Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram

Очаковское взятие. 225 лет назад, 06 (17) декабря 1788 г., русские войска штурмом овладели турецкой крепостью Очаков

Я. Суходольский, 1853 г.
Штурм Очакова 6 декабря 1788 г.
Центральный военно-исторический музей артиллерии,
инженерных войск и войск связи

Взятие русской армией при поддержке флота турецкой крепости Очаков — важнейшее событие Русско-турецкой войны 1787–1791 гг., которое вошло в летопись подвигов русского воинства и послужило укреплению положения России на Черном море и его побережье.

Крепость Очаков являлась одним из главных опорных пунктов Османской империи в Северном Причерноморье. Она позволяла туркам контролировать выход (шириной около 3 верст) из Днепровско-Бугского лимана (в который впадают реки Днепр и Южный Буг) в Черное море, где у Глубокой пристани базировалась корабельная эскадра Черноморского флота, здесь же была сосредоточена гребная флотилия, а в Херсоне находились судостроительные верфи. С другой стороны выход из Днепровского лимана в море отграничивала Кинбурнская коса. 1(12) октября 1787 г. турки попытались высадить на нее десант, но он был разбит войсками под командованием генерал-аншефа А.В. Суворова.

Овладение Очаковом возлагалось на Екатеринославскую армию генерал-фельдмаршала князя Г.А. Потемкина, которому подчинялся и Черноморский флот.

А.И. Федоров, 1993 г.
Князь Г.А. Потемкин-Таврический.

Турки под руководством французских инженеров, к весне 1788 г., укрепили старые и возвели новые укрепления Очакова. Крепость имела вид неправильного, удлинённого четырёхугольника, примыкавшего одной стороной (менее защищенной) к Днепровскому лиману. Со стороны суши каменная стена крепости была обнесена валом и рвом глубиной около 7 м.

На подступах к крепости находилась первая линия защитных укреплений — нагорный ретраншемент (франц. окоп; большое полевое укрепление. — Авт.), включавший в себя ров и вал, которая представляла собой самостоятельный укрепленный лагерь. На валах и крепостной стене стояло около 300 пушек, а в ретраншементе — около 30 полевых орудий. Отдельно от крепости, на вершине Очаковского мыса, образуемого Днепровским лиманом и Черным морем, находился укрепленный замок (форт) Гассан-паши.

План турецкой крепости Очаков, взятой русскими войсками 6 декабря 1788 г.
1790-е гг. Раскрашенная гравюра. Австрия

Крепость была полностью обеспечена продовольствием и боеприпасами, а численность ее гарнизона доведена до 15 тыс. человек. На начало осады, вместе с мирными жителями, там находилось не менее 25 тыс. человек.

В летней кампании 1788 г. казачья гребная флотилия Черноморского флота под командованием А.А. Головатого не дала возможность турецкой эскадре, которая подошла к берегам Очакова в конце мая, оказывать помощь осажденному гарнизону со стороны моря. Турецкий флот был вынужден отойти к острову Березань (12 верст к западу от крепости), где находился до поздней осени. Близкое присутствие турецкого флота ободряло защитников крепости и позволяло им вести стойкую оборону.

Успешные действия русского флота позволили начать осаду Очакова с суши, которая продолжалась пять месяцев — с июля и до начала декабря 1788 г.

В мае 1788 г. осадный 50-тысячный корпус Екатеринославской армии, собранный возле Ольвиополя (г. Первомайск), переправился через реку Буг и двинулся к Очакову, к которому подошел в конце июня. Прибыв к месту назначения, русские войска расположились в 3,5 верстах от Очакова, окружив его с суши полукольцом, упираясь правым флангом в Черное море, а другим в Днепровский лиман. Правым флангом и центром армии командовал генерал-аншеф князь Н.В. Репнин, левым — генерал-аншеф И.И. Меллер. На этом же фланге, на берегу лимана, находился и генерал-аншеф А.В. Суворов, прибывший сюда из-под Кинбурна. Главные силы располагались на флангах в две, а по центру в одну линию. На правом фланге, на берегу Черного моря, находились главная квартира главнокомандующего князя Потемкина и его кавалерийский резерв.

Потемкин планировал брать Очаков путем длительной осады, а не штурма, как ему советовали многие генералы, в т.ч. и генерал-аншеф А.В. Суворов. Главнокомандующий решил установить батареи в виде редутов на флангах осадной армии (на берегу Черного моря и лимана) и сначала овладеть пригородом Очакова, а затем продвинуть вперед батареи, и, соединив их траншеями, начать методический артиллерийский обстрел самой крепости, вынудив ее гарнизон сдаться. Подкопы под стены крепости из-за твердости грунта вести было невозможно.

Русские войска на расстоянии 1,5–2 верст от наружных валов крепости начали строить редуты и устанавливать на них батареи. Всего с августа по ноябрь были возведены две параллельные линии полевых укреплений, на которых разместили 30 артиллерийских батарей с 317 орудиями. Бомбардировка крепости с суши и кораблей флотилии началась 18 июля 1788 г. и продолжалась до самого ее штурма.

Очаковский гарнизон стойко оборонялся и периодически устраивал вылазки из крепости. Князь Г.А. Потемкин неоднократно делал предложения коменданту Гуссейну-паше сдать крепость, но он их отвергал.

27 июля турки сделали вылазку, в которой участвовало до 3 тыс. человек, со стороны лимана против левого фланга русской армии. В ответ генерал-аншеф А.В. Суворов на своем участке осады самовольно предпринял неудачную попытку штурма крепости, в ходе которой получил ранение в шею. Его действия вызвали недовольство князя Потемкина, поэтому Суворов не мог дальше оставаться под Очаковым и убыл в Кинбурн.

В июле при проведении рекогносцировки крепости получил смертельное ранение генерал-майор И.М. Синельников — первый губернатор Екатеринославля, который отвечал за продовольственное обеспечение армии, осаждавшей Очаков.

18(29) августа турки снова предприняли вылазку с целью уничтожить недостроенную русскую батарею на берегу лимана. В ходе четырехчасового боя они были отбиты и потеряли убитыми и ранеными около 500 человек, потери русских составили 152 человека. В этом бою получил второе ранение в голову шеф Бугского егерского корпуса генерал-майор М.И. Кутузов. Пуля попала ему в щёку и вышла через затылок. Главный врач армии Массот дал следующую оценку этому факту: «Должно быть, судьба назначает Кутузова к чему-нибудь великому, ибо он остался жив после двух ран, смертельных по всем правилам науки медицинской».

21 октября (1 ноября), используя сильный ветер с моря, не позволявший русской гребной флотилии выйти из лимана, турецкий флот сумел доставить от Березани в осажденную крепость запасы и 1,5 тыс. человек подкрепления. На другой день наступило безветрие, и все неприятельские суда, подошедшие от флота к крепости, были уничтожены гребной флотилией и береговой артиллерией.

К началу ноября большинство орудий на передовых ретраншементах противника были уничтожены, бастион крепости, прилегавший к лиману, получил сильные повреждения, а большинство зданий в городе были разрушены или сожжены, в т.ч. и главный продовольственный магазин (склад).

7 (18) ноября, как только турецкий флот ушёл от Очакова на зимовку в Константинополь, отряд запорожских казаков при поддержке гребной флотилии захватил у турок укрепленный остров Березань. В плен попало 320 человек, а также были захвачены 11 знамён и 21 пушка. Защитники крепости потеряли последнюю надежду на помощь со стороны.

Осада Очакова приняла затяжной характер, за 113 дней русские войска не дошли даже до передовых укреплений крепости. В главной квартире князя Г.А. Потёмкина и в Санкт-Петербурге было известно язвительное высказывание генерала-фельдмаршала П.А. Румянцева: «Очаков — не Троя, чтоб его десять лет осаждать». Дождливая осень сменилась ранней и холодной зимой. В начале ноября морозы достигали -20°С, и начались снежные бураны. Войска жили в землянках и испытывали нужду во всем самом необходимом. Кругом, на несколько сотен верст, лежала голая степь, в которой не было дров и корма для коней. Во время посещений князем Потемкиным лагеря офицеры и солдаты просили его скорее начать приступ крепости и делом «согреть кровь».

В сложившейся обстановке нужно было штурмовать Очаков или уводить войска на зимние квартиры. Но этого нельзя было допустить из-за понесенных жертв и того, что большинство укреплений крепости были уже разрушены. День штурма несколько раз переносился из-за бурь и снежных вьюг, начавшихся со второй половины ноября, наконец, он был назначен на 6 декабря — день памяти Святителя Николая Чудотворца.

В первых числах декабря князь Потемкин утвердил подготовленную генерал-аншефом И.И. Меллером диспозицию, и дал войскам ряд указаний. Штурмующие колонны должны были действовать быстро — «не вступая с противником в перестрелку и стараться решить участь боя стремительным ударом в штыки». Офицерам предписывалось «соблюдать порядок и предупреждать замешательство», нижним чинам — «не кидаться на добычу, а поступать с храбростью, свойственною российскому войску, возлагая надежду на помощь Христа Спасителя нашего...», сдающихся в плен, а также женщин и детей следовало щадить и отправлять в тыл. Для обеспечения внезапности артиллерийскую канонаду перед началом штурма было приказано не проводить. При удачном штурме генерал-фельдмаршал обещал, по принятому в то время военному обычаю, отдать солдатам город «в полную волю» на три дня.

6 (17) декабря 1788 г., после молебна, в 7 ч. утра при 23-градусном морозе русские войска пошли на штурм Очакова, который продолжался час с четвертью. Он был с обеих противостоявших сторон жестоким и кровопролитным. В штурме участвовало 18 789 солдат и офицеров из 21 048 состоявших по спискам в осадном корпусе Екатеринославской армии на 1 (12) декабря.

Захват крепости проводили шесть штурмовых колонн, которые выступили одновременно — на нагорный ретраншемент, окружавший Очаков, на замок Гассан-паши и на саму крепость, чтобы не дать возможности неприятелю сосредоточить силы на каком-то одном участке.

Рабочие бригады при колоннах имели при себе лестницы, петарды, топоры и кирки. При всех колоннах находись переводчики, знавшие турецкий язык, «для могущих быть словесных объяснений с неприятелем».

Четыре колонны, наступавшие на правом фланге, находившиеся под главным начальством генерал-аншефа князя Н.В. Репнина, захватили замок Гассан-паши и действовали против гарнизона ретраншемента. Первую и вторую колонны возглавлял генерал-поручик принц В.А. Ангальт-Бернбургский, а третью и четвертую — генерал-поручик князь В.В. Долгоруков.

Колонна генерал-майора барона П.А. Палена атаковала замок Гассан-паши. Остальные три колонны провели атаку нагорного ретраншемента с фронта, флангов и тыла, не допуская отхода его защитников в крепость. В замке Гассан-паши было захвачено в плен около 300, а, при штурме нагорного ретраншемента, находившегося перед главной крепостью, — около 1,5 тыс. турок.



Я. Суходольский, 1853 г.
Штурм Очакова 6 декабря 1788 года.

Две колонны, действовавшие с левого фланга (со стороны лимана) находившиеся под главным начальством генерал-аншефа И.И. Меллера, осуществили штурм самой крепости. Пятую и шестую колонны возглавлял генерал-поручик А.Н. Самойлов, они ворвались в крепость через разрушенный бастион у берега Днепровского лимана. Направленный им отряд открыл ворота крепости изнутри для колонн, захвативших нагорный ретраншемент. Во время штурма неприятель взорвал два фугаса, но не смог остановить наступавших. Из остальных войск были созданы два резерва, на правом фланге им командовал генерал-поручик Х.И. Гейкинг, на левом — генерал-поручик князь С.Ф. Голицын.

Противник, вытесненный с городских стен, засел в развалинах домов, землянках и продолжал отчаянное сопротивление. Кроме захваченных в начале осады, пленных больше не было. Основная часть противника была перебита холодным оружием.

Во время штурма князь Г.А. Потемкин находился на одной из батарей и следил за его ходом. Когда к нему привели захваченного в плен коменданта крепости, сераскира Гуссейн-пашу, то генерал-фельдмаршал гневно сказал ему: «Твоему упрямству обязаны мы этим кровопролитием». На что он ответил: «Оставь напрасные упреки, я исполнил свой долг, как ты — свой; судьба решила дело».



Фельдмаршал Г.А. Потемкин принимает пленного турецкого пашу
после взятия Очакова в декабре 1788 г.
Фрагмент гравюры

После штурма Очаков представлял собой ужасное зрелище. Трупов неприятеля было столько много, что их все нельзя было закопать в промерзшую землю, потому несколько тысяч тел вывезли на лед лимана, где они лежали до весны, привлекая к себе хищных птиц и зверей. Тела погибших при штурме офицеров, по распоряжению князя Г.А. Потемкина, перевезли в Херсон и погребли в ограде церкви Св. великомученицы Екатерины. В 1791 г. в этой же церкви был погребён и сам генерал-фельдмаршал. Военный некрополь героев Очакова существует по настоящее время.

Трофеи победителей составили 310 мортир и пушек, 180 знамен. При штурме было убито и умерло от ран более 9,5 тыс. и взято в плен около 4 тыс. человек (не считая обывателей), в т.ч. один трехбунчужный паша (Гуссейн-паша), три двухбунчужных (двухбунчужный паша соответствовал генерал-лейтенанту русской армии (III класс Табели о рангах 1722 г.), трёхбунчужный — генерал-аншефу (II класс). — Авт.) и 448 офицеров. Всего около 13,5 тыс. человек. В крепости было захвачено много оружия, военного снаряжения, а также другого имущества.

Русские потеряли во время штурма убитыми: генерал-майора, бригадира, 3 штаб-офицеров, 25 обер-офицеров, 926 нижних чинов. Всего 956 человек. Было ранено 119 офицеров, 1704 нижних чина. Всего 1823 человека. Общие потери убитыми и ранеными составили 2779 человек.

За взятие Очакова князь Г.А. Потемкин получил от Екатерины II высшую полководческую награду того времени — орден Св. Георгия 1-й ст., шпагу, украшенную бриллиантами, и 100 тыс. рублей; награды получили и остальные участники взятия крепости. Особо отличившиеся при штурме офицеры заслужили ордена Св. Георгия или Св. Владимира 4-й ст., а остальным были пожалованы золотые кресты на георгиевской ленте с надписью на одной стороне «за службу и храбрость», а на другой «Очаков взят 6 декабря 1788»; а нижние чины получили серебряные медали. Всему осадному корпусу выдали добавочное (сверх положенного) полугодовое жалование.

Взятие крепости Очаков позволило России окончательно утвердиться в Северном Причерноморье, корабельное строительство в Херсоне и строившемся Николаеве могло беспрепятственно развиваться, а Крымский полуостров был прикрыт от турецкого десанта с моря.

В ходе осады и штурма большой приморской крепости русская армия получила опыт организации взаимодействия между сухопутными и морскими силами. Под Очаковом прошли боевую школу офицеры и генералы — П.Г. БагратионМ.Б. Барклай де Толли, М.И. Кутузов, М.И. Платов,  А.В. Суворов, которые впоследствии стали выдающимися полководцами.

Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом
(военной истории) Военной академии Генерального штаба
Вооруженных сил Российской Федерации

ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false