Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

К 300 летию со дня первой в российской истории морской победы русского флота под командованием Петра I над шведами у мыса Гангут. (1714 г.)


Гангутское сражение 27 июля 1714 г. 1722. Гравюра М. Бакуа

Сражение у мыса Гангут, состоявшееся 26 - 27 июля (6 - 7 августа) 1714 г. между русским и шведским моряками, может и не впечатляет своими масштабами, но это была первая морская баталия, в которой молодой российский флот одержал полную победу над противником.

Шла Северная война. В кампанию 1714 г. Петр I планировал овладеть Финляндией, занять Аландские острова и перенести войну на территорию Швеции. По плану кампании, гребной флот России с десантом должен был прорваться в Або, занять Аландские острова и при благоприятной обстановке приступить к высадке десантов на побережье Швеции. Корабельный флот должен был прикрыть переход гребных судов от острова Котлин до входа в финские шхеры, а затем сосредоточиться в Ревеле, откуда препятствовать проникновению шведского флота в Або-Аландские шхеры и в Финский залив.

Всю зиму 1713 - 1714 гг. русские армия и флот тщательно готовились к походу. Главную роль в предстоящей кампании должен был играть флот, которым командовал генерал-адмирал Фёдор Апраксин. В его распоряжении не было парусных судов, а лишь 99 галер и скампавей с 15-тысячным войском. Кроме того, в Ревеле под командованием Петра I дислоцировался парусный флот в количестве 11 линейных кораблей и 4 фрегатов.

В конце мая 1714 г. гребные суда с десантом в сопровождении парусного флота направились от острова Котлин в шхеры. Тренировка в гребле и маневрировании на переходе, встречные западные ветры, выгрузка запасов продовольствия с транспортных судов в Гельсингфорсе задерживали продвижение русского флота на запад. Только в конце июня он подошел к Гангутскому полуострову и сосредоточился в бухте Тверминне с целью прорваться к Або-Аландским шхерам и высадить войска для усиления русского гарнизона в Або (город в 100 км к северо-западу от мыса Гангут, ныне город Турку). Путь русскому флоту преградили шведские корабли под командованием вице-адмирала Густава Ваттранга в составе 15 линейных кораблей, 3 фрегатов и отряда гребных судов. Пользуясь ранним освобождением западной части Финского залива от льдов, он уже в апреле занял позицию на открытом плесе у южной оконечности Гангутского полуострова.

Апраксин доложил об этом императору и предложил несколько вариантов прорыва флота мимо Гангута. Его основное предложение сводилось к использованию ревельской эскадры для отвлечения шведского флота. Рассматривался также вариант совместной атаки неприятеля силами русского линейного и гребного флотов. Ввиду явного превосходства шведского флота над ревельской эскадрой, Петр I отказался от использования ее для «диверсии» против шведов. Он отправился к Гангуту, чтобы на месте определить способ действий гребного флота. Петр лично произвел разведку шведских сил, после чего приказал тщательно следить за противником. С этой целью были усилены наблюдательные посты на берегу Гангутского полуострова, а к границе шхер, ближе к шведскому флоту, был выдвинут дозорный отряд из 15 скампавей. После обследования Гангутского полуострова Петр I решил осуществить прорыв в Або только силами гребного флота, а для переброски галер в шхерный район, расположенный северо-западнее Гангута, построить через узкий перешеек (2,5 км) деревянный помост («переволоку») с возможностью перетаскивания по нему пары десятков лёгких скампавей. Его замысел заключался в том, чтобы внезапным появлением в тылу противника нескольких русских судов вызвать замешательство в шведском флоте и этим облегчить прорыв главных сил гребного флота мимо Гангута.

Разведка донесла Ваттрангу о строительстве наземной переправы. 25 июля (5 августа) он направил к западному берегу перешейка флотилию из 9 кораблей (1 фрегат, 6 галер, 2 шхербота) под командованием шаутбенахта Нильса Эреншёльда. В задачу этого отряда входило планомерное уничтожение русских скампавей по мере их спуска на воду. Одновременно 8 шведских линейных кораблей и 2 бомбардирских судна под командованием вице-адмирала Э.Ю. Лиллье были направлены к Тверминне для атаки русского флота. С оставшимися силами (7 линейных кораблей и 2 фрегата), Ваттранг продолжал занимать позицию у Гангута. Таким образом, шведский командующий разделил свой флот на 3 отряда, оставив у мыса Гангут меньшую часть своих линейных сил.

Из дозорного отряда Петру I донесли о передвижении шведских кораблей. Быстро оценив обстановку, он пришел к правильному заключению о том, что разделением своих сил шведский адмирал ослабил себя на главном направлении намечавшегося прорыва русского флота. Петр решил воспользоваться этим просчетом шведов. Глубокая и всесторонняя оценка обстановки позволила ему правильно рассчитать время прорыва. Зная, что в районе Гангута в летние дни, до полудня, часто бывает штиль, Петр решил направить корабли в прорыв утром, когда из-за безветрия шведские корабли были лишены возможности маневрировать под парусами.

К вечеру 25 июля (5 августа) русские корабли были подтянуты к Гангутскому плесу, после чего их гребцы легли спать, набираясь сил перед прорывом. Утром 26 июля (6 августа), когда из-за отсутствия ветра шведские парусные корабли утратили манёвренность, авангард русского флота из 20 скампавей под командованием капитан-командора М.X. Змаевича в строю кильватерной колонны начал прорыв, обходя шведскую эскадру мористее, вне досягаемости её артиллерийского огня. До входа в шхеры западнее Гангута нужно было пройти на веслах с максимально возможной скоростью около 15 миль. Хорошая выучка гребцов, их физическая выносливость и вера в свои силы обеспечили успех прорыва. Смелые действия русских застали шведов врасплох. Шведские корабли, буксируемые шлюпками, безуспешно пытались сблизиться с прорывающимися скампавеями. Беспорядочный огонь шведов с большой дистанции не причинил русским кораблям вреда. Все 20 скампавей успешно прорвались мимо превосходящего шведского флота. Русские потеряли во время прорыва одну полугалеру, которая была взята в плен (на ней были майор и несколько офицеров, священник, более 200 нижних чинов, всего 232 человек, и мешок с деньгами).

Немедленно вслед за ними на прорыв были направлены 15 скампавей дозора под командованием бригадира Ф.Я. Лефорта. Они также успешно выполнили свою задачу и присоединились к первому отряду. Прорыв двух отрядов продолжался около трех часов. Вышедшие в шхеры за полуостров Гангут 35 галер едва не вступили в бой с двигавшейся им навстречу в полумиле от Гангута шведской шхерной флотилией под командованием шаутбенахта Э.Д. Таубе. Из-за попутного для русского отряда юго-восточного ветра шведская флотилия могла быть окружена и отрезана от моря российскими галерами, поэтому Э. Таубе вынужден был тотчас же повернуть флотилию на обратный курс, чтобы «не быть взятым».

Надобность в переволоке отпала. В тот же день прорвавшаяся часть флота заблокировала у острова Лаккисёр отряд Н. Эреншёльда, напрасно ожидавшего спуска русских кораблей с «переволоки».

Отряд Лиллье, оказавшийся заложником штиля в первой половине дня восточнее Гангута, не смог подойти к Тверминне и атаковать русский флот. К вечеру, опасаясь ночной атаки русских кораблей, Ваттранг оттянул свои силы от берега и весь флот выстроил в две линии на направлении прорыва русского авангарда. Прибрежный фарватер оказался открытым, что стало очередным промахом шведских адмиралов. Царь Петр и Апраксин немедленно этим воспользовались.

Вечером 26 июля (6 августа), незаметно для шведов, главные силы русского гребного флота были подтянуты из Тверминне к Гангутскому плесу. С утра 27 июля (7 августа) при штиле и небольшом тумане Апраксин начал прорыв главными силами, обходя шведские корабли прибрежным фарватером. Снова шведы буксировали свои корабли и вели огонь с большой дистанции, но не смогли помешать стремительному прорыву русского флота. Все корабли, за исключением одной скампавеи, приткнувшейся к мели, успешно прорвались в Або-Аландские шхеры.

Заключительным этапом Гангутского сражения стал бой русских кораблей с отрядом Эреншёльда, имевшем на вооружении около 120 орудий. Шведы заняли очень удобную позицию в узком Рилакс-фиорде к западу от Гангутского полуострова. Их корабли, обращенные бортом в сторону русского флота, были выстроены в две линии с выдвинутыми вперед флангами, упиравшимися в прибрежные отмели. В центре первой линии стоял 18-пушечный фрегат, а справа и слева от него по три галеры. Во второй линии находились шхерботы, которым не хватило места в первой линии. Их личным составом была усилена первая линия. Позиция, занятая шведами, не позволяла русскому флоту использовать свое численное превосходство.

Для атаки шведов были выделены 23 скампавеи под командованием Петра I. Боевой порядок русского отряда представлял собой строй фронта с одним рядом кораблей в центре и двумя на флангах. Главные силы флота во главе с Апраксиным развернулись за атакующим отрядом и представляли собой тактический резерв. Ввиду сложившейся диспозиции, русским судам предстояло преодолеть заградительный огонь и одержать победу в абордажном бою. Трудность атаки шведских кораблей заключалась в том, что те имели артиллерийское превосходство над русским отрядом и могли быть атакованы только с фронта. Кроме того, русским солдатам и матросам предстояло брать на абордаж высокобортные шведские корабли.

Тактика Петра I предусматривала одновременную атаку шведской флотилии галерами центра (11 скампавей, 854 чел.), левым флангом (6 полугалер, командиры: бригадир М.Я. Волков и галерный капитан Л.М. Демьянов, 1273 чел.), и правым флангом (6 полугалер, командиры: бригадир А.А. Вейде и капитан-командор Змаевич, 1461 чел.), что лишало шведов выгодной возможности сосредоточить огонь всех своих орудий только на том отряде, который попытался бы атаковать первым; все скампавеи центра атаковали фрегат «Элефант», т.е. атака первосходящими силами флагманского корабля противника, имевшего наиболее сильную артиллерию и высокие борта; фланговые отряды, усиленные полугалерами с более сильными, чем у скампавей, артиллерией и абордажными партиями, атаковали галеры шведов; в тыл отряда Эреншёльда были посланы 4 скампавеи под командованием подполковника Лефортовского полка Д.Л. Порецкого.

Когда все было готово к началу сражения, по приказу генерал-адмирала Апраксина к шаутбенахту Н. Эреншёльду для переговоров о сдаче в плен без пролития крови был послан на шлюпке под белым флагом генерал-адъютант П.И. Ягужинский. На это предложение Н. Эреншёльд гордо ответил, что он не для того получил от короля несколько кораблей под свою команду, чтобы сдать их без боя, что он не собирается вести переговоры о сдаче в плен и чтобы Апраксин не тешил себя мыслью, что он может совершить такое, пока в его жилах течет кровь.

Как только ответ Н. Эреншёльда был передан Ф.М. Апраксину, он отдал приказ о начале атаки и тотчас 35 галер на всех веслах атаковали 7 шведских кораблей, стоявших в первой линии. Н. Эреншёльд подпустил российские скампавеи на расстояние 25 – 35 м. Бой длился более двух часов и отличался чрезвычайно упорным характером. Шведы, имевшие артиллерию более крупного калибра, оказывали ожесточенное сопротивление.


Схема Гангутского морского сражения 26–27 июля (6-7 августа)
1714 г.



Сражение при Гангуте 27 июля 1714 года. Художник А.П. Боголюбов, 1877.

При подходе к шведским флангам наряду с артиллерией был использован ружейный огонь. Цель атаки была достигнута, и русским морякам удалось навязать противнику абордажный бой. Мужество и стойкость русских солдат и матросов превзошли упорство врага. Шведы не выдержали удара в абордажном бою и стали сдаваться в плен. Вскоре после упорного сопротивления сдался и флагманский корабль. Н. Эреншёльд, спустя флаг, вскочил в шлюпку со своими гренадерами и хотел уйти, но был пойман гренадерами Ингерманландского полка во главе с капитаном С.Г. Бакеевым.





Взятие в плен шведского контр-адмирала Эреншёльда
в Гангутском сражении 1714 г. Художник Р. Портер.

Одна из скампавей (командиры: капитан галерного флота А.Ф. Миющик и капитан Лефортовского полка С.С. Мозалевский) зашла в тыл боевому порядку шведской флотилии и вступила в сражение на завершающем его этапе, остальные три скампавеи – не успели.

В течение напряженного сражения русские моряки захватили в плен все 10 шведских кораблей вместе с командующим Эреншёльдом. Главные силы шведского флота 28 июля (8 августа) ушли к Аландским островам. Потери шведов составили 361 человек убитыми, 350 ранеными, остальные были пленены. Русские потеряли во время прорыва одну полугалеру, а в личном составе потери составили 124 убитыми и 342 ранеными.

В честь победы «штаб- и обер-офицеры были награждены медалями (золотыми), каждый по пропорции своего чина, а рядовые серебряными медалями и деньгами». Сам Петр I получил чин вице-адмирала и «стал расписываться за получение 2240 рублей годового жалования». Серебряные медали для награждения нижних чинов чеканили по весу рублевиков и двух разновидностей: для награждения флотских экипажей и личного состава десанта.



Наградная медаль за победу у мыса Гангут. 1714 г. Серебро



Памятная медаль в честь 250-летия сражения у мыса Гангут. Художник А. Королюк. 1964 г.

Гангутская победа, ставшая первой крупной победой русского регулярного флота, имела важное военно-политическое значение. Её результатом стало быстрое овладение в августе 1714 г. Аландскими островами, что создало реальную угрозу вторжения русской армии на территорию Швеции. Немедленно после поражения у Гангута шведский флот ушел из Финского залива. Его дальнейшие действия свелись преимущественно к прикрытию своих берегов. Это дало возможность русскому флоту наряду с выполнением задачи обороны Финского залива приступить к активным действиям на путях сообщения шведов в южной и средней частях Балтийского моря, обеспечило свободу действий в Финском и Ботническом заливах, эффективную поддержку русских войск в Финляндии. Таким образом, победа при Гангуте резко изменила стратегическую обстановку на Балтийском театре в пользу России. Гангут положил начало заключительному этапу войны против Швеции.

Русское командование смело использовало преимущества гребных судов в борьбе с линейным парусным флотом шведов в условиях шхерного района, умело организовало взаимодействие сил флота и сухопутных войск, гибко реагировало на изменения тактической и метеорологической обстановки. Высокие морально-боевые качества офицеров, матросов и солдат позволили русскому флоту нанести поражение превосходящим силам шведов. Победа при Гангуте способствовала дальнейшему укреплению международного положения России и становлению её как великой морской державы.




Возложение венков к памятнику русским морякам, участникам Гангутского сражения,
во время визита учебного корабля «Смольный» в Финляндию.
Командир Ленинградской ВМБ адмирал В.А. Самойлов.
Рилакс-фиорд, п-ов Падва.



Виктор Чертов, начальник отдела Научно-исследовательского института военной истории Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false