Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

К 240-летию со дня рождения П.М. Волконского

Волконский Пётр Михайлович [25.4(6.5).1776, Петербург, -27.8(8.9).1852, Петергоф], российский государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал (1850), генерал-адъютант (1801), светлейший князь (1834). Происходил из рода Рюриковичей, принадлежал к линии тарусских князей, ведших свое начало от святого Михаила Черниговского.

Петр Михайлович Волконский родился в Санкт-Петербурге, в семье бригадира князя Михаила Петровича Волконского (1746-1796). Его мать – Елизавета Петровна (1753-1796/7) – была дочерью видного архитектора статского советника князя Петра Васильевича Макулова (1730-1778).

При крещении Петр Михайлович был записан в лейб-гвардии Преображенский полк сержантом. Действительную военную службу  начал в лейб-гвардии Семеновском полку, где в 1793 г. получил свой первый офицерский чин. Будучи с 1797 г. полковым адъютантом Семеновского полка, сблизился с его шефом великим князем Александром Павловичем и принял участие в подготовке дворцового переворота 12 марта 1801 г., который привел Александра на российский престол. В мае 1800 г. Петр Михайлович получил чин полковника, затем чин генерал-майора, позже пожалован в генерал-адъютанты и назначен помощником начальника Военно-походной Его Императорского Величества канцелярии.


Подвиг князя Волконского в сражении при Аустерлице.
Художник В. А. Серов. 1951 -- 1953 гг.

Во время Русско-австро-французской войны 1805 г. стал генерал-квартирмейстером русского вспомогательного корпуса генерала от инфантерии Ф.Ф. Буксгевдена, а затем дежурным генералом соединённых русско-австрийских войск. Отличился в сражении под Аустерлицем, показав необычайное мужество и присутствие духа. Когда бригада С.М. Каменского, атаковавшая Праценские высоты, была отброшена превосходящими силами противника, он, взяв знамя Фанагорийского полка, пошел в атаку на французов. Фанагорийцев поддержали солдаты Ряжского пехотного полка и в едином порыве ударили на неприятеля. Французы трижды контратаковали и трижды русские отбрасывали их назад. М.И. Кутузов, на глазах которого все это происходило, писал впоследствии Александру I, что в Аустерлицком сражении князь Волконский: «не токмо отличался храбростью, но благоразумием и сохранением всего нужного при подобных случаях хладнокровия, способствуя под самым огнем неприятельским троекратно к собранию людей Фанагорийского и Ряжского полков…»[1]. За это Волконский был награжден орденом Св. Георгия 3-й ст.

П.М. Волконский поддерживал передовые взгляды на ведение войны против Наполеона.По завершении военных действий он сопровождал Александра I на мирные переговоры с Наполеоном в Тильзите. Но подписание мирного договора, во многом ущемляющего русские интересы, не означало для России, что войны с французским императором больше не будет никогда. Это прекрасно понимал император Александр I и все русские государственные деятели. В связи с этим первостепенное значение приобрело своевременное получение информации о политических и военных планах Наполеона. Поэтому, когда генерал М. Барклай-де-Толли в 1810 г. стал военным министром и приступил к укреплению армии, он начал огромное внимание уделять организации военной стратегической разведки. Большую роль в создании военной разведки в России сыграл именно князь П.М. Волконский. После подписания Тильзитского мира он был командирован во Францию для ознакомления с организацией французского генерального штаба и управлением армией. Эти сведения предполагалось использовать для преобразования русской военной системы, так как кампании 1805, 1806/07 г. особенно ярко подчеркнули неустройство штабной (квартирмейстерской) службы Российской Империи.


Портрет П.М. Волконского. Художник Ф. Крюгер. Государственный Эрмитаж.

Князь Волконский, пробыв во Франции около трех лет, добросовестно изучил французскую военную систему. Особое внимание он уделил организации управления армией на высшем командном уровне. По возвращении в Россию в мае 1810 г. князь представил отчет «О внутреннем устройстве французской армии генерального штаба». Александр I остался вполне доволен собранными князем сведениями и назначил его управляющим Свитой Его Императорского Величества по квартирмейстерской части. Одним из направлений этой службы была разведывательная деятельность. Свита стала предтечей Генерального штаба.

Князь горячо принялся за реформирование штабных учреждений. На этом посту он проявил незаурядные организаторские способности: по его представлению был утвержден штат канцелярии генерал-квартирмейстера, приобретено помещение, он же стал инициатором составления генеральной карты России, «Депо карт» иностранных государств, основал Санкт-Петербургское военное училище колонновожатых (квартирмейстерской службы) – прообраз будущей Академии Генштаба. Его выпускники производились в офицеры и причислялись к Генеральному штабу. Плохо успевавшие производились в прапорщики или унтер-офицеры и направлялись в войска. Училище непосредственно подчинялось управляющему Свиты. В течение двух лет в нем обучалось около 80 колонновожатых. Кроме этого П.М. Волконский передал более 500 томов для библиотеки училища, ставшей впоследствии библиотекой Главного штаба, участвовал в выработке «Учреждения для управления большой действующей армией», возглавил разработку «Руководства к отправлению службы чиновниками дивизионного генерал-штаба», существенно преобразовал Московское училище колонновожатых, а также Финляндский топографический корпус.

Безусловно, трудно было быстро подготовить необходимые кадры офицеров квартирмейстерской службы; к 1812 г. многое еще оставалось недоделанным, но боевой опыт Отечественной войны подтвердил целесообразность начатых реформ. Квартирмейстерская часть оказалась на высоте положения во время войны и выдвинула целый ряд деятельных и способных начальников (А.П. Ермолов, И.И. Дибич, К.Ф. Толь, Ф.Ф. Довре и др.), а в 1813 г. заняла фактически первое место в ряду генеральных штабов союзных армий. В это время на долю П.М. Волконского выпало немало работы: кроме стратегических и тактических способностей ему приходилось проявлять и дипломатические. Помогала его способность умело подбирать помощников, чему в немалой степени способствовала и долгая служба при дворе. Все это пригодилось в 1814 г., когда коалицию раздирали разногласия, устранённые не только благодаря настойчивости Александра I, но и дипломатичности князя П.М. Волконского и членов его штаба. Естественно, что по окончании войн Александр I пожелал сохранить ту организацию, которая способствовала успеху в борьбе с Наполеоном.

С 1815 г. в соответствии с указом Александра I был учрежден Главный штаб, к нему перешло управление всем военным ведомством, в составе этого высшего управленческого органа начала функционировать (параллельно со Свитой) ещё и специальная канцелярия генерал-квартирмейстера Главного штаба. П.М. Волконский стал начальником Главного штаба. В именном указе Сенату от 12(24) декабря 1815 г. было объявлено, что для управления всем военным ведомством учреждается Главный штаб при Его Императорском Величестве в составе: а) начальника Главного штаба, б) военного министра, в) инспектора артиллерии и г) инспектора инженерного корпуса. Указом предписывалось следующее: «Все дела военного управления разделяются на два рода: к первому принадлежит, так сказать, часть фронтовая, т. е. счисление людей в армии, предметы, в приказ входящие, и т. п.; а ко второму – без изъятия все то, где есть оборот денежных сумм, словом, часть экономическая. Дела первого рода производятся у начальника штаба, второго же рода у военного министра»[2]. Последний подчиняется начальнику Главного штаба, который являлся единственным докладчиком императору о делах военного ведомства.

Таким образом, в руках князя Волконского фактически сосредоточилось все руководство русской армией. Его назначение на новую должность говорило о том, что кроме тесной дружбы, связывающей Александра I и князя, император ценил последнего как знатока военного дела, питал к нему особое уважение, как к своему боевому сподвижнику.

П.М. Волконский серьезно усовершенствовал квартирмейстерскую часть. В декабре 1816 г. было увеличено жалованье офицерам, от прапорщика до полковника включительно, сверх жалованья выдавались столовые деньги полковым командирам, бригадным генералам, дивизионным и корпусным начальникам, начальникам штабов армий.

В 1817 г. П.М. Волконский был произведен в чин генерала от инфантерии и продолжил свои реформы. Особое внимание он уделил комплектованию Свиты. Им были установлены соответствующие испытания для поступавших офицеров. В 1818 г. Волконский возложил на офицеров Свиты работу по составлению общего свода сведений о военных силах европейских государств. Для успешного выполнения этой работы он ввёл офицеров Свиты в среду дипломатического корпуса в качестве военных агентов при посольствах. По мере усиления армии состав Свиты увеличивался, так, что в 1825 г. в ней состояло уже 317 офицеров, тогда как в 1812 г. всего 163.

В 1823 г. князь П.М. Волконский был награжден орденом Св. Андрея Первозванного. Однако к этому времени отношения Александра I и Волконского претерпели существенные изменения. Причиной этого стало возвышение А.А. Аракчеева. Волконский был убежден в том, что «изверг сей губит Россию, погубит и государя»[3]. В свою очередь и граф Аракчеев не терпел Волконского и надеялся отдалить его от Александра, к чему прилагал все усилия. При возрастающем с годами разочаровании императора в людях сделать это было не особенно трудно, даже в отношении Волконского. В 1823 г. между Волконским и Аракчеевым произошел конфликт. Причиной стали недоразумения по поводу сокращения военной сметы. Волконский признал возможным сократить смету лишь на 800 тысяч руб., считая остальные расходы необходимыми, а Аракчеев сократил эти расходы на 18 млн. рублей. Из-за сделанного по этому поводу Александром I обидного замечания, Волконский просил письмом уволить его и разрешить выехать за границу. Заграничный отпуск Петру Михайловичу предоставили довольно быстро, а на его должность назначили генерал-адъютанта И.И. Дибича.

Между тем, находясь за границей, П.М. Волконский не отошёл окончательно от государственных дел: с декабря 1824 г. по июль 1825 г. он являлся чрезвычайным послом в Париже на коронации Карла Х. Однако по возвращении Волконского из-за границы Александр I так и не назначил его на прежнюю должность. Волконскому было предложено стать главнокомандующим 2-й армии, но он отказался и предпочел остаться лишь адъютантом Александра I, исполняя преимущественно придворные поручения.

Несмотря на конфликт, князь Волконский был беззаветно предан императору и остался одним из ближайших к нему людей вплоть до его смерти. Однако такого же значения, как Аракчеев, он отнюдь не имел. Князь постоянно сопровождал императора в поездках, присутствовал на всех военных смотрах, находился при нем во время его кончины в Таганроге.

При императоре Николае I П.М. Волконский продолжил служить Отечеству верой и правдой. С 1826 г. он занимал пост министра Императорского двора и уделов, и управляющего Кабинетом Е.И.В. В августе 1834 г., в день открытия Александровской колонны, ему был пожалован титул светлейшего князя.

В 1837 г. П.М. Волконский стал генерал-инспектором запасных войск. В 1839 г. его назначают вечным шефом Белозерского пехотного полка, позже названного его именем. С 1842 г. он являлся канцлером Российских императорских орденов. В 1850 г. П.М. Волконский получил чин генерал-фельдмаршала, до этого не дававшийся российским подданным более двадцати лет.

П.М. Волконский активно участвовал в работе различных правительственных комиссий и комитетов. С 1831 г. был членом комиссии по постройке Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, а в 1839 г. – ее председателем. Князь являлся почетным членом С.-Петербургской Академии наук, Императорской военной академии, Русского географического и археологического обществ.

По свидетельствам современников, князь Петр Михайлович Волконский отличался педантичностью и твердостью характера, за что получил в светском обществе прозвище «каменный князь». Вместе с тем он был прекрасно воспитан и доброжелателен.


Портрет Софьи Григорьевны Волконской, супруги светлейшего князя П.М. Волконского. Художник В.Л. Боровиковский. 

Волконский был женат на княжне Софье Григорьевне Волконской (1785-1868), дочери генерала от кавалерии князя Г.С. Волконского и родной сестре декабриста С.Г. Волконского. У него было четверо детей: Николай Петрович (родился и умер в 1803 г.). Александра Петровна (1804-1859 гг.), Дмитрий Петрович (1805-1859 гг.), Григорий Петрович (1808-1882 гг.).

Скончался П.М. Волконский в Санкт-Петербурге и был похоронен во Введенской церкви лейб-гвардии Семеновского полка. 

П.М. Волконский являлся родоначальником линии светлейших князей Волконских, продолжавшейся и в XX веке, остальные линии первой ветви угасли: вторая – в начале XIX века со смертью князя Василия Николаевича, а третья – в 1906 году со смертью князя Евгения Николаевича.

Следует отметить, что ещё при жизни князя произошло увековечивание его памяти. В одном из архипелагов Тихого океана есть остров Волконский, открытый в 1820 г. первой русской антарктической (кругосветной) экспедицией Ф.Ф. Беллинсгаузена и названный в честь Петра Михайловича. В его честь назван и открытый в 1830 г. минерал волконскоит. Его фамилия выгравирована на медали «В память 50-летия Корпуса военных топографов». В г. Пушкин в 1832-1919 гг. существовала улица Волконская.

[1] Русские полководцы. М.И. Кутузов. Сборник документов. Т. II. М., 1951. С. 247.

[2] Полное собрание законов Российской империи. Т. XXXIII. Спб., 1830. С. 400.

[3] Цит. по: В. П. Никольский. Состояние русской армии к концу царствования Александра I / История русской армии, 1812–1864 гг. СПб, 2003. С. 338.

Елена Наземцева,
научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false