Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Синопское сражение 18 (30) ноября 1853 г.


А.П. Боголюбов. Истребление турецкого флота в Синопском сражении. 1854 г.

Крымская (Восточная) война, поводом к которой послужил конфликт между Россией и Турцией за политическое влияние в Святой Земле, привела к глобальному противостоянию в бассейне Черного моря. В Дарданеллы вошла англо-французская эскадра. Начались боевые действия на Дунае и в Закавказье.

Осенью 1853 г. стало известно о том, что готовится переброска крупного десанта турецких войск на восточное побережье Черного моря в районе Сухум-Кале (Сухуми) и Поти для помощи горцам. Учитывая создавшееся положение, Черноморский флот находился в состоянии боевой готовности. Ему была поставлена задача вести наблюдение за действиями противника на Черном море и воспрепятствовать переброске турецких войск на Кавказ. Командующий эскадрой Черноморского флота вице-адмирал П.С. Нахимов отдал приказ по отряду: «Турецкий флот вышел в море в намерении занять принадлежащий нам порт Сухум-Кале… неприятель не иначе может исполнить свое намерение, как пройдя мимо нас или дав нам сражение… Я надеюсь с честью принять сражение».

11 (23) ноября Нахимов, получив сведения о том, что эскадра противника укрылась от шторма в Синопской бухте, принял решение сорвать планы противника, разгромив ее у Синопа.

Турецкая эскадра, стоявшая на рейде в Синопе, имела 7 фрегатов, 3 корвета, 2 пароходофрегата, 2 брига и 2 военных транспорта (всего 510 орудий) и находилась под защитой береговых батарей (38 орудий).

Накануне жестокий шторм нанес сильные повреждения русской эскадре, после чего у Нахимова осталось только три линейных корабля, а два корабля и фрегат пришлось отправить в Севастополь. Кроме того, в Севастополь направился и пароход «Бессарабия» для пополнения запасов угля. В главную базу был направлен и бриг «Эней» с донесением от Нахимова.

Оценив обстановку и, в частности, возможность появления на Черном море англо-французского флота, Нахимов решил до подхода подкреплений запереть турецкую эскадру в Синопской бухте. В своем донесении он писал по этому поводу: «Я положительно остаюсь здесь в крейсерстве и буду их блокировать до прибытия ко мне 2 кораблей, отправленных мною в Севастополь для исправления повреждений; тогда, несмотря на вновь устроенные батареи… я не задумаюсь их атаковать».

16 (28) ноября к Синопу на помощь Нахимову подошла эскадра контр-адмирала Ф.М. Новосильского в составе трех кораблей и одного фрегата, а на другой день — еще один фрегат — «Кулевчи». В результате под командой Нахимова стало 6 линейных кораблей и 2 фрегата (всего 720 орудий). Из них 76 орудий были бомбическими, стрелявшими разрывными бомбами, имевшими большую разрушительную силу. Таким образом, на стороне русских был перевес. Однако неприятель имел ряд преимуществ, основными из которых являлись стоянка в укрепленной базе и наличие пароходов, в то время как у русских имелись только парусные корабли.

Замысел Нахимова сводился к тому, чтобы одновременно и быстро в двухкильватерной колонне войти на Синопский рейд, приблизиться к кораблям противника на расстояние 1–2 кабельтова, встать на шпринг (способ постановки корабля на якорь, при котором можно разворачивать корабль бортом в нужном направлении) против турецких кораблей и огнем корабельной артиллерии уничтожить их. Построение кораблей в двухкильватерную колонну уменьшало время прохождения их под огнем неприятельских судов и береговых батарей и улучшало тактическое положение эскадры.

Разработанный Нахимовым план атаки содержал четкие указания по приготовлению к бою, ведению артиллерийского огня, который в кратчайший срок должен был уничтожить неприятельский флот. При этом командирам предоставлялась определенная самостоятельность в зависимости от конкретной обстановки при неукоснительном соблюдении принципа взаимной поддержки. «В заключение я выскажу мысль, — писал в приказе Нахимов, — что все предварительные наставления при переменившихся обстоятельствах могут затруднить командира, знающего свое дело, и поэтому я предоставляю каждому совершенно независимо действовать по усмотрению своему, но непременно исполнить свой долг».

Утром 18 (30) ноября 1853 г. русская эскадра в строю двух кильватерных колонн вошла в Синопскую бухту. Во главе правой колонны шел флагманский корабль Нахимова «Императрица Мария», левой — «Париж» Новосильского. Эскадра Осман-паши  стояла полукругом у самой набережной города, закрывая собой часть береговых батарей. Суда располагались таким образом, что один борт их был обращен к морю, а другой — к городу. Таким образом, действие огня неприятеля было ослаблено. В 12 часов 30 минут раздался первый залп турецкого флагманского корабля «Авни-Аллах», открывшего огонь по подходившей русской эскадре, а вслед за ним открыли огонь орудия других судов и береговые батареи.

Под сильным перекрестным огнем противника русские корабли заняли позиции в соответствии с планом атаки и только после этого открыли ответный огонь. Флагманский корабль Нахимова шел первым и ближе всех оказался к турецкой эскадре и береговым батареям. Он сосредоточил огонь по адмиральскому фрегату противника «Авни-Аллах». Через полчаса «Авни-Аллах» и фрегат «Фазлы-Аллах», объятые пламенем, выбросились на берег. Такая же участь постигла и другие турецкие суда. Управление турецкой эскадрой нарушилось.

К 17 часам артиллерийским огнем русские моряки уничтожили 15 из 16 кораблей противника, подавили все его береговые батареи. Случайными ядрами были подожжены и городские постройки, находившиеся в непосредственной близости к береговым батареям, что привело к распространению огня и вызвало панику среди населения. Впоследствии это также дало повод противникам России говорить о якобы негуманном ведении войны.


Сражение при Синопском рейде

Из всей турецкой эскадры удалось спастись бегством лишь одному быстроходному 20-пушечному пароходу «Тайф», на борту которого находился главный советник турок по морским вопросам англичанин Слэд, который, прибыв в Стамбул, доложил об истреблении турецких судов в Синопе.

В этом бою русские матросы и офицеры, выполняя указание Нахимова, оказывали взаимную поддержку. Так, у корабля «Три святителя» оказался перебитым шпринг, и его стало относить под сильный огонь береговых батарей. Тогда судно «Ростислав», само находившееся под огнем неприятеля, направило огонь на турецкую батарею, обстреливавшую «Трех святителей».

К концу сражения к Синопу подошел отряд кораблей под командованием вице-адмирала В.А. Корнилова, спешившего на помощь Нахимову из Севастополя. Участник этих событий Б.И. Барятинский, находившийся в эскадре Корнилова, писал: «Подойдя к кораблю «Мария» (флагманскому Нахимова), мы садимся на катер нашего парохода и отправляемся на корабль, весь пробит ядрами, ванты почти все перебиты, и при довольно сильной зыби мачты так раскачивались, что угрожали падением. Мы поднимаемся на корабль, и оба адмирала кидаются в объятия друг другу, мы все тоже поздравляем Нахимова. Он был великолепен, фуражка на затылке, лицо обагрено кровью, новые эполеты, нос — все красно от крови, матросы и офицеры… все черны от порохового дыма… Оказалось, что на «Марии» было больше всего убитых и раненых, так как Нахимов шел головным в эскадре и стал с самого начала боя ближе всех к турецким стреляющим бортам. Пальто Нахимова, которое он перед боем снял и повесил тут же на гвоздик, было изорвано турецким ядром».


Н.П. Медовиков. П.С. Нахимов во время Синопского сражения 18 ноября 1853 г. 1952 г.

В Синопском сражении турки потеряли свыше 3 тыс. человек убитыми и ранеными: в плен были взяты 200 человек, в том числе командующий эскадрой Осман-паша и командиры трех кораблей. Русская эскадра потерь в кораблях не имела, но многие из них, в том числе флагманский корабль Нахимова «Императрица Мария», получили серьезные повреждения. Потери русских составили 37 убитыми и 235 ранеными. «Флагмана и капитаны выказали и знание своего дела, и самую непоколебимую храбрость, равно как и подчиненные им офицеры, нижние же чины дрались, как львы», — докладывал Нахимов Корнилову.

В приказе же по эскадре Нахимов писал: «Истребление турецкого флота в Синопе эскадрою, состоящей под начальством моим, не может не оставить славной страницы в истории Черноморского флота». Он благодарил личный состав за храбрость и мужество. «С такими подчиненными я с гордостью встречусь с любым неприятельским европейским флотом».

Победа была одержана в результате высокого профессионального мастерства русских моряков, героизма, мужества и отваги моряков, а также благодаря решительным и искусным действиям командования и, прежде всего, Нахимова.

Разгром турецкой эскадры в Синопе значительно ослабил морские силы Турции и сорвал ее планы по высадке войск на побережье Кавказа. Вместе с тем, уничтожение турецкой эскадры привело к изменению и всей военно-политической обстановки. После Синопского сражения в войну вступили Великобритания, Франция и Сардинское королевство. 23 декабря 1853 г. (4 января 1854 г.) в Черное море вошла соединенная англо-французская эскадра.

Синопское сражение явилось последним крупным сражением эпохи парусного флота. «Битва славная, выше Чесмы и Наварина!» — так оценил его вице-адмирал В.А. Корнилов.

В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. советское правительство учредило орден и медаль в честь Нахимова. Орден получали офицеры Военно-Морского Флота за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских операций, в результате которых была отражена наступательная операция противника или обеспечены активные операции флота, нанесен врагу значительный урон и сохранены свои силы. Медалью награждались матросы и старшины за боевые заслуги.

Согласно Федеральному закону «О днях воинской славы России» от 13 марта 1995 г. 1 декабря отмечается в Российской Федерации как «День победы русской эскадры П.С. Нахимова над турецкой эскадрой у мыса (так в Федеральном законе. Фактически — в Синопской бухте) Синоп (1853 год)».

Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом
(военной истории) Военной академии Генерального штаба
Вооруженных сил Российской Федерации

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false