Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Полтавская битва


П.Д. Мартен. Битва при Полтаве. 1720 г.
Государственный музей-заповедник «Царское Село»

Историческая попытка Российского государства вернуть себе исконно русские земли на берегах Финского залива и в устье Невы (новгородские пятины) и тем самым получить выход в Балтийское море вылились в продолжительную Северную войну 1700 – 1721 гг.. Поворотным пунктом этой войны стало генеральное сражение между русской и шведской армиями 27 июня (8 июля по новому стилю) 1709 г. под Полтавой.

Летом 1708 г. шведская армия короля Карл XII выступила в поход на Россию, двигаясь в московском направлении. Когда шведы подошли к черте ее государственной границы, то увидели, что за рр. Вихри и Городни стоит русская армия. Карл XII отказался от мысли дать ей генеральное сражение и повернул на юг, на Украину, куда его приглашал гетман-изменник Иван Мазепа.

После разгрома у деревни Лесной шведского корпуса генерала Левенгаупта (Петр I назвал это сраженье «матерью Полтавской баталии») король оказался в сложном положении: русская армия вела преследование неприятеля, а Мазепа, обещавший привести к Карлу XII все украинское казачество, привел только около 2 тыс. человек казачьей старшины и личного полка «сердюков». Те по ночам разбегались от гетмана (осталось около 700 человек), которому король для личной охраны дал 20 шведов. К тому же генерал Александр Меншиков по царскому указу разгромил мазепинскую ставку Батурин, в которой для шведов были собраны значительные запасы, прежде всего, продовольствия.

Карл XII привел на Украину армию Швеции, которая отличалась высокой профессиональной выучкой, дисциплинированностью и одержала немало убедительных побед на землях Дании, Саксонии и Польши. На ее счету была победа над молодой регулярной петровской армией в 1700 г. под крепостью Нарвой.

Шведам приходилось на Украине не сладко. Партизаны встретили их еще в Белоруссии. «Летучие» отряды русской драгунской кавалерии и иррегулярной конницы, прежде всего казачьей, не давали покоя королевской армии. Земля горела под ногами интервентов. Попытка короля и гетмана использовать сепаратистские настроения малой части запорожских казаков во главе с атаманом Гордиенко не изменила ход событий. Украинское казачество отвернулось от гетмана - «ляха», который заочно был награжден царем Петром I чугунным «орденом Иуды». Мировая история ничего подобного не знает.

В течение зимы 1708 - 1709 гг. русские войска, избегая генерального сражения, продолжали изматывать силы шведской армии в боях местного значения. Весной 1709 г. Карл ХII решил возобновить наступление на Москву через Харьков и Белгород. Чтобы обезопасить свои тылы, он решил взять город-крепость Полтаву. К ней шведская армия подступила силой в 35 тыс. человек при 32 орудиях, не считая мазепинцев и запорожцев.

Полтава стояла на высоком берегу реки Ворскли. Ее крепостные сооружения состояли из вала с частоколом поверху с бойницами для стрельбы из ружей. Гарнизон, которым командовал полковник Алексей Келин, состоял из 4 тыс. 187 солдат, 2,5 тыс. полтавских казаков и вооруженных горожан и 91 пушкарей. В крепости имелось 28 орудий.

Шведы с первых дней осады начали раз за разом штурмовать Полтаву. Ее защитники только в апреле месяце отразили 12 вражеских приступов, сами часто совершая дерзкие и удачные вылазки. Осадные работы не прекращались. 21 и 22 июня были отбиты самые яростные штурмы: атакующие, которым удалось даже водрузить на крепостном валу знамя, контратакой были сброшены с него. За 2 дня гарнизон Полтавы потерял 1 тыс. 258 человек убитыми и ранеными, шведы – 2 тыс. 300 человек.

Царь Петр I смог подать помощь осажденному гарнизону людьми и порохом, запасы которого в Полтаве были на исходе. Порох «посылался» в город в полых бомбах, которые не взрывались при ударе о землю.

Тем временем армия Петра I стягивалась к Полтаве. Она насчитывала 42 тыс. человек при 72 орудиях. Она состояла из 58 батальонов пехоты (инфантерии) и 72 эскадронов кавалерии (драгун). Украинскими казачьими полками командовал новый выборный гетман Скоропадский, который стерег Полтавское поле со стороны Малых Будищ, перекрыв возможный путь отступления шведов в Польшу.

Героическая оборона Полтавы дала русским выигрыш во времени. 16 июня военный совет, на котором царь и его сподвижники приняли решение дать неприятелю генеральную баталию: «перейти Ворсклу у деревни Петровки и, с помощью Божией, искать над неприятелем счастия».


В. П. Псарев. Пётр Великий и его сподвижники

О том, что противник собирается перейти Ворсклу, стало известно в шведском лагере. Карл ХII решил провести рекогносцировку, но у реки они были обстреляны русскими дозорными постами. Затем свита монарха наскочила на казачий пикет, и король был ранен пулей в ногу. Полтавскую битву ему пришлось наблюдать с носилок.

Полтавское сражение стало экзаменом на зрелость молодой регулярной армии России. И это испытание она выдержала с честью. Русское военное искусство превзошло шведское, которым восхищалась вся Европы. Неприятельская армия была разгромлена полностью, перестав существовать как таковая.

Русское командование к битве готовилось основательно. Петр I приказал перенести армейский походный лагерь ближе к крепости, примерно в 5 км по прямой от шведского стана. Он был укреплен ретраншементом (окопами) с бастионами на углах. В километре от лагеря, на поле брани, была создана система полевых укреплений, которых военная практика еще не знала. Царь приказал соорудить перед лагерем линию из 6 фронтальных редутов, и еще 4 (два передних не успели достроить) – перпендикулярно им.


План Полтавской виктории из книги «Житие и славные дела Петра Великого...» СПб. 1774 г. РГАДА

Земляные редуты имели четырехугольную форму и находились друг от друга на расстоянии прямого ружейного выстрела. Тем самым обеспечивалось тактическое взаимодействие между гарнизонами редутов. В них разместилось два батальона пехоты и гренадеры, полковые пушки (1 - 2 на редут). Система редутов стала передовой позицией русской армии, о которую должна была разбиться первая неприятельская атака. Это было новым словом в военном искусстве европейских армий начала XVIII века.

Другим тактическим новшеством стало размещение 17 драгунских полков сразу за редутами. Командовал полками прославленный кавалерийский военачальник Северной войны, будущий генералиссимус А.Д. Меншиков. Драгунская кавалерия должна была атаковать шведов на линии редутов и между ними в начальной фазе генеральной баталии.

Петр I замыслил измотать неприятеля на передовой позиции (линии редутов) и затем разбить его в открытом полевом сражении. Он прекрасно понимал силу и слабость линейного боевого порядка. Редуты предназначались для того, чтобы разорвать линейный боевой порядок шведской армии, нарушить его спайку и подвести войска Карла ХII под фланговый огонь из укрепленного походного лагеря. После этого предстояло разбить разрозненную королевскую армию по частям.

На военном совете 25 июня шведы приняли решение первыми атаковать противника. Карл ХII так и не дождался помощи из Польши и от крымского хана. Он решил ночью внезапно напасть на лагерь армии царя со всех сторон до того, как русские выйдут из него и построятся к бою. Намечалось сбросить их с обрыва в реку. Для скорости движения было решено не брать артиллерию, а взять с собой только 4 пушки. Для блокады Полтавской крепости оставлялось 2 батальона пехоты (1 тыс. 300 солдат) и около 8 тыс. запорожцев и мазепинцев. Король не доверял союзникам. Всего для ночной атаки выделялось примерно 22 тыс. человек: 24 батальона пехоты и 22 полка кавалерии.

27 июня в два часа ночи шведская армия под командованием фельдмаршала К.Г. Реншильда (короля при обнаженной шпаге его телохранители - драбанты несли на носилках) четырьмя колоннами пехоты и шестью колоннами кавалерии скрытно двинулась к позиции противника. Карл ХII призывал солдат храбро биться с русскими и приглашал их после победы на пир в шатры московского царя.

Шведская армия двинулась по направлению к редутам и остановилась в ночи в 600 м от передних укреплений. Оттуда раздавался стук топоров: это спешно достраивались 2 передовых редутов. Шведы заранее развернулись в 2 боевые линии: 1-я состояла из пехоты, 2-я – из кавалерии. Неожиданно раздался пистолетный выстрел – русский конный разъезд обнаружил приближение врага. С редутов открыли предупредительный огонь.

Фельдмаршал Реншильд в пятом часу утра приказал атаковать редуты. Но шведы смогли взять два из них, которые не успели достроить. Гарнизоны двух других – перпендикулярных отбились с помощью солдат, ушедших из укреплений, захваченных шведами. Те получили неприятный сюрприз: они знали только о линии из шести поперечных редутов. Их штурмовать не пришлось: на боевую линию неслись русские драгунские полки генералов Меншикова и К.-Э. Ренне. Шведская кавалерия вышла вперед пехоты, завязался бой.

Драгуны отбросили назад королевские эскадроны и по приказу Петра I отошли за линию продольных редутов. Когда шведы возобновили атаку, то их встретили сильным ружейным и пушечным огнем из полевых укреплений. Правый фланг королевской армии, попавший под перекрестный огонь и понеся большие потери, в беспорядке отступил к лесу у села Малые Будищи.

Расчет Петра I на расчленение неприятельской армии в начале сражения полностью себя оправдал. Оторвавшиеся от главных сил во время схватки за редуты правофланговые колонны генералов К.Г. Росса и В.А. Шлиппенбаха уничтожили драгуны генерала Меншикова.

Главные силы сторон столкнулись на рассвете. Около 6 часов Петр I построил русскую армию впереди лагеря в 2 боевые линии. Особенность построения заключалась в том, что каждый полк имел во второй линии свой, а не чужой батальон. Тем самым создавалась глубина боевого порядка и надежно обеспечивалась поддержка первой боевой линии. Вторая линия пехоты получила тактическое назначение, что явилось крупным шагом вперед в развитии линейной тактики. Центром командовал генерал князь А.И. Репнин. Общее командование войсками царь возложил на испытанного в войне фельдмаршала Б.П. Шереметева.

Шведская армия, прорвавшаяся сквозь линию редутов, чтобы удлинить свой боевой порядок, построилась в одну боевую линию со слабым резервом позади. Кавалерия стала на флангах в две линии. Шведы были настроены весьма решительно.
В 9 часов утра первая линия русских двинулась вперед. На сближение пошла и шведская армия. После непродолжительного взаимного залпового ружейного огня (с расстояния немногим более 50 метров) шведы, не обращая внимания на пушечный огонь, ринулись в штыковую атаку. Они стремились скорее сблизиться с противником и избежать губительного артиллерийского огня.

Правое крыло королевских войск, при котором находился Карл ХII, потеснило батальон Новгородского пехотного полка, на который навались 2 шведских. Создалась угроза прорыва русской позиции почти у самого ее центра. Прискакавший сюда Петр I лично повел в контратаку второй батальон новгородцев, стоявший во второй линии, который стремительным ударом опрокинул прорвавшихся было шведов, и закрыл образовавшуюся в первой линии брешь.

Шведская фронтальная атака захлебнулась, и русские стали теснить неприятеля. Ожесточенный бой шел по всей линии соприкосновения сторон. Линия русской пехоты стала охватывать фланги батальонов королевской инфантерии. Шведы запаниковали, многие солдаты стали спешно покидать поле битвы, боясь окружения. Шведская кавалерия без сопротивления умчалась в Будищинский лес; за ней туда устремились и пехотинцы. И только в центре генерал Левенгаупт, рядом с которым находился король (носилки его были разбиты ядром) пытался прикрыть отступление к обозам.

Русская пехота преследовала отступавших шведов до Будищенского леса и в 11 часов построилась перед последним лесным массивом, скрывавшим бежавшего неприятеля. Королевская армия была разгромлена и в расстроенном составе бежала во главе с королем и гетманом Мазепой от Полтавы к переправам через Днепр.

В битве под Полтавой победители потеряли 1 тыс. 345 человек убитыми и 3 тыс. 290 ранеными. Потери шведов на поле брани исчислялись в 9 тыс. 333 убитых и 2 тыс. 874 пленных. В числе пленных оказали фельдмаршал Реншильд, канцлер К. Пипер и часть генералитета. Русскими трофеями стали 4 пушки и 137 знамен, обоз неприятеля и его осадный лагерь.

Остатки бежавшей шведской армии за двое суток преодолели около 100 км и 29 июня вышли к Переволочне. В 8 часов утра измотанные шведы стали тщетно искать средства для переправы через полноводную реку. Тогда они разобрали деревянную церковь и соорудили плот, но его унесло речным течением. Ближе к ночи было найдено несколько паромных лодок, к которым добавили колеса от карет и повозок: получились импровизированные плоты.

Но переправиться на западный берег Днепра удалось только королю Карлу ХII и низложенному гетману Мазепе с примерно тысячью человек приближенных лиц и личной охраны. К Переволочне подошли преследователи: гвардейская бригада во главе с генералом князем Михаилом Голицыным, 6 драгунских полков генерала Р.Х. Боура и, наконец, 3 конных и 3 пеших полка во главе с Меншиковым. Он и принял в 14 часов дня 30 июня капитуляцию брошенной королем шведской армии, не помышлявшей о сопротивлении. К ногам победителей легли 142 знамени и штандарта. Всего было взято в плен 18 746 шведов, почти весь генералитет, вся их артиллерия, весь армейский обоз. Король Карл ХII и гетман-изменник Иван Мазепа бежали в турецкие пределы, сумев в степи обмануть высланную за ними погоню.


 Кившенко А.Д. Полтавский бой
Шведы преклоняют знамена перед Петром I. 1709 г.


Триумфальный вход русских войск в Москву
21 декабря 1709 г. после побед при Лесной и под Полтавой.
Гравюра офортом и резцом А. Зубова. 1711 г.

Видные полководцы Европы высоко оценили искусство русской армии в сражении под Полтавой. Крупнейший австрийский полководец Мориц Саксонский писал: «Вот таким образом благодаря искусным мерам можно заставить счастье склониться в свою сторону». Французский военный теоретик первой половины XVIII века Роконкур советовал учиться на полководческом искусстве Петра I. О Полтавском сражении он писал следующее: «Столь решительная победа над наилучше дисциплинированными европейскими войсками не была ли известным предзнаменованием того, что со временем сделают русские… Действительно следует отметить этим сражением новую тактическую и фортификационную комбинацию, которая была бы реальным прогрессом для той и другой. Этим именно способом, до тех пор не употреблявшимся, хотя одинаково удобным для наступления и обороны, должна была быть уничтожена вся армия авантюриста Карла ХII».
Высокие оценки действиям русской армии в генеральном сражении Северной войны даны и отечественными исследователями. Так, А. Пузыревский отмечал: «Полтава – единственный пример в военной истории наступательной укрепленной позиции».


Памятник Славы в Полтаве. 1805-1811 гг. Установлен в честь победы русской армии над шведскими войсками в Полтавской битве.
Архитектор Ж. Тома де Томон, скульптор Ф.Ф. Щедрин

Полтавская победа означала коренной перелом в идущей войне. Теперь стратегическая инициатива полностью оказалась в руках России. Виктория под Полтавой заметно подняла авторитет Российского государства, поставила царя Петра I в ряд самых искусных полководцев не только его эпохи. Русское военное искусство было признано как передовое, новаторское.


Алексей Шишов,
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник
Научно-исследовательского института военной истории
Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false