Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

100 лет «Брусиловскому прорыву». Первая мировая война

В четыре часа утра 22 мая (4 июня) 1916 г. на всем протяжении 500-км русского Юго-Западного фронта, занимавшего позиции в австро-венгерской Восточной Галиции, началась мощнейшая артиллерийская канонада, возвестившая о начале крупного наступления, впоследствии получившего название «Брусиловский прорыв». В течение суток русская артиллерия полностью выполнила возложенные на нее задачи, подавив слабо отвечавшие австро-венгерские батареи, разрушив окопы противника и сметя его проволочные заграждения. На следующий день в атаку ринулась пехота. Участник боев спустя 20 лет не без содрогания вспоминал эти мгновения: «И вот началась атака. Этого нельзя описать. Это надо пережить, это надо видеть. Надо видеть тот величественный момент, когда из окопов, с офицерами впереди, поднялись наши стрелки и грозной волной покатились к неприятелю». Эффект от огня русских пушек и гаубиц был настолько ошеломляющим, что через десять минут передовые окопы австрийцев пали. Еще один участник наступления, В.Е. Милоданович высоко оценил боевую работу артиллерии в первый день прорыва: «Артиллерийская подготовка атаки 22-го мая произвела на пехоту такое впечатление, что год спустя, во время “великой, бескровной” (Имеется в виду Февральская революция 1917 г. – авт.), 32-я пехотная дивизия всегда голосовала за наступление, с одним только условием: артиллерийская подготовка должна быть такой, как под Ржавенцами!».

Так начался первый акт «Брусиловского прорыва» 1916 г. – многомесячной драмы на Восточном фронте, ставшей последним крупным успехом русского оружия в Первой мировой войне. Увы, наступление Юго-Западного фронта, стоившее нашей армии огромных потерь, не смогло помочь Российской империи сокрушить Австро-Венгрию, на помощь которой немедленно пришли свежие германские дивизии, и принести победу в войне. Тем не менее, эта «ослепительная победа», как назвал ее крупный итальянский военный историк Альдо Валори, сыграла значительную роль в общей победе Антанты, серьезно истощив людские и материальные ресурсы стран Четверного союза. Значение наступления Юго-Западного фронта 1916 г. для военной истории настолько велико, что оно стало единственной операцией Первой мировой войны, не считая пресловутой «Бойни Нивеля» 1917 г., названной по имени полководца, задумавшего и осуществившего ее – генерала от кавалерии Алексея Алексеевича Брусилова…

***

Кампания 1916 г. планировалась союзниками по Антанте как решающая. В предыдущий год Великобритания и Франция, пользуясь затишьем на Западном фронте, накопили огромное количество вооружения, военной техники и боеприпасов. Англичане, оставив в прошлом традиционный для «Туманного Альбиона» принцип комплектования сухопутных войск путем вербовки добровольцев, развернули многочисленную армию. Россия, вынесшая основную тяжесть боев с германцами в кампании 1915 г., смогла оправиться от неудач весны и лета. Возродившись как птица-феникс на пепелищах «великого отступления», уже в сентябре русская армия нанесла сокрушительное поражение пытавшимся прорваться к Киеву австро-венграм в Ровненской операции. По всем прогнозам антантовских стратегов в наступившей кампании набравшая ход военная машина союзных держав должна была сломать хребет Германии и ее союзникам – австрийцам, туркам и болгарам.


Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал А.А. Брусилов и командующий 8-й армией генерал А.М. Каледин. (1916 г.)

На совещании представителей союзных главных командований во французском городе Шантийи 28 февраля (12 марта) 1916 г. был принят общий план действий армий союзников на ближайшую кампанию. Он предполагал нанесение согласованных ударов по армиям вражеской коалиции с целью их решительного поражения. Согласно решениям, принятым в Шантийи, Штаб Верховного главнокомандующего русской армией, возглавляемый генералом от инфантерии М.В. Алексеевым, разработал собственный план на кампанию 1916 г. на Восточном фронте. Он был принят на совещании с главнокомандующими армиями фронтов 1 (14) апреля 1916 г. Согласно этому плану, главный удар наносился Западным фронтом, тогда как наступательные действия войск Северного и Юго-Западного фронтов имели вспомогательный характер. Начало наступления назначалось на середину июня (по новому стилю), за две недели до начала наступления союзников во Франции. Первым должен был перейти в наступление Юго-Западный фронт, чтобы привлечь на себя силы противника и этим облегчить нанесение главного удара к северу от Полесья.

Однако обстановка, сложившаяся в мае на других театрах Первой мировой войны, вынудила внести серьезные коррективы в разработанный план. 2 (15) мая австро-венгерские войска начали операцию по разгрому итальянской армии в районе Трентино, поставившую союзника на грань катастрофы. Итальянское командование обратилось к русскому военному руководству с настойчивыми просьбами о помощи, подкрепив их личной телеграммой короля Италии Виктора Эммануила III, молившего императора Николая II скорее перейти в наступление на Юго-Западном фронте.


Наступление Юго-Западного фронта 22 мая (4 июня) – 22 августа (4 сентября) 1916 г.

Идя навстречу пожеланиям итальянцев, русское верховное командование решило ускорить подготовку общего наступления. По новому плану, изложенному в директиве Штаба Верховного главнокомандующего от 12 (25) мая, роль Северного фронта была ограничена демонстрационными действиями. Главный удар по-прежнему наносился Западным фронтом, но ввиду положения в Италии удар Юго-Западного фронта должен был быть сильным и быстрым. Последнему приказывалось начать наступление 22 мая (4 июня) 1916 г., а Западному фронту – 28–29 мая (10–11 июня).

Весной 1916 г. Юго-Западный фронт, который в марте возглавил генерал от кавалерии А.А. Брусилов, зарекомендовавший себя умелым и волевым военачальником, прикрывал операционное направление на Киев. Его правофланговая 8-я армия (командующий – генерал от кавалерии А.М. Каледин) занимала фронт от железной дороги Сарны – Ковель до Поповцев. 11-я армия (командующий – генерал от кавалерии В.В. Сахаров) стояла на львовском направлении на линии Дубно, Тарнополь. 7-я армия (командующий – генерал от инфантерии Д.Г. Щербачев) занимала фронт протяженностью 63 км от Бенявы до Латача, перехватывая пути на Гусятин, Каменец-Подольск. 9-я армия (командующий – генерал от инфантерии П.А. Лечицкий) обеспечивала левый фланг фронта и прикрывала пути, выходящие с Карпат.


Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал А.А. Брусилов. Стоят, слева направо: подполковник Д.В. Хабаев (адъютант Брусилова), штаб-ротмистр А.А. Брусилов (по одной из версий сын известного царского генерала в годы Гражданской войны командовал красной кавалерией, в боях под Орлом попал в плен и был расстрелян белыми), капитан Е.Н. Байдак (адъютант Брусилова). (1916 г.)

К началу кампании 1916 г. как на Западном, так и на Восточном театрах военных действий установились позиционные фронты. Преодоление хорошо продуманной и эшелонированной обороны являлось главной проблемой штабов обеих противоборствующих сторон. Чтобы решить проблему «позиционного тупика», А.А. Брусилов и его начальник штаба генерал от инфантерии В.Н. Клембовский приняли решение нанести не один удар, как то практиковалось ранее, а по одному удару каждой из армий фронта. Главное командование фронта осознавало, что подготовку столь масштабной операции при наличии воздушной разведки скрыть невозможно, и противник сможет безошибочно определить намеченный участок прорыва, сосредоточит здесь артиллерию, резервы и примет все меры к тому, чтобы отразить удар. Новый же способ ведения наступления сулил быть более результативным.

Свое решение на проведение фронтовой наступательной операции Брусилов письменно изложил в указаниях, которые были направлены командующим армиями 5 (18) апреля 1916 г. Более развернуто оно формулировалось в «указаниях для производства атаки» № 1039 от 6 (19) апреля и директиве № 1048 от 7 (20) апреля. Наступление должно было вестись всем фронтом в междуречье рек Стыри и Прута, причем нанесение главного удара возлагалось на 8-ю армию как ближайшую к Западному фронту.

В результате кропотливой работы фронтового и армейских штабов был составлен четкий план операции. Правофланговая 8-я армия наносила главный удар на Луцк. Остальным армиям (11-й, 7-й и 9-й) предстояло решать вспомогательные задачи. Ближайшей целью действий ставилось разбить противостоявшие австро-венгерские войска и овладеть их укрепленными позициями.

Войскам Юго-Западного фронта предстояло преодолеть мощную эшелонированную оборону противника. Австро-венгры работали над ней в течение более девяти месяцев, применив богатый арсенал различных технических средств. Оборона состояла из двух-трех позиций, удаленных одна от другой на 3–5 км. Каждая позиция имела глубину до 4 км и включала в себя две-три линии окопов полного профиля, усиленных проволочными заграждениями, фугасами, а местами – бетонированными бойницами, стальными щитами. Все окопы были обильно снабжены пулеметами, траншейными пушками, бомбометами, минометами, ручными бомбами и огромным запасом боеприпасов.

Наступление началось на рассвете 22 мая (4 июня) артиллерийской подготовкой. В проволочных заграждениях противника были проделаны проходы, а окопы первой и частично второй линий оказались разрушенными. Наибольший успех был достигнут на направлении действий 8-й армии. Корпуса ее ударной группировки к исходу 23 мая (5 июня) прорвали первую полосу обороны противника и в течение следующих двух дней вели его преследование. 25 мая (7 июня) войска армии вошли в Луцк.

В полосе наступления 11-й армии атака VI армейского корпуса, наносившего главный удар, была отражена неприятелем. Зато войскам XVII корпуса неожиданно удалось в районе Сапанова прорвать позиции австрийцев, захватить три линии окопов, пленить несколько десятков офицеров и свыше 2 тыс. нижних чинов.

На направлении главного удара 7-й армии II корпус совместно с 3-й Туркестанской стрелковой дивизией в первый же день занял две-три линии окопов противника, а 25 мая (7 июня) вошел в Язловец. Австрийские войска, потеряв много убитых и пленных, в беспорядке отступили за реку Стрыпу. Столь же благоприятно складывалась обстановка на левом крыле фронта, где войска 9-й армии в первый же день заняли всю передовую укрепленную полосу противника. Развивая достигнутый успех, они быстро продвигались на запад.

Благодаря новому способу прорыва укрепленного фронта, в течение первых трех дней наступления русские войска Юго-Западного фронта получили ошеломляющие результаты. Особенно значительными они были в полосе 8-й армии, прорвавшей неприятельские позиции на фронте 70–80 км и в глубину на 25–35 км.

Чтобы закрепить успех, постигнутый в первую неделю боев, 31 мая (13 июня) А.А. Брусилов отдал директиву, согласно которой армии фронта должны были 1 (14) июня продолжать наступление «для довершения поражения» противостоящих австро-германских войск. Главная роль в нем, как и раньше, отводилась 8-й армии, которой предписывалось выйти на рубеж Ковель, Владимир-Волынский, Порицк, Миляти. Это должно было создать условия для последующего наступления в направлении Равы-Русской.

Тем временем австро-германское командование, обеспокоенное прорывом русских у Луцка, начало принимать меры для исправления тяжелого положения в Галиции. Особую тревогу вызывала опасность потери Ковеля – крупного железнодорожного узла. Выход русских войск в этот район отразился бы на устойчивости всего германского фронта к северу от Припяти. 26 мая (8 июня) в Берлине состоялось совещание начальников генеральных штабов Центральных держав. На нем было решено срочно сосредоточить у Ковеля ударную группировку под общим командованием генерала пехоты А. фон Линзингена с задачей вырвать у русских оперативную инициативу. Контрудар австро-германцев на Луцк последовал 3 (16) июня, однако войска 8-й русской армии и часть сил правого фланга 11-й армии с успехом отразили его.

На левом фланге Юго-Западного фронта успех также сопутствовал русским войскам. 9-я армия успешно развивала наступление. Ее корпуса 4 (17) июня форсировали р. Прут, а 5 (18) июня овладели Черновцами. Преследуя отступавшего противника, они 6 (19) июня вышли на реку Серет. Затем 9-я армия повела наступление на Коломыю.

К 12 (25) июня на Юго-Западном фронте наступило некоторое затишье. Лишь на отдельных его участках велись боевые действия местного значения. Пользуясь паузой в боевых действиях, Брусилов и его штаб начали подготовку нового общего наступления, в котором должны были участвовать все армии фронта. 11 (24) июня Ставка наконец-то передала в состав Юго-Западного фронта 3-ю армию и 78-ю пехотную дивизию из состава Западного фронта. По вновь разработанному плану на 3-ю армию возлагалась задача овладеть районом Галузия, Городок и одновременно нанести вспомогательный удар на Озаричи (35 км северо-западнее Пинска) для оказания содействия войскам Западного фронта, которые должны были наступать на барановичском направлении. 8-я армия наносила два удара: один, главный, на Ковель, а другой, вспомогательный, на Владимир-Волынский. 11-я армия наступала на Броды и частью сил – на Порицк. 7-й армии было приказано выйти на рубеж Брезжаны, Подгайцы, Монастержиска, а 9-й армии – на рубеж Галич, Станиславов.

По замыслу русского командования Юго-Западный фронт, как и прежде, свои основные усилия сосредоточивал на ковельском направлении. Нанесение главного удара вновь возлагалось на 8-ю армию, поэтому поступавшие подкрепления шли на ее усиление. А.М. Каледин решил главный удар нанести силами вновь прибывшего I Туркестанского корпуса совместно с частями V кавалерийского корпуса, а вспомогательный – XXX корпусом. В своем резерве он оставил свежий V Сибирский корпус. Остальным войскам было приказано с началом операции сковать противника на своих участках, не ввязываясь в серьезные бои, и быть готовыми перейти в энергичное наступление.

Тем временем, с 16 (29) июня австро-германские войска вновь активизировали наступательные действия со стороны Ковеля и Владимира-Волынского, но и на этот раз войска 8-й армии отразили атаки противника. В тот же день в полосе 11-й армии австро-венгры перешли в наступление с целью отбросить русские войска к Стыри и создать угрозу левому флангу 8-й армии, но были отражены.

В условиях обострения борьбы на Юго-Западном фронте войска Северного и Западного фронтов не проявили должной активности. Главнокомандующий армиями Северного фронта генерал от инфантерии А.Н. Куропаткин откровенно саботировал требование Ставки передать ряд соединений на Юго-Западный фронт. Аналогичную преступную позицию занял и главнокомандующий армиями Западного фронта генерал от инфантерии А.Е. Эверт, активно сопротивлявшийся требованиям верховного командования нанести удар по врагу. Эверт начал наступательную операцию на фронте Городище, Барановичи слишком поздно – 19 июня (2 июля). К сожалению, плохо подготовленный прорыв у Барановичей 4-й армии генерала от инфантерии А.Ф. Рагозы провалился с большими для наступавших потерями.

Без поддержки соседей новые удары армий Брусилова, не получающих достаточных подкреплений, уже не могли принести значительных результатов. Наступательный порыв войск стал выдыхаться. 21 июня (3 июля) начался второй этап операции на Юго-Западном фронте. Она велась всеми армиями, кроме 11-й. Наиболее значительные события, как и раньше, произошли на правом крыле фронта. В результате трехдневных боев соединения 3-й и 8-й армий вновь прорвали оборону противника. 24 июня (7 июля) А. А. Брусилов отдал директиву, которая предусматривала овладение Ковелем совместными усилиями войск 3-й и 8-й армий.

Новое наступление русских крайне осложнило положение австрийских войск. Тем не менее, противнику удалось удержаться на линии реки Стоход и не дать русским форсировать ее на плечах отступавших австро-германцев. В конце июня Ставка с большим опозданием наконец-то осознала значение брусиловского наступления и решила перенести основные усилия на Юго-Западный фронт. 26 июня (9 июля) она отдала директиву, которая ближайшей задачей правофланговых армий Юго-Западного фронта ставила форсирование Стохода и овладение Ковельским районом. С этой целью русское верховное командование начало перевозку в район Луцка стратегического резерва – войск гвардии, которые вместе с V кавалерийским, I и XXX армейским корпусами составили Особую армию под начальством генерала от кавалерии В.М. Безобразова. Она получила задачу наступать на Ковель с юга. С севера и востока атаку этого города должна была вести 3-я армия, которой одновременно ставилась задача наступать в тыл пинской группировке противника. На 8-ю армию возлагалось овладение Владимиром-Волынским, на 11-ю армию – наступление на Броды, Львов, на 7-ю и 9-ю армии – овладение рубежом Галич, Станиславов.

Третье наступление Юго-Западного фронта началось 15 (28) июля. Войскам 3-й, Особой и 8-й армий удалось добиться лишь частных успехов. Противник сосредоточил крупные резервы и оказывал русским ожесточенное сопротивление. Боевые действия приняли затяжной характер на рубеже Стохода. Некоторый успех имел место лишь в центре и на левом крыле, где были освобождены города Броды, Галич, Станиславов. К началу сентября фронт стабилизировался на линии река Стоход, Киселин, Злочев, Брезжаны, Галич, Станиславов, Делатынь, Ворохта, Селетин. На этом наступление Юго-Западного фронта завершилось.

***

Наступательная операция Юго-Западного фронта летом 1916 г. имела большое военно-политическое значение. Успешные действия русских армий оттянули значительные германо-австрийские силы на восток (в полосу наступления Юго-Западного фронта из Франции, Италии и с других участков Восточного фронта было перегруппировано 34 дивизии), что создало благоприятные условия для начала 1 июля наступления англо-французских войск на Сомме. Таким образом, летом 1916 г. странами Антанты была перехвачена стратегическая инициатива, и этим по существу начат коренной перелом в ходе войны в их пользу. Важнейшим внешнеполитическим последствием ударов Юго-Западного фронта стало вступление Румынии в войну на стороне Антанты.


Память о выдающемся военачальнике сохраняется и в современной России. В 2007 г. его именем названа одна из улиц Москвы

К сожалению, «Брусиловский прорыв» не привел к решающему военно-стратегическому успеху, причиной чего послужило неудовлетворительное использование достигнутых оперативных результатов Ставкой и главнокомандующими армиями Западного и Северного фронтов, которые вовремя не поддержали войска А.А. Брусилова. Кроме того, территориальные приобретения русских войск были оплачены неоправданно высокой ценой. С начала наступления и до конца августа войска Юго-Западного фронта потеряли 885 029 чел., тогда как войска Четверного союза (на всем русском фронте) – 660 820 чел. Во время осенних боев в Галиции, основным содержанием которых стали попытки войск Юго-Западного фронта преодолеть линию реки Стоход, соотношение потерь еще больше изменилось не в пользу русских войск. Так, потери русских составляли 538 330 чел., потери австро-германцев (на всем Восточно-Европейском театре, включая потери войск, действовавших против румын) – 188 609 чел.


Памятник А.А. Брусилову в Санкт-Петербурге у пересечения Шпалерной и Таврической улиц (Скульптор Я. Нейман, архитектор С. Одновалов). Открыт в 2007 г.

Несмотря на свою незавершенность, наступательная операция Юго-Западного фронта вошла в анналы военной истории как выдающееся достижение военного искусства. В ходе «Брусиловского прорыва» был впервые успешно реализован новый способ прорыва укрепленного позиционного фронта. Пример А.А. Брусилова и его войск, успешно штурмовавших австрийские окопы, продемонстрировал возможность преодоления глубоко эшелонированной обороны и показал спасительный путь к выходу из «позиционного тупика». Опыт данной операции явился вкладом в дальнейший ход развития военного искусства.

Статья подготовлена сотрудниками
1 управления Научно-исследовательского института
(военной истории) Военной академии
Генерального штаба ВС РФ

ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false