Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Ефремов Михаил Григорьевич


Красный командир М.Г. Ефремов. Баку. 1920 г.

Михаил Григорьевич Ефремов [27.02(11.3).1897 – 19.4.1942], советский военачальник, генерал-лейтенант (1940), Герой Российской Федерации (1996; посмертно).

Родился в мещанской семье. В детстве помогал отцу на мельнице, затем работал подмастерьем на мануфактурной фабрике Петра Рябова в Москве, был учеником у мастера-гравёра. Позднее обучался на Пречистенских рабочих курсах. Участник Первой мировой войны. В сентябре 1915 г. мобилизован на военную службу и зачислен рядовым в 55-й запасный пехотный батальон. В ноябре выдержал испытание на вольноопределяющегося 2-го разряда при 5-й Московской гимназии, после чего учился в учебной команде 55-го пехотного полка. В декабре 1915 г. окончил учебную команду и направлен в Телавскую школу прапорщиков. По её окончании в июне 1916 г. отправлен на фронт и зачислен в 1-й Ивангородский отдельный артиллерийский дивизион, прапорщик. В его составе принимал участие в боях на Западном фронте. В январе 1917 г. был ранен и эвакуирован в Москву. В Красной гвардии с октября 1917 г. В составе 1-го Замоскворецкого красногвардейского отряда участвовал в Октябрьском вооружённом восстании в Москве.

В Красной армии с февраля 1918 г., инструктор в тяжёлом артиллерийском дивизионе 1-й Московской советской пехотной дивизии. После преобразования ее в Особую Московскую отдельную пехотную бригаду командовал ротой, сводным батальоном, отрядом. В августе 1918 г. вместе с бригадой убыл на Южный фронт, где участвовал в боях с войсками генерала А.И. Деникина. В марте 1919 г. назначен начальником Судоходной охраны и обороны Астраханского края. В мае того же года вступил в командование 13-м отдельным пехотным Астраханским полком, одновременно с сентября был начальником войск внешней охраны и обороны железных дорог 11-й армии. Полк под его командованием участвовал в обороне Астрахани, а с января 1920 г. в Северо-Кавказской операции и освобождении Кавказа. В апреле 1920 г. Ефремова назначают начальником боевого участка железных дорог 11-й армии. Ему принадлежит авторство первого в мировой практике «глубокого прорыва» по рельсам. 27 апреля 1920 г. в ходе начавшейся Бакинской операции 4 бронепоезда с десантом под его командованием прорвались по железной дороге Петровск – Баку в Центральный Азербайджан и в течение 23 часов овладели Баку, упредив противника в уничтожении запасов нефти. В ходе 300-километрового броска к Баку его бойцы парализовали готовность 30-тысячной армии мусаватистов к сопротивлению. Затем, оставив на прикрытии Баку 2 бронепоезда, с двумя другими направился в район Гянджи, где участвовал в разгроме войск мусаватистов. За «блестящее выполнение боевого приказа по взятию г. Баку» Ефремов был награждён золотой именной саблей, а Постановлением Ревкома Азербайджанской ССР от 13.6.1920 г. и приказом по народному военному и морскому комиссариату Азербайджанской ССР от 14.11.1920 г. – орденом Красного Знамени АзССР за № 1. Через месяц за подавление контрреволюционного мятежа в Гяндже он был награждён 2-м орденом Красного Знамени АзССР. В мае 1920 г. Ефремова назначают командиром отдельной сводной бригады на правах начальника дивизии, а в июне того же года – начальником войск охраны и обороны железных дорог АзССР. С сентября 1920 г. – командир и комиссар Особого отдельного корпуса, который дислоцировался в районе г. Грозный, рек Терек и Сунжа. В этой должности участвовал в подавлении восстания в Чечне. С февраля 1921 г. начальник и комиссар 33-й стрелковой дивизии. 

В июле 1921 г. Ефремова назначают начальником и военкомом 2-х Московских командных курсов, с декабря одновременно он являлся командиром и военкомом 1-й Московской отдельной бригады. С декабря 1921 г. – командующий Карельским боевым участком южной завесы. В следующем году участвовал в подавлении Карельского восстания 1922 г. С мая 1922 г. – помощник командира, затем командир и комиссар 14-й стрелковой дивизии. В марте 1924 г. он был назначен командиром и комиссаром 19-й Тамбовской стрелковой дивизии Московского ВО. С декабря 1926 г. находился на специальном сборе при Военной академии РККА им. М.В. Фрунзе, затем был военным советником в Китае (Кантон). По возвращению в СССР в ноябре 1927 г. назначен командиром и комиссаром 18-й Ярославской стрелковой дивизии Московского ВО. В декабре 1929 г. М.Г. Ефремов направляется на учёбу в Ленинград в Военно-политическую академию РККА на особый факультет единоначальников. Находясь на учёбе, тогда же он был назначен командиром и комиссаром 3-го стрелкового корпуса. В декабре 1930 г. зачислен слушателем в Военную академию РККА имени М.В. Фрунзе, по завершении учёбы в мае 1933 г. назначен командиром и комиссаром 12-го стрелкового корпуса Приволжского ВО. В 1935 г. получил звание комдива. Затем М.Г. Ефремов командовал войсками ряда военных округов: с мая 1937 г. – Приволжского, с ноября – Забайкальского, с июля 1938 г. – Орловского, с июня 1940 г. – Северо-Кавказского, с августа – Закавказского. В 1938 г. он был вызван в Москву, где взят под домашний арест сотрудниками НКВД по подозрению в связях с «врагом народа» М.Н. Тухачевским. Однако после двухмесячных допросов его освободили. В феврале 1939 г. Ефремову было присвоено воинское звание командарма 2-го ранга, а 4 июня 1940 г. – генерал-лейтенанта. В январе 1941 г. он был назначен первым заместителем генерал-инспектора пехоты Красной армии.

В начале Великой Отечественной войны генерал-лейтенант М.Г. Ефремов был назначен командующим 21-й армией, которая в составе Западного фронта вела ожесточённые бои на могилёвском направлении. В конце июля соединения армии приковали к себе значительные силы немецких войск и задержали их продвижение к Днепру. 7 августа 1941 г. генерал-лейтенант Ефремов получил назначение на должность командующего войсками Центрального фронта. До конца августа войска фронта под его руководством сдерживали наступление противника, не давая ему нанести удар во фланг и тыл Юго-Западного фронта. В сентябре Ефремова назначают заместителем командующего Брянским фронтом, а с 1 по 17 октября 1941 г. он возглавлял 10-ю армию.


Командующий 33-й армией генерал-лейтенант М.Г. Ефремов

В октябре 1941 г. генерал-лейтенанта Ефремова назначили командующим 33-й армией. Под Наро-Фоминск, доукомплектовывалась армия, Михаил Григорьевич прибыл 23 октября 1941 г. Здесь он из разрозненных частей, в большинстве состоявших из обученных на скорую руку ополченцев, сформировал боеспособное оперативное войсковое объединение. В конце ноября – начале декабря 1941 г. 33-я армия в условиях непосредственного соприкосновения с противником заняла оборону в полосе 32 км по реке Нара. Армия испытывала недостаток сил и средств. Севернее оборонялась 5-я армия генерал-лейтенанта артиллерии Л.А. Говорова (полоса 50 км),  а южнее – 43-я армия генерал-майора К.Д. Голубева (полоса 32 км).

1 декабря 1941 г. командование германской группы армий «Центр» (генерал-фельдмаршал фон Бок) предприняло очередную попытку фронтального прорыва к Москве в районе Апрелевки (в 25км к юго-западу от Москвы). Перед 20-м армейским корпусом командованием 4-й полевой армии была поставлена задача – ударами из районов Звенигорода и Наро-Фоминска в направлении Кубинка и Голицыно расчленить и уничтожить войска 5-й и 33-й армий, и в дальнейшем, действуя вдоль Киевского и Минского шоссе, выйти к Москве.

Утром 1 декабря после сильной артиллерийской и авиационной подготовки немцы начали наступление. В полосе 5-й армии в районе Звенигорода 78-я и 252-я пехотные дивизии продвинулись только на 1,5–4 км и перешли к обороне. Но северо-западнее Наро-Фоминска немецкие 292-я и 258-я пехотные дивизии, используя более чем пятикратное превосходство в силах, прорвали оборону 222-й стрелковой дивизии 33-й армии в районе Таширово, деревня Новая и, введя в прорыв до 70 танков с мотопехотой, к 14 часам вышли на шоссе Наро-Фоминск – Кубинка. К 12.30 2 декабря основные силы противника – 478-й пехотный полк с 15-ю танками – прошли Юшково и заняли Петровское и Бурцево.

Для разгрома прорвавшихся немцев М.Г. Ефремовым была создана танковая группа (5-я танковая бригада, 136-й и 140-й отдельные танковые батальоны) с приданной 18-й стрелковой бригадой под командованием полковника М.П. Сафира. Командующий Западным фронтом генерал армии Г.К. Жуков отдал приказ М.Г. Ефремову: «…Приказываю группой… в составе 18 СБР, двух лыжных батальонов, одного танкового батальона и дополнительно 15 танков, одного полка ПТО, усилив её артиллерией РС, нанести удар по противнику в направлении Юшково. Иметь дальнейшей задачей стремительно наступать в направлении Головеньки и восстановить положение. Удар нанести с утра 3.12. Руководство группой возложено лично на Вас. – Жуков»[1].

С целью выполнения приказа командующего фронтом, оперативной группой 33-й армии, которую возглавил генерал-лейтенант Ефремов, был разработан план действий по уничтожению прорвавшегося противника. В эту группу входили начальник автобронетанковых войск армии полковник М.П. Сафир и заместитель начальника штаба армии полковник С.И. Киносян. Непосредственное руководство боем 2 декабря генерал Ефремов возложил на полковника Сафира, поставив ему задачу «полностью восстановить первоначальное положение». По воспоминаниям Сафира, в операции принимало участие около 120 танков, стрелковая бригада, полк НКВД и два лыжных батальона.

В течение 2 декабря 136-й отдельный танковый батальон и части 76-го стрелкового полка НКВД с переменным успехом выбивали немцев из Петровского. 3 декабря при поддержке 18-й стрелковой бригады танкисты завершили разгром 478-го пехотного полка противника, который понеся тяжёлые потери, был вынужден отступить. «Удар наших частей 3 декабря в районе Юшково был настолько силен и неожиданнен для немцев, что они уже 4 декабря с утра, отказавшись от выхода на Можайское шоссе… поспешно отходили в исходное положение…»[2]. После успешных действий 3–4 декабря, командующий 33-й армией М.Г. Ефремов принял решение развить успех. В результате дальнейших действий танковая группа 33-й армии, разгромив 3–5 декабря немецкую наступательную группировку, восстановила положение на реке Нара.

В ходе начавшегося 6 декабря 1941 г. контрнаступления под Москвой 33-я армия к 26 декабря полностью освободила Наро-Фоминск, 4 января 1942 г. – Боровск и 19 января – Верею. К этому времени 33-я армия нуждалась в пополнении личным составом, техникой и боеприпасами. Поэтому полной неожиданностью был приказ, полученный 17 января 1942 г. от командующего Западным наступать на Вязьму. В ходе Ржевско-Вяземской операции наступление войск Западного фронта (33-й армии, 1-го гвардейского кавалерийского корпуса и 4-го воздушно-десантного корпуса) на Вязьму, начавшееся 26 января во взаимодействии с 11-м кавалерийским корпусом Калининского фронта, успеха не имело. Противник нанёс сильные контрудары по коммуникациям выдвинувшихся вперёд 33-й, 39-й и 29-й армий, войска которых вынуждены были в начале февраля перейти к обороне.

В течение второй половины февраля и марта 1942 г. 43-я армия безрезультатно пыталась пробить коридор к 33-й армии. Навстречу прорывающимся частям группы Белова 14 апреля наступала 50-я армия Западного фронта. Но уже 15 апреля, когда до окруженной армии Ефремова оставалось не более 2 км, немцы отбросили части 50-й армии, и наступление захлебнулось. Командующий фронтом Г.К. Жуков приказал Ефремову прорываться через партизанские районы в общем направлении на Киров Калужской области. То есть его части, обескровленные в боях, должны были пройти около 180 км по тылам противника.

Генерал Ефремов, считая, что путь на Киров слишком длинен для его утомленной группы, обратился по радио непосредственно в Ставку с просьбой разрешить ему прорваться по кратчайшему пути – через реку Угру. И.В. Сталин тут же позвонил Жукову и спросил, согласен ли тот с предложением командарма. Жуков ответил категорическим отказом. Но Сталин сказал, что Ефремов опытный командарм и что надо согласиться с ним. Сталин приказал организовать встречный удар силами фронта. Такой удар был подготовлен и осуществлен 43-й армией, однако действий со стороны группы генерала М.Г. Ефремова не последовало.

Согласно воспоминаниям Г.К. Жукова немцы обнаружили части Ефремова при движении к реке Угре и разбили его. Однако, как отмечает В.М. Сафир, «с самого начала группа действовала в окружении и «обнаруживать» её никто не собирался, так как огневое воздействие на неё со стороны немцев практически не прекращалось». Неблагоприятный исход этой операции был изначально предопределен тем, что «… командующий Западным фронтом… направлял одно указание за другим, но указания эти никакими дополнительными силами и средствами не подкреплялись…»[3]. Изнурительные бои, нехватка продовольствия и практически отсутствие боеприпасов измотали армию. Однако современные исследователи отмечают высокий дух в армии. За два с половиной месяца боев (со 2 февраля) личный состав армии уничтожил 8700 неприятельских солдат и офицеров, 24 танка, 29 орудий и др. военной техники. Безвозвратные потери армии за этот же период составили более 8 тыс. человек, в том числе во время выхода из окружения – около 6 тысяч бойцов и командиров. Поняв катастрофичность положения, Ставка ВГК прислала за генералом Ефремовым самолёт. Однако он отказался покидать своих измученных солдат и отправил на самолёте боевые знамена своей армии и раненых.

С вечера 13 апреля 1942 г. связь со штабом 33-й армии была потеряна. Армия перестала существовать как единый организм, и отдельные её части пробивались на восток разрозненными группами. Прорваться к своим войскам в составе небольших групп смогли всего 889 человек[4].

19 апреля 1942 г. в бою командарм Ефремов был тяжело ранен.  Не желая попасть в плен, и когда обстановка стала критической, он вызвал свою жену, служившую у него мединструктором, застрелил её, а затем пустил пулю в себя. Вместе с ним погибли командующий артиллерией армии генерал-майор П.Н. Офросимов и практически весь штаб армии. Тело Ефремова первыми нашли немцы, которые, испытывая глубокое уважение к мужественному генералу, похоронили его с воинскими почестями в селе Слободка 19 апреля 1942 г.

Сразу после освобождения района в марте 1943 г. в село Слободку, где был похоронен генерал, приехал сын командарма, капитан Ефремов. Могилу вскрыли, и капитан опознал отца. Под ружейные залпы его снова предали весенней земле. А потом сельчане поведали о том, как хоронили командарма.

«…Когда тело Ефремова принесли из леса, в гибели русского генерала пожелал удостовериться высокопоставленный представитель германского командования, пожаловавший в село в сопровождении многочисленной охраны. У сельской церкви вырыли глубокую могилу. По одну сторону построили немецких солдат, по другую – советских военнопленных. Немецкий генерал сказал, что солдатам фюрера нужно сражаться за великую Германию так же, как русский генерал сражался за Россию. Немцы отдали ему воинские почести».


Памятник генералу М.Г. Ефремову. Установлен в 1946 г. в Вязьме. Скульптор Е.В. Вучетич, архитектор Я.Б. Белопольский.

В 1943 г. останки генерал-лейтенанта Ефремова были торжественно перезахоронены в городе Вязьма на Екатерининском кладбище. В 1946 г. на одной из площадей Вязьмы, названной в честь генерала, был установлен памятник работы скульптора Е.В. Вучетича.

За время своей службы генерал-лейтенант М.Г. Ефремов был награждён орденом Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденом Трудового Красного Знамени, 2 орденами Красного Знамени Азербайджанской ССР, медалью «ХХ лет РККА», почётным революционным оружием Азербайджанской ССР, дважды огнестрельным наградным оружием, а также золотой именной саблей. Указом Президента Российской Федерации от 31 декабря 1996 г. «за мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» генерал-лейтенанту Ефремову Михаилу Григорьевичу посмертно присвоено звание Героя Российской Федерации.
 

Николай Азясский,
ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института
военной истории Военной академии Генерального штаба
 Вооруженных Сил Российской Федерации,
доктор исторических наук, профессор
.

______________________

[1] ЦАМО. Ф. 388. Оп. 8712. Д. 15. Л. 65.

[2] ЦАМО. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 1475. Л. 93.

[3] См.: Стратегические решения и Вооруженные Силы. М., 1995. С. 908.

[4] ЦАМО Ф.388. Оп. 8712. Д. 179. Л. 70-71.

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false