Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Алексей Петрович Ермолов


ЕРМОЛОВ Алексей Петрович [24.5(4.6).1777, Москва, – 11(23).4. 1861, там же, похоронен в Орле], российский военачальник, генерал от инфантерии (1818) и от артиллерии (1837).

Алексей Петрович Ермолов, государственный и военный деятель, одна из самых популярных личностей в России в первой трети XIX века, родился 24 мая (4 июня) 1777 г. в Москве, в семье небогатого отставного офицера, занимавшего пост мценского уездного предводителя дворянства в Орловской губернии. Род Ермоловых был достаточно древним и вел свое начало от «въехавшего» в 1506 г. в Московское государство на службу к великому князю Василию III крещеного татарина Арслана Мурзы. Мать – Мария Денисовна Каховская, урожденная Давыдова, находилась за его отцом во втором браке. По матери Алексей Ермолов находился в родстве с известными российскими фамилиями: Давыдовыми, Потёмкиными, Раевскими и Орловыми. Знаменитый партизан и поэт Денис Давыдов доводился ему двоюродным братом.

В детстве Алексей Ермолов учился в Московском университетском благородном пансионе, а 5 (16) января 1787 г. был записан унтер-офицером в лейб-гвардии Преображенский полк. 1(12) января 1791 г., находясь на действительной военной службе, он был произведен в чин поручика гвардии и вскоре выпущен с чином капитана в Нижегородский драгунский полк. С конца 1792 г. состоял старшим адъютантом генерал-поручика графа А.Н. Самойлова. С марта 1793 г. квартирмейстер 2-го бомбардирского батальона, вскоре преобразованного в полк. С октября 1793 г. капитан Ермолов – репетитор-преподаватель Артиллерийского и Инженерного шляхетского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге. Вскоре он в составе своего полка участвует в подавлении Польского восстания 1794 г. За отличие при штурме пригорода польской столицы – Праги по представлению А.В. Суворова офицер был награжден им лично орденом Св. Георгия 4-й степени. Затем Ермолов принимает участие в Персидском походе русских войск 1796 – 1797 гг., где отличился при взятии Дербента, за что был награжден орденом Владимира 4-й степени с бантом и ему был присвоен чин подполковника.

Блестяще начавшаяся военная карьера была прервана вступившим на престол императором Павлом I, который по доносу санкционировал арест молодого офицера как члена тайного Смоленского офицерского политического кружка «Вольнодумцы». В ноябре 1798 г. Ермолов был арестован и заключен в Петропавловскую крепость. Но вскоре он был освобожден, а следствие прекращено. Когда царь, «исправляя ошибку», приказал объявить Ермолову «прощение», тот спросил посланного, за что же его прощают и почему арестовывали. В результате через 2 недели за свою «дерзость» он был вновь арестован, предан суду и затем выслан «на вечное жилье» в Кострому под надзор гласный полиции. В ссылке Ермолов проводил время в обществе другого опального офицера – казачьего генерала М.И. Платова, а также активно занимался самообразованием.

После вступления на престол императора Александра I в марте 1801 г. Ермолов был помилован и 1(13) мая 1801 г. назначен командиром конно-артиллерийской роты 8-го артиллерийского полка, расквартированного в Вильно. Всего через месяц его назначают командиром конно-артиллерийского батальона.

Молодой офицер принимал активное участие в антинаполеоновских кампаниях 1805 г. и 1806 – 1807 гг., где проявил себя исключительной храбростью и выдающимися способностями артиллерийского начальника.

Так, в кампании 1805 г. артиллеристы под командованием А.П. Ермолова входили в состав экспедиционного корпуса М.И. Кутузова и скоро заслужили его высокую оценку отличным состоянием роты после долгого и тяжелого похода. В бою под Амштеттеном рота Ермолова с редкостной отвагой содействовала своим огнем атакам конницы. Однако, несмотря на представление самого Кутузова, ее командир награды не получил, так как имел несчастье не понравиться всесильному и необычайно педантичному генералу А.А. Аракчееву смелыми ответами на его замечания еще во время смотра в Вильне. Проявленные им в знаменитом сражении под Аустерлицем исключительное мужество и распорядительность все же принесли Ермолову чин полковника, присвоенный в июле 1806 г.


Контратака генерала Ермолова на захваченную батарею Раевского. Хромолитография А.П. Сафонова. Начало XX в.

В кампанию 1806 – 1807 г. он отличился под Голыминым, Морунгеном, Вольфсдорфом, и Прейсиш-Эйлау. В последнем сражении, выведя галопом на позицию свои пушки, чтобы действовать против наступавших дивизий маршала Л. Даву, Ермолов отослал лошадей и передки орудий в тыл, заявив артиллеристам, что «об отступлении и помышлять не должно». Гранатами он зажег деревню Ауклапен, заставив передовые части неприятеля покинуть ее, и отражал картечным огнем все атаки французов вплоть до подхода союзного корпуса генерала А. Лестока, который вместе с перешедшими в наступление нашими войсками обратил врага в бегство. Командовавший русским авангардом генерал П.И. Багратион представил героя к ордену Св. Георгия 3-й степени, но награждение не состоялось. В боях под Петерсвальдом, Гудштадтом, Гейльсбергом и Фридландом Ермолов командовал артиллерией левого фланга, находился в самой гуще сражавшихся, чудом остался жив и даже не был ранен. За отличия в сражении при Пассаге он был все-таки награжден орденом Св. Георгия 3-й степени. Однако чина генерал-майора, к которому его дважды представлял брат императора великий князь Константин Павлович, он так и не получил.

В августе1807 г. Ермолов был назначен командиром 7-й артиллерийской бригады в составе дивизии генерала Д.С. Дохтурова. Тогда же из-за разногласий с всесильным А.А. Аракчеевым он подал в отставку, но по просьбе императора остался в армии. 16(28) марта 1808 г. его наконец-то производят в генерал-майоры, назначая одновременно инспектором конно-артиллерийских рот. С октября 1809 г. он командовал артиллерийской бригадой в дивизии сына великого Суворова – генерала А.А. Суворова, а затем резервными войсками на галицийской границе. Командование отрядом резервных войск, несших пограничную службу в Волынской и Подольской губерниях, явно не подходила кипучей натуре Ермолова, который однажды сказал: «Мне нужно приобретать опытность, иметь случай оказывать некоторые способности, ибо, служа во фронте артиллерийским офицером, я мог быть известен одною смелостью, а она одна в чине генерал-майора меня уже не удовлетворяет». Ермолов попросил перевода в армию, воевавшую с Турцией, или на Кавказ, но в том и другом ему было отказано.


А.П. Ермолов в старости. Автолитография В.Ф. Тимма

В мае 1811 г. Ермолов был назначен командиром гвардейской артиллерийской бригады, а позже одновременно командовал гвардейской пехотной бригадой, куда входили лейб-гвардии Измайловский и Литовский полки. С марта 1812 г. он командовал гвардейской пехотной дивизией 5-го гвардейского корпуса.

После начала Отечественной войны 1812 г. Ермолов высочайшим распоряжением 30 июня (12 июля) по настоянию генерала М.Б. БарклаядеТолли заменил генерала Ф.О. Паулуччи на посту начальника штаба 1-й Западной армии. Однако отношения его с непосредственным начальником не сложились. Ермолов, несмотря на то, что был ближайшим помощником Барклая, выступал активным противником отступления, за что ратовал командующий 1-й армией. В то же время отношения Ермолова с командующим 2-й армией генерала П.И. Багратионом, – были самые дружеские и сердечные. Между тем взаимные чувства двух командующих, столь противоположных по темпераменту, были почти открыто враждебными из-за различных взглядов на ведение войны, и Ермолову приходилось выступать посредником между Барклаем и Багратионом. Сумев отрешиться от личных симпатий и антипатий, он делал все, чтобы как-то сгладить эту рознь, – смягчал колкие выражения в переписке, замалчивал перед окружающими трения главнокомандующих и почтительно, но настойчиво подсказывал Барклаю соблюдение изысканной вежливости при встрече с самолюбивым Багратионом. Как начальник штаба Барклая Ермолов сделал очень много для успешного соединения 1-й и 2-й армий под Смоленском, фактически явился организатором обороны этого города-крепости, а после его оставления 7(19) августа, удачно руководил войсками в бою при Валутиной Горе (в ряде исторических трудов этот бой называется при Лубине, при Гедеоновке, при Заболотье). В этом бою Ермолов командовал правой колонной. За успешное руководство вверенными войсками под Смоленском Ермолов был пожалован чином генерал-лейтенанта.


Памятник генералу А.П. Ермолову в Грозном до 1917 г.

После назначения генерал-фельдмаршала М.И. Кутузова главнокомандующим Ермолов уже во время Бородинского сражения фактически выполнял обязанности начальника его штаба.

В самый разгар сражения Кутузов послал генерала на левый фланг, где тяжело ранили П.И. Багратиона, с поручением сделать все возможное для подкрепления поредевших войск 2-й армии. Проезжая мимо центральной батареи на Курганной высоте, являвшейся ключом оборонительной позиции русской армии, Ермолов увидел, что она фактически занята французской пехотой. Оценив создавшееся положение, он лично организовал и возглавил контратаку 3-го батальона Уфимского пехотного полка на занятую французами батарею 7-го корпуса генерала Н.Н. Раевского. Через двадцать минут батарея была отбита, а Ермолов продолжал руководить обороной, пока не был контужен.

После сражения он исполнял обязанности начальника штаба соединенных армий. На совете в Филях 1(13) сентября 1812 г. Ермолов выступал против оставления Москвы и предлагал дать французам сражение. Позднее он отличился также в сражениях при Тарутине и Малоярославце, в боях под Вязьмой и Красным. Выдающуюся роль Ермолов сыграл в бою при Малоярославце 12(24) октября. Узнав от партизан отрядов А.Н. Сеславина и И.С. Дорохова, что главные силы Наполеона двинулись по Боровской дороге, и разгадав намерения французов прорваться к Калуге и дальше к Днепру – в нетронутые бедствиями войны районы, Ермолов передал приказ главнокомандующего командиру 6-го пехотного корпуса Д.С. Дохтурова спешить к Малоярославцу и там преградить путь Наполеону до подхода всей армии во главе с Кутузовым. Сам он также находился при этом корпусе. В ходе упорного, длившегося целый день, боя Ермолов все время находился под огнем.

7(19) ноября 1812 г. он был назначен командиром усиленного отряда, а затем вновь исполняющим обязанности начальника штаба 1-й Западной армии. С декабря 1812 г. он командует всей артиллерией действующей армии.

После неудачного сражения при Лютцене в ходе Заграничных походов русской армии был обвинен главнокомандующим генералом П.Х. Витгенштейном в нераспорядительности и переведен на пост командира 2-й гвардейской пехотной дивизии. В сражении при Кульме возглавлял 1-ю гвардейскую дивизию, а после ранения генерала А.И. Остермана-Толстого, принял его корпус и одержал победу, обеспечившую союзным войскам возможность отхода в Богемию. Последней боевой операцией, в которой участвовал Ермолов в ходе Заграничных походов был штурм Парижа, во время которого он командовал российской и прусской пешей гвардией.

По возвращении в Россию генералу прочили самое блестящее будущее. С конца мая 1814 г. он командовал Обсервационной армией на австрийской границе. С мая по ноябрь 1815 г. – командир гренадерского корпуса. Во время второго похода во Францию в 1815 г. командовал 6-м пехотным корпусом, с которым в конце апреля выступил из Кракова. По окончании кампании был награжден орденом Св. Георгия 2-й степени.

В июне 1816 г. его назначают командующим Отдельным Грузинским (с 1820 – Кавказским) корпусом, управляющим гражданской частью в Грузии, Астраханской и Кавказской губерниях. Одновременно он выполняет обязанности чрезвычайного посла в Тегеране. За выдающиеся достижения в переговорах с Персией и полученные Россией значительные территориальные приобретения Ермолову в1818 г. был пожалован чин генерала от инфантерии.

Возглавляя военную и гражданскую власть на Кавказе, проводя жесткую политику, руководил умиротворением Северного Кавказа. В войне с горскими народами он внес точный расчет, планомерность, а порой и жестокость, а в управление краем — самое бережное отношение к казенным средствам, употребляемым прежде всего на проведение дорог, постройку крепостей, войсковых штаб-квартир, госпиталей, лечебниц на минеральных водах и разработку полезных ископаемых. Как никто из его предшественников или преемников по командованию на Кавказе, Ермолов был доступен, прост в обращении с подчиненными, заботился о солдатах и офицерах своего корпуса. Он запретил изнурять войска строевыми учениями, что делалось по всей России, увеличил солдатскую мясную и винную порции, ввел зимой полушубки вместо шинелей и папахи вместо киверов, а на походе ранцы заменил холщовыми мешками. Войска платили ему восторженной любовью и преданностью.

Известно, что Ермолов располагал к себе не только подчиненных ему солдат и офицеров, но и таких взыскательных людей, как драматург А.С. Грибоедов и поэт А.С. Пушкин. Скромность окружавшей его обстановки, безукоризненная честность, широта кругозора, самостоятельность взглядов и действий, свойственные только крупным государственным деятелям, чуждость искательству при дворе и, наконец, язвительное остроумие – все эти качества делали Ермолова непохожим на подавляющее большинство сановников первой половины XIX века и привлекали к нему сердца лучших людей того времени. Не случайно декабристы, переоценивая либерализм Ермолова, прочили его после предполагавшегося переворота даже в члены нового правительства наряду с Н.С. Мордвиновым и М.М. Сперанским. И естественно, что именно за перечисленные выше качества так не любил Ермолова император Николай I. Боевой кавказский корпус казался ему распущенным, «зараженным пагубным духом вольномыслия», а его командир – дерзким «проконсулом», которого опасно оставлять править так далеко от столицы уже по одному тому, что подчиненные столь ему преданы.

Действительно, А.П. Ермолов, отличался редкостной независимостью в принятии решений и приказов. Так, получив в конце 1825 г. приказ об аресте служившего при нем Грибоедова, он предупредил знаменитого драматурга о грозящей ему опасности, что дало возможность писателю уничтожить компрометирующие документы.

Во время Русско-персидской войны 1826 – 1828 гг. Ермолов вступил в конфликт с присланным на Кавказ николаевским фаворитом генералом И.Ф. Паскевичем, 3 (15) марта 1827 г. подал прошение Николаю I об отставке и вскоре был уволен «по домашним обстоятельствам» с сохранением права ношения мундира и пенсионом полного жалования.

Богатырь по складу характера и здоровью, человек кипучей энергии, огромного административного и боевого опыта, он был обречен Николаем I на бездействие. После отставки с должности главнокомандующего гражданской частью в Грузии и командира Отдельного Кавказского корпуса (1827 г.) он жил в Орле, куда для знакомства с ним по дороге на Кавказ заезжал Пушкин, и в селе Лукьянчиково Орловской губернии. Каждый год опальный генерал приезжал в Москву. В 1830 г. он купил имение Осоргино в 26 км к западу от Москвы.

Опала заслуженного и популярного генерала Ермолова произвела большое впечатление на русское общество, возмутила и взволновала многих. Даже осторожный И.А. Крылов откликнулся на нее баснями «Конь» и «Булат» – о неумении плохого наездника использовать прекрасного боевого коня и о булатном клинке, заброшенном под лавку в крестьянской избе и ржавеющем там без пользы.

Возможно, что под влиянием доходивших до престола отзвуков общественного мнения в конце 1831 г. Ермолов был вновь возвращен императором на военную службу, а затем назначен членом Государственного совета. Однако Ермолов всячески уклонялся от участия в заседаниях этого учреждения, в котором находили почетное «упокоение» престарелые сановники, не способные уже к практической деятельности.

В 1837 г., в связи с чествованием 25-летия окончания Отечественной войны 1812 г. и изгнания полчищ Наполеона из России, в ознаменование заслуг А.П. Ермолова состоялось высочайшее решение о переименовании его чина в генералы от артиллерии. В марте 1839 г. генерал был уволен «в отпуск до излечения болезни». С 1839 г. жил зимой в Москве в доме на Пречистенском бульваре (Гоголевский бульвар, 15), купленном в 1836 г., летом – в Осоргине. В 1839 г. присутствовал на торжествах по случаю открытия памятника на Курганной высоте – «батарее Раевского» в Бородине. В 1851 г. переехал на Пречистенку. Ермолов собрал богатейшую библиотеку, насчитывавшую более 9 тыс. томов, сам переплетал книги и написал руководство по переплетному делу. Был постоянным посетителем любительских музыкальных спектаклей и спектаклей Малого театра, особенно ценил игру выдающегося российского актера П.М. Садовского, проявлял большой интерес к живописи, был в числе первых посетителей выставки живописи воспитанников Московской художественной школы, в том числе В.Г. Перова, И.М. Прянишникова, А.К. Саврасова. В круг общения Ермолова входили его бывшие сослуживцы М.С. Воронцов, Н.Н. Муравьев, А.И. Чернышев, великий князь Александр Николаевич, декабристы С.Г. Волконский, М.Ф. Орлов, М.А. Фонвизин, И.Д. Якушкин, писатели и историки П.И. Бартенев, М.Ю. Лермонтов, М.П. Погодин, Л.Н. Толстой и др. В 1853 г. Ермолов был избран почетным членом Московского университета «в уважение отличных заслуг на пользу Отечества».

В 1855 г. к столетию основания Московского университета Ермолов передал в его библиотеку за символическую плату свыше 8 тыс. книг. Во время Крымской войны в феврале 1855 г. престарелый генерал был избран начальником ополчения в 7 губерниях, но принял эту должность лишь по Московской губернии. Однако в мае 1855 г. из-за разногласий с командованием покинул пост.

Скончался Алексей Петрович Ермолов 11(23) апреля 1861 г. Прощание с умершим военачальником, пользовавшимся огромной популярностью и уважением у москвичей, продолжалось в течение двух дней. Гроб с его телом от церкви Спаса на Божедомке до Серпуховской заставы сопровождала процессия жителей Москвы и военных, в том числе гренадеров Несвижского полка. Похоронен он был в Орле в правом приделе Свято-Троицкой кладбищенской церкви.


Памятник генерала А.П. Ермолова в Орле. Архитектор Р. Юсупов. Открыт 27 июля 2012 г.

Награжден орденами: Св. Андрея Первозванного, Св. Владимира 1-й, 3-й и 4-й ст. с бантом, Св. Александра Невского и алмазными знаками к ордену, Белого Орла, Св. Анны 1-й ст. и 2-й ст. с алмазными знаками к ордену, Св. Георгия 2-й, 3-й и 4-й ст.; иностранными: австрийским – Военным Марии Терезии 3-й ст., баденским – Военным Карла Фридриха, персидским – Льва и Солнца 1-й ст., прусскими – Красного Орла 1-й ст., «За заслуги» и короной к ордену; Кульмским крестом; дважды золотым оружием «За храбрость».

Именем А.П. Ермолова названа улица в районе Бородинской панорамы (улица Генерала Ермолова). Улицы Ермолова есть в Дербенте, Можайске, Пятигорске, Кисловодске, Черкесске, Ессентуках, Георгиевске, Михайловске (Ставропольского края). Его имя выбито на опорном крыльце «барабана» здания Бородинской панорамы, на памятной доске одного из обелисков Бородинского моста через Москву-реку. Оно трижды увековечено также на мемориальных досках Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца. Памятники Ермолову установлены в Москве, Орле, Ставрополе, Минеральных Водах и Пятигорске.

Юрий Алексеев,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false