Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Солдатский «Егорий» в награду за храбрость

Среди огромного количества воинских наград, существовавших в разные периоды российской истории, Георгиевский крест всегда занимал особое место. Солдатский Георгиевский крест можно назвать самой массовой наградой Российской империи, потому что им отмечались нижние чины армии и флота России.

В 1769 г. императрица Екатерина II,отдавая должное воинской славе русской армии, учредила награду, даваемую исключительно за боевые заслуги. «Kaк Poccийcкия империи слава, – говорилось в его статуте, –нaипaчe распространилась и возвысилась Bepнocтию, Xpaбpocтию и Благоразумным поведением воинского чина: то из особливой нашей императорской милости к служащим в войсках наших, в награждение им за оказанную от них во многих случаях нам и предкам нашим ревность и службу, также и для поощрения их в военном искусстве, восхотели мы учредить новый военный орден... Именоваться будет орден сей: военным святого Beликoмyчeникa и Победоносца Георгия орденом»[1].

Однако была одна проблема: в то время орден был не просто украшением на груди, но и символом социального статуса. Он подчеркивал дворянское положение его обладателя, поэтому награждать им нижних чинов было нельзя.

В 1807 г. российскому императору Александру I представили записку с предложением учредить какую-нибудь награду для нижних чинов, отличившихся на поле боя. Император посчитал такое предложение вполне разумным, итакая награда была учреждена 13 (25) февраля 1807 г. высочайшим манифестом[2]. Она получила название – знак отличия Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия.


Портрет Александра I, учредившего знак отличия Военного ордена святого великомученика и победоносца Георгия. Ок. 1835 г.Художник В.А. Голике.

Эта награда представляла собой серебряный крест без эмали, который носился на георгиевской черно-желтой ленте на груди. Уже в первых правилах, касающихся знака отличия, указывалось: «Сей знак отличия приобретается только в поле сражения, при обороне крепостей и в битвах морских. Им награждаются только те из нижних воинских чинов, которые, служа в сухопутных и морских русских войсках, действительно выкажут свою отменную храбрость в борьбе с неприятелем»[3].

Заслужить знак отличия – солдатский Георгиевский крест можно было, лишь совершив боевой подвиг, например, захватив вражеское знамя или штандарт, взяв в плен неприятельского офицера или генерала, первым войдя во время штурма во вражескую крепость или при абордаже на борт неприятельского корабля. Получить эту награду мог и нижний чин, спасший в боевых условиях жизнь своему командиру.

Награждение солдатским Георгием давало льготы отличившемуся: прибавку трети жалования, сохранявшуюся и при выходе в отставку (после смерти кавалера его вдова в течение года пользовалась правом на ее получение); запрещение применения телесных наказаний к лицам, имеющим знак отличия ордена; при переводе кавалеров георгиевского креста унтер-офицерского звания из армейских полков в гвардию сохранение их прежнего чина, хотя гвардейский унтер-офицер считался на два чина выше армейского.

С самого момента учреждения знак отличия Военного ордена, кроме официального, получил еще несколько названий: Георгиевский крест 5-й степени, солдатский Георгии («Егорий») и др.

Георгиевский крест за № 1 получил унтер-офицер Кавалергардского полка Егор Иванович Митюхин (Митрохин), отличившийся в бою с французами под Фридландом 2(14) июне 1807 г. Вместе с ним получили награды еще 3 человека, являвшиеся, как и он, ординарцами у начальника конного отряда генерал-адъютанта Ф.П. Уварова. Это Василий Михайлович Михайлов, унтер-офицер Псковского драгунского полка (знак за № 2), Карп Савельевич Овчаренко, унтер-офицер Кавалергардского полка (знак за № 3) и Никифор Климентьевич Овчаренко, рядовой Псковского драгунского полка (знак за № 4). Крестом за № 5 наградили рядового Екатеринославского драгунского полка Прохора Фроловича Трехалова «За отбитие у французов российских и прусских пленных при местечке Виллиндорф». Награждённые знаком отличия Михайлов, Овчаренко и Трехалов были после боя переведены в кавалергарды.

При учреждении солдатский крест степеней не имел и чеканился из серебра 95-й пробы. Не было также ограничений по количеству награждений одного человека. При этом новый крест не выдавался, но с каждым награждением жалование увеличивалось на треть, до двойного оклада. Указом от 15(27) июля 1808 г. кавалеры знака отличия Военного ордена освобождались от телесных наказаний[4]. Знак отличия мог изыматься у награждённого только по суду и с обязательным уведомлением об этом императора.

Всего за время военных кампаний 1807–1811 гг. было произведено 12 871 награждений знаком отличия. Среди награжденных и знаменитая «кавалерист-девица» Надежда Дурова (знак за № 5723), начавшая службу простым уланом и отмеченная наградойза спасение от гибели своего начальника в сражении под Гутштадтом в мае 1807 г.

Известен факт, когда знак отличия Военного ордена получил французский солдат. Это произошло при заключении в 1807 г. Тильзитского мира между Россией и Францией. Во время встречи Александра I и Наполеона императоры обменялись наградами для лучших солдат, ставших на короткое время дружественными русской и французской армий. Французский солдат получил солдатского «Егория», а русский солдат Преображенского полка Алексей Лазарев был отмечен орденом Почетного Легиона.

В этот период имелись и факты награждения знаком отличия Военного ордена гражданских лиц низших сословий, но без права именоваться кавалером знака отличия. Одним из первых был награждён кольский помор Матвей Герасимов. В 1810 г., когда шла Русско-английская война 1807–1812 гг. судно, на котором он вёз груз муки, было захвачено английским военным кораблём. На русское судно, экипаж которого составлял 9 человек, была высажена команда из восьми английских солдат во главе с офицером. Через 11 дней после захвата, воспользовавшись ненастной погодой на пути в Англию, Герасимов с товарищами взял англичан в плен, заставив сдаться и командовавшего ими офицера, после чего привёл судно в норвежский порт Вардё, где пленные были интернированы[5].

Число нижних чинов, получивших знак отличия Военного ордена без номера, составляет девять тысяч. В январе 1809 г. вводится нумерация крестов и именные списки.


Безстепенной знак отличия Военного ордена.  Лицевая и оборотная стороны.

Самые тяжелые для России годы, когда народ, движимый чувством патриотизма, вставал на защиту Отечества, отмечены и наибольшим количеством георгиевских солдатских наград. Особо много было проведено награждений солдатским «Егорием» в период Отечественной войны 1812 г. и Заграничных походов русской армии 1813–1814 гг.

Статистика награждений по годам показательна:

1812 год – 6783 награждений;
1813 год – 8611 награждений;
1814 год – 9345 награждений;
1815 год – 3983 награждений[6].

За Бородино знак отличия Военного ордена получили 39 нижних чинов Ростовского гренадерского полка. Среди них – унтер-офицер Яков Протопопов, фельдфебель Константин Бобров; рядовые – Сергей Михайлов и Петр Ушаков. В числе отмеченных знаком отличия Военного ордена за Бородино был и унтер-офицер лейб-гвардии Преображенского полка Федор Черняев. К этому времени он находился в армии уже почти 35 лет: участвовал во взятии Очакова и Измаила во время Русско-турецкой войны 1787–1791 гг., в 1805 г. был награждён Аннинским знаком, после Бородина он участвовал в Кульмском сражении 1813 г., а поход завершил в 1814 г. в Париж. Во время штурма Вереи в октябре 1812 г. рядовой Вильманстрандского полка Илья Старостенко захватил знамя Вестфальского пехотного полка. По представлению Кутузова он был произведен в унтер-офицеры и награжден Георгиевским крестом.

Отличился в Бородинском сражении и ефрейтор лейб-гвардии Финляндского полка Леонтий Коренной, проявивший себя тем, что«во время сражения с неприятелем находившись в стрелках и неоднократно опровергал усиливающиеся его цепи, поражая сильно…  чем, опрокинув неприятеля, предал его бегству». За свой подвиг лейб-гвардеец получил перед строем однополчан солдатского Георгия за № 16 970.Еще один подвиг, достойный Георгиевского креста, гренадер Коренной совершил на поле «Битвы народов» под Лейпцигом в октябрьские дни 1813 г., спасая своих сослуживцев.


Подвиг гренадера Леонтия Коренного под Лейпцигом в 1813 г. Фрагмент картины худ. П.И. Бабаева.

За бой с французами в солдатском строю в ходе «Битвы народов» под Лейпцигом император Александр I знаком отличия Военного ордена наградил любимца частей гвардии графа М.А. Милорадовича.

Среди участников Отечественной войны солдатскими Георгиевскими крестами были награждены два будущих декабриста: М.И. Муравьев-Апостол и И.Д. Якушкин, сражавшиеся при Бородине в чине подпрапорщиков.

В дальнейшем за участие в войнах с Наполеоном в 1813–1815 гг. знаком отличия были награждены и солдаты армий, союзных России в борьбе с наполеоновской Францией: пруссаки – 1921 награждение, шведы – 200, австрийцы – 170, представители разных германских государств – 70, англичане – 15.

Всего за период царствования Александра I было произведено 46 527 награждений Георгиевским крестом.

В декабре 1833 г. положение о знаке отличия Военного ордена было прописано в новом статуте ордена Святого Георгия[7].

В 1839 г. в честь 25-летия заключения Парижского мира была учреждена юбилейная разновидность знака. От прежнего он отличался наличием вензеля Александра I на верхнем луче реверса. Эта награда вручалась ветеранам прусской армии, участвовавшим в войнах с Наполеоном. Всего было вручено 4264 таких знаков.


Юбилейный знак отличия Военного ордена в честь 25-летия заключения Парижского мира. Вручался ветеранам прусской армии, участвовавшим в войнах с Наполеоном. 1839 г.

В августе 1844 г. император Николай I подписал указ об учреждении особого Георгиевского креста для награждения лиц нехристианского вероисповедания[8]. На таком кресте вместо христианского сюжета со святым Георгием, поражающим змея, изображался чёрный двуглавый орёл. При этом мусульманские награждённые часто настаивали на выдаче обычного креста со святым Георгием, рассматривая его как награду «с джигитом как они сами», а не «с птицей».

Всего за время царствования Николая I знаком ордена было отмечено 57 706 нижних чинов русской армии. В том числе было награждено: за Персидскую и Турецкую войны – 11 993 человека, за Польскую кампанию – 5888, за Венгерский поход – 3222.

Самый большой известный номер из безстепенных знаков отличия – 113248. Его за храбрость получил при обороне в 1854 г. Петропавловска-на-Камчатке Петр Томасов.

Указом от 19 (31) марта 1856 г. знак отличия Военного ордена был разделен на 4 степени: 1-я высшая степень – золотой крест на георгиевской ленте с бантом из ленты тех же цветов; 2-я степень – такой же золотой крест на ленте, но без банта; 3-я степень – серебряный крест на ленте с бантом; 4-я степень — такой же серебряный крест, но на ленте без банта. На оборотной стороне креста указывалась степень знака и выбивался, как и раньше номер, под которым награжденный заносился в «вечный список» георгиевских кавалеров[9].

По новому положению 1856 г. о Георгиевском солдатском кресте, награждение начиналось с низшей, 4-й степени и затем, как и при награждении офицерским орденом Георгия, выдавались последовательно 3-я, 2-я, и, наконец, 1-я степень. Нумерация крестов была новой, причем отдельно для каждой степени. Носили награды всех степеней на груди в один ряд. Уже в 1856 г. солдатским Георгием 1-й степени был отмечен 151 человек, то есть они стали полными георгиевскими кавалерами. Многие из них заслужили эту награду раньше, но лишь с разделением ордена на степени смогли получить видимое отличие на мундир.

За всю 57-летнюю историю четырёхстепенного знака отличия Военного ордена его полными кавалерами стали около 2 тысяч человек, 2-й, 3-й и 4-й степенями было награждено около 7 тысяч. Больше всего награждений пришлось на Русско-японскую войну 1904–1905 гг. (87 000), Русско-турецкую войну 1877–1878 гг. (46 000), Кавказскую кампанию (25 372) и походы в Среднюю Азию (23 000).

В этот период известно несколько случаев награждения знаками отличия Военного ордена целых подразделений: в 1829 г. экипаж легендарного 18-пушечного брига русского флота «Меркурий», принявшего и выигравшего неравный бой с двумя турецкими линейными кораблями; а в декабре 1864 г. – казаки 4-й сотни 2-го Уральского казачьего полка, выстоявшие под командованием есаула В.Р. Серова в неравном бою с многократно превосходящими силами кокандцев под кишлаком Икан.

В 1856–1913 гг. также существовала разновидность знака отличия Военного ордена для награждения нижних чинов нехристианского вероисповедания. На ней изображение Святого Георгия и его вензель было заменено двуглавым орлом. Полными кавалерами такой награды стали 19 человек.


Знак отличия Военного ордена для награждения лиц не православного вероисповедания.

В 1913 г. был утвержден новый статут знака отличия Военного ордена[10]. Он стал официально называться Георгиевским крестом, и нумерация выдававшихся с этого времени знаков началась заново.

В связи с разразившейся в 1914 г. мировой войной количество награждений Георгиевскими крестами резко возросло. К началу 1917 г. (уже с новой нумерацией) 1-я степень была выдана около 30 тысяч раз, а 4-я – более 1 миллиона. Первое награждение Георгиевским крестом 4-й степени состоялось 1(14) августа 1914 г., когда крест за № 5501 был вручен приказному 3-го Донского казачьего полка Козьме Фирсовичу Крючкову за блестящую победу над 27 германскими кавалеристами в неравном бою 30 июля (12 августа) 1914 г. Впоследствии Крючков заслужил в боях также три остальные степени Георгиевского креста. Солдатский Георгий 1-й степени № 1 получил в самом начале Первой мировой войны подпрапорщик Никифор Климович Удалых, спасший знамя 1-го Невского пехотного полка.


Георгиевские кавалеры гвардейского стрелкового полка. Юго-Западный фронт. 1915 г.

В годы Первой мировой войны появилось и несколько Георгиевских кавалеров, имевших по пять крестов. Один из них, Илья Васильевич Волков, неоднократно отличался в боях еще в войну с Японией, а затем в первую мировую. Он имел крест 4-й степени, два креста 3-й степени и кресты 2-й и 1-й степеней.


Геройский подвиг Козьмы Крючкова. Лубочная картинка времен Первой мировой войны.

За храбрость в боях Георгиевским крестом неоднократно награждались женщины. Сестра милосердия Надежда Плаксина и казачка Мария Смирнова заслужили три таких награды, а сестра милосердия Антонина Пальшина и младший унтер-офицер 3-го Курземского Латышского стрелкового полка Лина Чанка-Фрейденфелде – две.

Награждались Георгиевскими крестами также иностранцы, служившие в русской армии. Француз Марсель Пля, воевавший на бомбардировщике «Илья Муромец», получил 2 креста, французский летчик лейтенант Альфонс Пуарэ – 4, а чех Карел Вашатка был обладателем 4 степеней Георгиевского креста, Георгиевского креста с лавровой ветвью, Георгиевских медалей 3 степеней, ордена Св. Георгия 4-й степени и Георгиевского оружия.

Приказом по военному ведомству № 532 от 19 августа 1917 г. был утвержден рисунок несколько измененного образца Георгиевской награды — на ленту креста положена металлическая лавровая ветвь. Отличившиеся в военных действиях награждались такими крестами по приговору солдат, причем офицер мог быть отмечен солдатским крестом «с веточкой», а рядовой в случае исполнения обязанностей начальника (приказ от 28 июля 1917 г.) – офицерским Георгием, тоже с прикрепленной к ленте ветвью.После Октябрьской революции 16(29) декабря 1917 г. Декретом Совнаркома, подписанным В.И. Лениным, «Об уравнении всех военнослужащих в правах» Георгиевский крест был упразднен одновременно со всеми остальными наградами Российской Республики.

В период Гражданской войны награждение солдатскими Георгиевскими крестами рядовых солдат и казаков, вольноопределяющихся, унтер-офицеров, юнкеров, добровольцев и сестёр милосердия происходило на всех территориях, занятых белыми армиями. Первое такое награждение состоялось 30 марта 1918 г.


Солдатский Георгиевский крест «с веточкой» для награждения офицеров. 1917 г.

С 11 мая 1918 г. на территории Всевеликого войска Донского было вручено более 20 тысяч таких крестов 4-й степени, 9080 – 3-й и 470 – 2-й.В феврале 1919 г. награждение Георгиевским крестом было восстановлено на Восточном фронте А.В. Колчака. В Северной армии генерала Е.К. Миллера в 1918–1919 гг. было вручено 2270 крестов 4-й степени, 422 – 3-й, 106 – 2-й и 17 – 1-й.

В Добровольческой армии награждения Георгиевскими крестами было разрешено 12 августа 1918 г. и происходило на тех же основаниях, что и до революции: «Солдаты и добровольцы представляются [к] Георгиевским крестам и медалям за подвиги, указанные [в] Георгиевском Статуте, тем же порядком, как и во время войны [на] внешнем фронте, награждаются крестами властью комкора, а медалями властью начдива». Первое вручение наград состоялось 4 октября 1918 г. В Русской армии П.Н.Врангеля эта практика сохранилась.

Последним Георгиевским кавалером времен Гражданской войны, награжденным в России, стал вахмистр Павел Жадан, награжденный в июне 1920 г. за участие в боях против конного корпуса Д.П. Жлобы.

Многие советские военачальники, начинавшие трудную военную школу еще в огне Первой мировой войны, были георгиевскими кавалерами. Среди них полный бант, то есть, все четыре солдатских креста, имели герои Гражданской войны С.М Буденный и И.В. Тюленев, легендарный комдив В.И. Чапаев в боях Первой мировой войны заслужил три Георгиевских креста: в ноябре 1915 г. крест 4-й степени № 46 347, в декабре того же года – крест 3-й степени № 49 128, и в феврале 1917 г. – 2-ю степень награды за № 68 047. 

В суровые годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. многие солдаты, принимавшие участие еще в Первой мировой войне, с гордостью носили рядом с советскими наградами полученные много лет назад Георгиевские знаки отличия. Полные Георгиевские кавалеры генерал-майор М.Е. Козырь и донской казак К.И. Недорубов за отличия в боях с фашистами были удостоен звания Героя Советского Союза. Продолжая славные героические традиции, в ноябре 1943 г. для награждения лиц рядового и сержантского состава Красной армии, проявивших в боях за Родину славные подвиги храбрости, мужества и бесстрашия, был учрежден орден Славы трех степеней. Знак ордена носился на орденской ленте георгиевских цветов, а статут ордена во многом напоминал статут знака отличия Военного ордена.

В Российской Федерации для восстановления героических традиций в Вооруженных силах было также решено восстановить самый почитаемый орден Российской империи за военные заслуги. В параграфе 2 Указа Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 2 марта 1992 г. № 2424–I «О государственных наградах Российской Федерации» предлагалось: «…восстановить российский военный орден Святого Георгия и знак “Георгиевский крест”»[11].

Однако в силу ряда причин к этому смогли вернуться лишь через восемь лет. Указом Президента Российской Федерации от 8 августа 2000 г. № 1463 были утверждены Положение и Описание Георгиевского креста. В дальнейшем они были уточнены в Указе Президента Российской Федерации от 12 августа 2008 г. № 1205. В соответствии с Положением: «Знаком отличия – Георгиевским крестом – награждаются военнослужащие из числа солдат, матросов, сержантов и старшин, прапорщиков и мичманов за подвиги и отличия в боях по защите Отечества при нападении внешнего противника, а также за подвиги и отличия в боевых действиях на территории других государств при поддержании или восстановлении международного мира и безопасности, служащие образцами храбрости, самоотверженности и воинского мастерства»[12].

Первое награждение Георгиевским крестом состоялось в августе 2008 г. Тогда за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в Северо-Кавказском регионе Георгиевскими крестами 4-й степени были награждены 11 солдат и сержантов. 


Президент России Д.А. Медведев во время вручения государственных наград. Владикавказ.
18 августа 2008 г.

Юрий Алексеев,
старший научный сотрудник, Сергей Корышов,
научный сотрудник, Научно-исследовательского
института военной истории Военной академии
Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

___________________

[1] Полное собрание законов Российской империи (далее ПСЗ). Собр.1. Т. XVIII. 1767–1769. № 13387. СПб., 1830.С. 1020.

[2] ПСЗ. Собр. 1. Т. XXIX. 1806–1807. № 22455. СПб., 1830.С. 1013.

[3] Там же.

[4] ПСЗ. Собр. 1. Т. XXX. 1808–1809. № 23160. СПб., 1830. С. 435.

[5] См.: Русский архив. 1875. Вып. 9. С. 106.

[6] В память столетнего юбилея Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия (1769–1869 гг.). СПб., 1869. С. 91.

[7] ПСЗ. Собр. 2. Т. VIII. 1833. № 6611. СПб., 1834. С. 728.

[8] ПСЗ. Собр. 2. Т. XIXI. 1844. № 18188. СПб., 1845. С. 535.

[9] ПСЗ. Собр. 2. Т. XXXI. 1856. № 30274. СПб., 1857. C. 132.

[10]Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Именные списки. Биобиблиографический справочник. М., 2004. С. 57–101.

[11] Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 12. Ст. 633.

[12] Собрании законодательства Российской Федерации от 13 сентября 2010 г. № 37. Ст. 4643.

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false