Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Генерал армии Николай Федорович Ватутин - полководец Великой Отечественной войны

  «Чувство ответственности
за порученное дело было у него развито чрезвычайно.
Обладал завидной способностью коротко
и ясно излагать свои мысли.
Отличался исключительным трудолюбием и широтой
 оперативно-стратегического мышления»

                                                    Г.К. Жуков

Высокое право называться полководцем можно заслужить лишь на полях сражений, проявив умение руководить крупными воинскими объединениями и показав лучшие образцы военного искусства. Роль командующих войсками фронтов являлась исключительно важной в годы Великой Отечественной войны. Именно на должностях командующего Воронежским, Юго-Западным и 1-м Украинским фронтами раскрылся полководческий талант генерала Н.Ф.Ватутина, и, несомненно, проявился бы в дальнейшем в полной мере, но жизнь его оборвалась раньше, чем наступил счастливый день Победы. Маршал Советского Союза А.М. Василевский писал: «Важнейшие задания, которые возлагали на генерала Ватутина ГКО и Верховное Главнокомандование при подготовке и проведении крупнейших военных операций, как правило, выполнялись отлично».

Николай Федорович Ватутин родился 3 (16) декабря 1901 г. в селе Чепухино Валуйского уезда Воронежской губернии (сегодня это село Ватутино, расположенное в Белгородской области) в семье крестьянина-середняка. В автобиографии он писал, что до Октябрьской революции 1917 г. родители занимались земледелием, главой семьи был дедушка. По численности она достигала 25 – 26 человек и имела одно общее хозяйство – зажиточное, но наемный труд не применялся. В 1911 г. отец отделился от общей семьи и продолжал заниматься сельским хозяйством. Кроме Николая в семье было еще восемь детей. С ранних лет он отличался стремлением к получению знаний: Чепухинскую сельскую школу окончил с похвальным листом. Учителя, отмечая его пытливый, живой ум и редкие способности, настоятельно рекомендовали непременно продолжить образование. Но у родителей были другие планы на сына: семье нужен был работник. Стоило большого труда уговорить их отпустить Николая в Валуйки в уездное земское училище, которое он затем окончил с отличием. Также увлеченно он учился с 1915 по 1917 г. в Уразовском коммерческом училище.

Однако образование пришлось прервать и вернуться в родное село, так как перестали выплачивать стипендию. 25 апреля 1920 г. Н.Ф. Ватутин был призван в РККА по мобилизации Валуйским уездным военным комиссариатом. Молодой солдат в первом же бою проявил такую отвагу, хладнокровие и находчивость, что был направлен командованием в Полтавскую пехотную школу. Там он и открыл для себя, что военное дело – наука интересная и многогранная. Учился жадно, подкрепляя теорию практикой: курсантом участвовал в походах и боях против отрядов Нестора Махно. Удостоверение красного командира Ватутин получил в 1922 г. во время торжественной церемонии на поле Полтавской битвы из рук самого М.В. Фрунзе. Там же был объявлен приказ о назначении его командиром отделения 67-й стрелкового полка 23 отдельной стрелковой дивизии.  В этом же году в его семье случилось большое горе: от голода умерли дед, отец и младший брат. С тех пор Николай Федорович не мог переносить вида брошенной на землю корки хлеба и тем командирам, кто плохо заботился о питании личного состава, не приходилось рассчитывать на его снисхождение.

В августе 1923 г. Николай Федорович получает повышение и становится командиром взвода.  В 1924 г. Ватутин окончил Киевскую высшую объединенную военную школу, после чего вернулся в свой полк и в ноябре 1925 г. назначен на должность командира роты. Вот служебная аттестация тех лет: «Сила воли развита в высшей степени. Энергичный. Авторитетный. Служит примером для комсостава полка. Здоров, вынослив. В обстановке разбирается хорошо и оценивает правильно. К себе и подчиненным требователен. Хороший стрелок. Методист стрелкового дела. Любит военную службу». Причем все последующие аттестации заканчивались выводом о назначении Н.Ф. Ватутина на более высокую должность в обычном или внеочередном порядке.

Н.Ф Ватутин был коренаст, плечист, с простым русским лицом, серьезен, задумчив, молчалив и скуп на слово, но светящиеся в его глазах доброта и приветливость располагали к себе людей. Человек военный в полном смысле этого слова и самых лучших его проявлениях – своих заслуг никогда не выпячивал, относя все успехи на счет вверенных ему войск. Чванства и зазнайства терпеть не мог, комфорт презирал, умел довольствоваться малым. Личная скромность лишь усиливала симпатии и уважение подчиненных. Вот как вспоминает бывший член Военного совета 1-го Украинского фронта генерал-полковник К.В. Крайнюков: «Мне навсегда запомнился он таким, каким был в жизни: простым, скромным, трудолюбивым и самоотверженным человеком, который мало о себе заботился и себя не жалел». Способности к военному делу у Ватутина были феноменальными. Разработка военных операций, оборона и наступление – все это было его жизнью, его стихией.

Служебная карьера Н.Ф. Ватутина складывалась очень успешно. Прошло всего лишь 16 лет после памятного дня на поле Полтавской битвы, и в 1938 г. он возглавил штаб Киевского особого военного округа. Позади командование взводом и ротой, работа в штабах соединений и объединений, учеба в двух военных академиях – имени М.В. Фрунзе и Генерального штаба. Высокое назначение было крайне ответственным: грозные события неумолимо надвигались. Войскам Киевского особого военного округа предстояло войти в Западную Украину, отодвинуть границы от жизненно важных центров СССР. Эта важная геополитическая задача была успешно решена. Ватутин показал пример организации работы штаба и управления значительными массами войск. В служебной аттестации в частности отмечалось: «Обладает хорошей военной и оперативно-тактической подготовкой, всесторонне развит, с большим кругозором… Прекрасно работал по руководству отделами штаба и проявил большую оперативность и способность руководить крупными войсковыми соединениями… Как начальник штаба округа показал способность, выносливость и умение руководить операцией». Выдвижение на должность начальника Главного оперативного управления Генерального штаба было закономерным. В 1940 г. Николаю Федоровичу присвоено звание генерал-лейтенанта. В начале 1941 г. его вновь повысили в должности: он стал первым заместителем начальника Генштаба. В феврале 1941 г. генерал-лейтенант Николай Федорович Ватутин был награжден орденом Ленина.

Выдержка, хладнокровие и трезвый расчет Ватутина сочетались с решительностью и быстротой претворения намеченных планов. Ему были присущи чувство ответственности, широта оперативно-стратегического мышления, математический склад ума, умение четко, коротко и ясно излагать мысли. Эти качества отмечал и высоко ценил его непосредственный начальник, возглавлявший в ту пору Генеральный штаб генерал армии        Г.К. Жуков. Вечером 21 июня 1941 г. Г.К. Жуков, народный комиссар обороны маршал С.К. Тимошенко и Н.Ф. Ватутин обратились к   И.В. Сталину с предложением немедленно дать директиву о приведении всех войск приграничных округов в полную боевую готовность, так как накануне стало известно о перебежчике, сообщившем о полученном немецкими войсками приказе утром 22 июня пересечь советскую границу. Жуков зачитал проект документа. Разведывательные данные были весьма убедительны, но Сталин колебался, считал, что такую директиву сейчас давать преждевременно – надо дать короткую директиву, в которой указать, что нападение может начаться с провокационных действий немецких частей. «Не теряя времени, – вспоминал Жуков, – мы с Н.Ф. Ватутиным вышли в другую комнату и быстро составили проект директивы наркома». Именно рукой Николая Федоровича был написан этот ставший историческим документ. С директивой Ватутин немедленно выехал в Генштаб для направления ее в военные округа. Передача была закончена в 00 часов 30 минут 22 июня 1941 г. Но время для ее выполнения было безвозвратно упущено.


Командование Северо-Западного фронта. Слева направо: член Военного совета фронта корпусной комиссар В.Н. Богаткин, командующий фронтом генерал-лейтенант П.А. Курочкин и начальник штаба фронта генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин.

30 июня генерал-лейтенант Ватутин, простившись с женой Татьяной Романовной, сыном Виктором и дочерью Еленой, выехал из Москвы на Северо-Западный фронт, штаб которого ему предстояло возглавить. Пришлось приложить неимоверные усилия для восстановления почти полностью утраченного здесь управления войсками. Командование фронтом часто менялось, командующие не успевали вникнуть в обстановку, в результате чего на плечи начальника штаба фронта легла тяжелая ноша непосредственного руководства войсками. Им же был разработан план операции, в соответствии с которым наши войска нанесли контрудар по 56-му моторизованному корпусу Э. Манштейна, прорвавшего оборону Северо-Западного фронта, и за несколько дней продвинувшегося вглубь территории СССР более чем на 200 км. Но вскоре первоначальные успехи врага сменились неудачами, и к августу попытка прорыва к Новгороду была сорвана. Стремительный бросок к Ленинграду захлебнулся.

Немалую роль в этом сыграл генерал-лейтенант Ватутин. Так началось противостояние двух неоспоримо талантливых военных стратегов: Манштейна и Ватутина, и, как оказалось, далеко не последнее. В октябре тяжелое положение сложилось в районе города Калинина. Оперативная группа войск, которую возглавил Ватутин, нанесла по врагу неожиданный и сильный удар. За организацию сопротивления противнику в районе Новгорода и Калинина и проявленные при этом личное мужество, и решительность генерал-лейтенант Ватутин был награжден орденом Красного Знамени. Как отмечалось в наградном листе: «…Помимо своей основной деятельности тов. Ватутин неоднократно выполнял боевые задания Военного Совета фронта, нередко в самые ответственные моменты боевых операций   в период прорыва противника на том или ином участке фронта) возглавил части, организуя отпор».                                                   

В мае 1942 г. Николай Федорович по просьбе А.М. Василевского был возвращен в Генеральный штаб на должность заместителя начальника. Маршал Василевский, вспоминая личную беседу со Сталиным, писал: «А когда я весной 1942 г. обратился с просьбой вернуть с фронта Н.Ф. Ватутина, ибо мы, что называется, задыхались без квалифицированных штабных работников, он серьезно спросил: «А что, он не годится на фронте?»

Летом 1942 г. немцы начали широкое наступление на воронежском направлении. Прорвав оборону на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов, они частично захватили Воронеж. Было принято решение срочно разделить Брянский фронт на два: Брянский и Воронежский. Встал вопрос о назначении командующих. На должность командующего Брянским фронтом подобрали быстро: им стал К.К. Рокоссовский. Сложнее оказалось с командующим Воронежским фронтом. И тут неожиданно Ватутин предложил свою кандидатуру. Сталин не возражал, признавая несомненный талант молодого военачальника. 14 июня 1942 г. Ватутин был назначен командующим войсками фронта. Так открылась новая страница его военной биографии. Энергичный, настойчивый, увлекающийся командующий фронтом не раз пытался взять Воронеж лобовой атакой. У Рокоссовского было другое предложение: основной удар нанести с восточного берега Дона во фланг воронежской группировки и вывести наши войска в тыл противника. Ватутин упорно отстаивал свой план, и Сталин утвердил его предложение.

Но сроки наступательной операции несколько раз переносились, и атаки наших войск не приносили результата. Ватутин остро переживал неудачу. Тем не менее, в тяжелых боях опыт и умение проведения наступательных операций командующим, который чуть более трех месяцев возглавлял фронт, с 14 июля по 22 октября 1942 г., приобретались и укреплялись быстро. Убывая в октябре того же года командующим Юго-Западного фронта под Сталинград, он оставил своему преемнику, генерал-лейтенанту Ф.И. Голикову, хорошо слаженное фронтовое управление и войска, имеющие опыт наступательных действий. Именно эти солдаты и офицеры в ходе проведения Острожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской наступательных операций освободят Воронеж. С того времени мастерство военачальника проявлялось в полной мере.

Обладая незаурядным военным дарованием, при всей своей горячности, Николай Федорович умел принять выверенное и продуманное решение. Прекрасно развитый аналитический ум позволял генералу Ватутину не допускать промахов в оценке обстановки. А если такое все же случалось, то он умел критически осмыслить опыт и извлечь полезные уроки на будущее. Именно в Сталинградской и Курской битвах генерал Ватутин заслужил авторитет полководца, его имя получило широкую известность. Среди коллег – офицеров он получил прозвище «генерал от наступления». Умело удерживая ситуацию под контролем без привлечения стратегических резервов, искусно маневрируя силами и средствами, войска Ватутина в ходе операции «Малый Сатурн» сорвали попытку группы армий «Дон» генерал-фельдмаршала Э. Манштейна, «старого знакомого» Николая Федоровича, пробиться на помощь группировке генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса.


Генерал армии Н.Ф. Ватутин у входа в штабную землянку.

Замкнув в кольцо окружения часть 4-й танковой армии, а также 6-ю армию (всего 22 дивизии) совместно с частями Сталинградского и Донского фронтов, ликвидировали группировку противника. В ходе данной операции в плен взяли 60 тысяч офицеров и солдат, освободили примерно 1250 населенных пунктов. Поражение под Сталинградом оказалось для немцев весьма чувствительным, в чем была и заслуга генерала Ватутина. Вместе с Г.К. Жуковым, А.М. Василевским, Н.Н. Вороновым, А.И. Еременко, К.К. Рокоссовским Н.Ф. Ватутин был награжден орденом Суворова 1 ст. К концу 1942 г. он получил звание генерал-полковника, а уже в феврале 1943 г. – генерала армии.

Войска Юго-Западного фронта под командованием Н.Ф. Ватутина в январе–феврале 1943 года провели вместе с частями Южного фронта Ворошиловградскую операцию, известную также под кодовым названием «Скачок», которая завершилась 18 февраля. В ее результате от фашистов была освобождена северная часть Донбасса.

22 марта 1943 г. генерал армии Ватутин снова был назначен на пост командующего Воронежским фронтом. Мнение Ставки Верховного Главнокомандования о полководце было высоким. Сомнений по поводу того, кому доверить оборону южного крыла Курской дуги в предстоящей летней кампании, не возникало. Именно расчеты Николая Федоровича явились определяющими и, как показали дальнейшие события, оказались точными. Гитлеровское командование готовилось взять реванш за поражение под Сталинградом. Группировка чудовищной силы должна была нанести сокрушительный удар на фронте протяженностью всего лишь 40 километров. Еще 21 апреля генерал Ватутин, разгадав замысел противника, предлагал Верховному Главнокомандующему измотать наступающего противника заранее подготовленной обороной. В данном случае переход к обороне осуществлялся не вынужденно, а преднамеренно. Командующий соседнего Центрального фронта генерал армии Рокоссовский выступил с таким же предложением. К аналогичным выводам, причем совершенно независимо, пришли маршалы Василевский и Жуков.

Командующий фронтом Ватутин лично проверял качество инженерного оборудования и маскировки с воздуха, осматривал полосу обороны с борта самолета, на земле прошел по траншеям не один десяток километров. Он сам допрашивал пленных, стараясь установить день и час начала наступления фашистских войск. А тем временем командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Э. Манштейн завершал последние приготовления к наступлению. Именно с ним, сдержанным, расчетливым и умудренным многолетним военным опытом, предстояло вновь скрестить оружие русскому генералу. Николай Федорович тщательно спланировал организацию обороны на южной части курского выступа. Он верно определил возможные варианты наступательных действий группировки Манштейна, сосредоточив на угрожаемых направлениях основные силы. Особая роль отводилась артиллерийской контрподготовке, благодаря которой удалось нанести противнику чувствительные потери. Манштейну пришлось пересматривать план действий. 9 июля наступление немецких войск было остановлено, но 12 июля Манштейн нанес новый удар в направлении на Прохоровку.

Советский командующий решил встретить его контрударом. Так началось крупнейшее танковое сражение Второй мировой войны под Прохоровкой, где сошлись почти две тысячи боевых машин, в ходе которого танковым войскам вермахта был нанесен тяжелый урон. С этого дня гитлеровское командование уже не могло думать о продолжении стратегического наступления. Зато утром 3 августа неудержимым валом двинулись вперед войска генерала Ватутина. Началась операция под названием «Полководец Румянцев» (Белгородско-Харьковская). Она проводилась войсками Воронежского и Степного фронтов и, став частью Курской битвы, завершилась 23 августа. В ходе нее была разгромлена белгородско-харьковская немецкая группировка численностью в 15 дивизий, а также освобождены Белгород и Харьков. Н.Ф. Ватутина наградили орденом Кутузова 1-й ст.


Командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин.

20 октября 1943 г. Воронежский фронт был переименован в 1-й Украинский, во время командования которым, особенно ярко раскрылся военный талант Ватутина. (Рис. 5) Серьезной проверкой на полководческую зрелость стали форсирование Днепра и освобождение Киева. Несмотря на первоначальную неудачу в Днепровской воздушно-десантной операции, командующий фронтом искал неординарный, масштабный, дерзкий ход, и его решение стало неожиданным для противника. Скрытно и оперативно генерал Ватутин провел перегруппировку войск, основные силы сосредоточив под Лютежем, но так, чтобы букринский плацдарм противник считал основным для советского наступления. Благодаря данной военной хитрости была обеспечена стратегическая внезапность.

В течение двух ночей, 26 и 27 октября 1943 г., он вывел 3-ю гвардейскую танковую армию с букринского плацдарма обратно на восточный берег Днепра. Танкистам-гвардейцам генерала П.С. Рыбалко пришлось еще раз переправляться через Днепр — теперь на лютежский плацдарм. Маневр был проведен так умело, что противник его даже не заметил: немецкая служба радиоперехвата слышала на букринском плацдарме работу тех же радиостанций, авиация наблюдала скопления ложных танков, орудий и переправ, пытаясь их бомбить. Первый удар был все же нанесен с букринского, чтобы фон Манштейн до самого последнего момента думал, что именно это направление является главным. И только убедившись, что противник надежно скован здесь боями, командующий 1-м Украинским фронтом сказал генералу Рыбалко:

     – Настал твой час, Павел Семенович. Кулак у тебя мощный. Громыхни им так, чтобы у противника все тылы затрещали!

Танкисты исполнили приказ буквально: обогнав наступающую пехоту, провели знаменитую ночную атаку с включенными сиренами и зажженными фарами. Эффект превзошел все ожидания. Генерал Ватутин со своей задачей. справился блестяще, и 6 ноября был освобожден Киев, на правом берегу Днепра создан стратегический плацдарм, освобожден Житомир. 


Представитель Ставки Верховного Главнокомандования маршал Г.К. Жуков, начальник штаба 1-го Украинского фронта генерал А.Н. Боголюбов и командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н.Ф. Ватутин (слева направо).

Для Гитлера потеря Киева стала ударом, но благодаря предпринятым активным усилиям, немцам удалось в ожесточенных атаках вновь захватить Житомир. Командование фронта с опозданием отреагировало на изменение обстановки, что привело к окружению части сил 60-й армии. Одновременно развернулось крупное сражение за г. Брусилов, где противник сосредоточил шесть дивизий. После пяти суток упорных боев советские войска оставили город. Но 26 ноября они нанесли по противнику контрудар и через несколько дней линия фронта стабилизировалась. Войска 1-го Украинского фронта остановили контрнаступление врага на киевском направлении. К 22 декабря его ударная группировка была измотана и обескровлена.

Военная биография командующего 1-м Украинским фронтом была украшена еще несколькими славными страницами в январе – феврале 1944 г. Войска Ватутина провели Ровно-Луцкую операцию, в ходе которой командующий применил мощный удар, что позволило выйти в тыл группировки немцев и полностью ее. уничтожить. Также вверенные ему войска во взаимодействии со 2-м Украинским фронтом под командованием генерала И.С. Конева окружили крупную группировку врага в районе Корсунь-Шевченковского и, несмотря на прорыв части немецких сил, Корсунь-Шевченковская операция закончилась разгромом противника.

В конце февраля Н.Ф. Ватутин энергично работал над планами новых операций по полному изгнанию немецких войск с Украины, однако ему не суждено было стать свидетелем решающего успеха. В трагической смерти 42-летнего командующего 1-м Украинским фронтом до сих пор остается много неясного и противоречивого. Наиболее подробно об обстоятельствах ранения рассказал в своих воспоминаниях непосредственный участник этих событий генерал-полковник К.В. Крайнюков, бывший в то время членом Военного совета 1-го Украинского фронта. 29 февраля 1944 г., возвращаясь из штаба 13-й армии, Ватутин с группой генералов и офицеров в составе четырех машин и личной охраны в количестве 10 человек выехал в расположение 60-й армии.

Проехав часть пути, по указанию командующего, решившего сократить путь, колонна свернула на проселочную дорогу, где подверглась нападению бандеровцев – украинских националистов. Завязался бой, в результате которого Николай Федорович был тяжело ранен в бедро с переломом кости. Ватутина доставили в Ровно, где в госпитале ему сделали первую операцию. Врачи подозревали развитие гангрены и рекомендовали перевезти больного в Москву, однако по каким-то причинам он был перевезен в Киев, где к лечению командующего фронтом были привлечены лучшие медицинские силы, включая консультации главного хирурга Красной армии академика Н.Н. Бурденко.


Похороны генерала армии Н.Ф. Ватутина в Киеве 17 апреля 1943 г.

Действительно, сначала дела вроде бы пошли на поправку. Однако спустя месяц после ранения состояние Николая Федоровича резко ухудшилось. Чтобы спасти генерала, консилиум врачей признал необходимым произвести срочную ампутацию ноги. К несчастью, операция не смогла пресечь губительного процесса, и в ночь на 15 апреля 1944 г. Н.Ф. Ватутин скончался. Похоронили Николая Федоровича в Киеве 17 апреля в Мариинском парке на берегу Днепра. Траурную вахту несли военачальники, боевые соратники, прославленные командиры партизанских соединений – С.А. Ковпак, А.Ф. Федоров, А.Н. Сабуров. Присутствовали дети Николая Федоровича, его жена и сломленная горем мать – Вера Ефимовна. В феврале 1944 г. она получила известие, что ее старший сын, Афанасий, скончался от полученных ран, месяц спустя погиб младший, Федор, а в апреле – третий сын, гордость семьи и всей страны. В час погребения в Москве прозвучал салют из 24 артиллерийских залпов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 мая 1965 года Николаю Федоровичу Ватутину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он также награжден орденами Ленина (22.02.1941; 6.05.1965, посмертно), Красного знамени (6.11.1941), Суворова 1-й ст. (28.01.1943), Кутузова 1-й ст. (27.08.1943), иностранными орденами и медалями. (Рис. 8)


Портрет генерала армии Н.Ф. Ватутина. Художник М.В. Лянглебен. 1955 г.

В 1948 году над могилой полководца был установлен величественный памятник работы скульптора Е.В. Вучетича и архитектора Я.Б. Белопольского. (Рис. 9) Имя генерала Ватутина также увековечено в памятниках, поставленных в Белгороде, Старом Осколе, Полтаве, Донецке и других городах. В Москве на доме № 11 в Большом Ржевском переулке установлена мемориальная доска. В честь полководца названы город Ватутино Черкасской области (Украина), село, в котором он родился, улицы, проспекты, площади в Витебске, Гомеле, Гродно, Санкт-Петербурге, Минске, Москве и других городах.


Памятник генералу армии Н.Ф. Ватутину в Мариинском парке г. Киева. Скульптор Е. В. Вучетич, архитектор Я. Б. Белопольский. Установлен в 1948 г.

Елена Никашкина, научный сотрудник Научно-исследовательского института
военной истории Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false