просьбу удовлетворили, поручив Борису Михайловичу наблюдать за деятельностью военных академий, налаживать сбор материалов для будущей истории войны, организовать разработку новых уставов и наставлений. Но и в тот короткий срок, который был ему отпущен, он сделал очень много. Это новые Боевой и Полевой уставы, ряд статей, посвященных операциям Красной Армии, руководство изданием трехтомной монографии о битве под Москвой.

В период Великой Отечественной войны маршал Б.М. Шапошников внес неоценимый вклад в дело разгрома фашистских захватчиков. Под его непосредственным руководством происходила перестройка работы всех крупных штабов. Все операции большого масштаба в начальный период войны разрабатывались при его прямом участии. В эти тяжелые для нашей Родины дни с особой силой проявились организаторский талант Бориса Михайловича, его непреклонная воля к победе и безмерная вера в правоту нашего дела.

В июне 1943 г. Борис Михайлович получил новое и, как оказалось, последнее назначение, став начальником Высшей военной академией имени К.Е. Ворошилова. Ни на минуту не прекращал он большой организационной и военно-теоретической работы, заботливо воспитывал офицеров и генералов, способных к оперативной работе в штабах и командованию крупными соединениями и объединениями войск. В короткие сроки академия подготовила не одну сотню высококвалифицированных генштабистов и военачальников, проявивших высокие боевые и моральные качества на фронтах Великой Отечественной войны. Его самоотверженная деятельность неутомимого труженика отмечалась высокими наградами: в феврале 1944 г. Б.М. Шапошников был награжден орденом Суворова 1-й ст., в ноябре – вторично орденом Красного Знамени, в феврале 1945 г. – третьим орденом Ленина.

Умер Маршал Советского Союза Борис Михайлович Шапошников 26 марта 1945 г., не дожив 44 дня до Победы. Тело маршала было кремировано, прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве. Воздавая выдающемуся военачальнику высшую воинскую почесть, Москва простилась с ним 24 артиллерийскими залпами, как бы слившимися с громом решающих наступлений Красной Армии на фронте.

Материал подготовлен в Научно-исследовательском институте
военной истории ВАГШ ВС РФ

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false