Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

К 160-летию со дня рождения генерала от кавалерии А.А. Брусилова


Памятник А.А. Брусилову в Санкт-Петербурге у пересечения Шпалерной и Таврической улиц. Скульптор Я.Я. Нейман, архитектор С.П. Одновалов. Открыт в 2007 г.

России известны имена многих полководцев и военачальников, которые горячо любили свою Родину и творили победы в войнах с врагом. Их роднит не только высокое чувство ответственности за принятие решений на поле боя, но и твёрдая гражданская позиция. Одной из таких личностей является генерал от кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов, с именем которого связаны многие достижения русской армии в годы Первой мировой войны. Это был патриот своего Отечества, честный человек, преданный своему народу.

Алексей Алексеевич Брусилов родился 19 (31) августа 1853 г. в Тифлисе (ныне Тбилиси, Грузия) в семье потомственных военных. Из дворян. Его прадед и дед были офицерами русской армии. Алексей Николаевич, отец Алексея Алексеевича, участвовал в Отечественной войне 1812 г., потом служил на Кавказе, стал генерал-лейтенантом. В 1859 г. он умер от воспаления лёгких. Через несколько месяцев скончалась жена генерала Мария Антоновна. Алексея и его младших братьев Бориса и Льва в свою семью в Кутаиси взяла на воспитание бездетная сестра матери. Тётка старалась дать своим племянникам подобающее дворянам воспитание и образование. Четырнадцатилетнего Алексея отвезли в знаменитый Пажеский Е.И.В. корпус, куда отец записал его ещё четырёхлетним. В 1867 г. Алексей Брусилов, блестяще сдав экзамены, поступил сразу на четвёртый курс Пажеского корпуса. После первого года обучения воспитатель Алексея оценил его так: «Характера резвого и даже шаловливого, но добр, прямодушен и чистосердечен. Способности хорошие, но любит лениться...». Бывали у юноши и серьезные срывы в учёбе, но в старших классах начались занятия исключительно по военному делу, и Брусилов резко подтянулся. У него обнаружилась склонность к тактике, артиллерии, топографии, фортификации, военной истории, Алексей также отдавал предпочтение кавалерийской езде. Всё же, по окончании корпуса в 1872 г., он попал не в гвардию, а Высочайшим приказом произведён в прапорщики в 15-й драгунский Тверской Е.И.В. великого князя Николая Николаевича Старшего полк. Это устраивало молодого офицера, так как полк квартировался близ родного ему Кутаиси, кроме того, для жизни в гвардии ему недоставало бы средств.

Здесь обрел молодой офицер первый опыт службы и принял боевое крещение во время Русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

В 1873 г., благодаря старательности в службе, был назначен полковым адъютантом, в 1874 г. произведён в поручики, а в октябре 1877 г. Высочайшим приказом в сравнение со сверстниками произведён в штабс-капитаны. За отличие, оказанное в делах с турками 4 и 5 (16 и 17) мая 1878 г., при взятии штурмом крепости Ардаган, награждён орденом Св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом. Продолжая участвовать в боях, за отличие, оказанное в делах с турками 23 и 24 августа (3 и 4 сентября) 1878 г., награждён орденом Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом. За отличие, оказанное в ночь с 5 (17) на 6 (18) ноября 1878 г. при взятии штурмом крепости Карс , награждён орденом Св. Станислава 2-й ст. с мечами. В октябре 1878 г. Алексей вступил в заведование полковой учебной командой, в мае 1879 г. временно командовал 1-м эскадроном, а в ноябре назначен начальником полковой учебной команды. В Закавказье Брусилов приобрёл хорошую боевую закалку, в 25 лет стал опытным офицером.

В 1881 г. Алексей Алексеевич был командирован в г. Санкт-Петербург в учебный кавалерийский эскадрон и в октябре был зачислен в штатное число офицеров переменного состава проектируемой Офицерской кавалерийской школы. В декабре за отличие в службе произведён в капитаны, а в 1883 г. переименован в ротмистры.

В школе он с увлечением штудировал кавалерийскую науку, особенно любил практические занятия, побывал в лучших кавалерийских частях русской армии. По окончании школы по разряду «отлично» А.А. Брусилов был переведён в постоянный состав Офицерской кавалерийской школы, затем назначен на должность адъютанта школы. В 1884 г. он женился на Анне Николаевне фон Гагемейстер, а через три года у них родился сын – Алексей.

Проявляя неутомимую энергию в улучшении организации обучения кавалерийских офицеров, с 1889 г. А.А. Брусилов последовательно исполнял должности старшего учителя верховой езды и выездки лошадей, помощника начальника отдела верховой езды и выездки лошадей, штаб-офицера, заведовавшего обучавшимися офицерами в отделе эскадронных и сотенных командиров, начальника отдела эскадронных и сотенных командиров, неоднократно избирался членом суда общества офицеров.

В августе 1892 г. за отличие по службе произведён в полковники с зачислением по гвардейской кавалерии и в последующем назначен помощником начальника школы с оставлением по гвардейской кавалерии.

Его знали и ценили руководители Военного министерства, главный инспектор кавалерии великий князь Николай Николаевич. Брусилов пишет статьи о кавалерийской науке, посещает Францию, Австро-Венгрию и Германию, где изучает опыт верховой езды и работы конных заводов.

В мае 1900 г. за отличие по службе произведён в генерал-майоры, а в феврале 1902 г. Алексей Алексеевич был назначен на должность начальника школы с оставлением в гвардейской кавалерии. «Лошадиная академия», как её шутливо называли в армии, под его руководством сделалась признанным центром подготовки командного состава русской кавалерии. Здесь у А.А. Брусилова складывается новое понимание сути военного обучения, ставшее девизом военно-учебных заведений нашего отечества: учить тому, что нужно на войне, учить умению применять свои знания и навыки в бою, учить превосходно владеть своим оружием. В этот период А.А. Брусилов выступает и как автор нескольких военно-теоретических статей по подготовке кавалеристов.

Служивший в школе под его началом перед Русско-японской войной 1904–1905 гг. К. Маннергейм вспоминал: «Он был внимательным, строгим, требовательным к подчинённым руководителем и давал очень хорошие знания. Его военные игры и ученья на местности по своим разработкам и исполнению были образцовыми и донельзя интересными».

В апреле 1906 г. Брусилов был назначен командующим 2-й гвардейской кавалерийской дивизией, где также заслужил большое уважение подчинённых. В декабре 1906 г. произведён в генерал-лейтенанты.

В январе 1909 г. он получил назначение в Варшавский военный округ командиром 14-го армейского корпуса. Под его руководством уровень боевой подготовки корпуса заметно вырос. В 1910 г. А.А. Брусилов вновь женился. Его избранницей стала Надежда Владимировна Желиховская.

В мае 1912 г. Алексей Алексеевич назначен помощником командующего войсками Варшавского военного округа, а в декабре за отличие по службе произведён в генералы от кавалерии. Неприятие Брусиловым германофильства, пропагандировавшегося командующим войсками округа генералом от кавалерии Г.А. Скалоном, привело к тому, что в августе 1913 г. Алексей Алексеевич был назначен командиром 12-го армейского корпуса. Перевод в Киевский военный округ и командование корпусом позволили на практике применить взгляды А.А. Брусилова на подготовку войск. Как вспоминал его начальник штаба С.А. Сухомлин, приняв корпус, Алексей Алексеевич «всё перевернул вверх дном, всех расшевелил, всех заставил с интересом заниматься тактической подготовкой. И этого он достиг не только тем, что предъявлял суровые требования, а главным образом тем, что сам являлся всегда усердным и талантливым руководителем, увлекавшимся от души этим интересным делом».

С началом Первой мировой войны 1914–1918 гг. А.А. Брусилов был назначен командующим 8-й армией Юго-Западного фронта. 2 (15) августа армия получила приказ о наступлении, и через три дня её войска двинулись от Проскурова к границе с Австро-Венгрией. Началась Галич-Львовская операция (Галицийская битва), в которой 8-я армия действовала совместно с 3-й армией генерала от инфантерии Н.В. Рузского и добилась крупных успехов.

Преследуя отступавшие австро-венгерские части, 8-я армия в октябре 1914 г. вышла в район Дуклинского перевала в Карпатах. Германские войска вынуждены были идти на помощь своему союзнику. За победы в Галицийской битве Алексей Алексеевич был удостоен орденов Святого Георгия 4-й и 3-й степеней. Волею судеб его соратниками в рядах 8-й армии являлись будущие руководители Белого движения: Л.Г. Корнилов, А.М. Каледин и А.И. Деникин. Зимой-весной 1915 г. А.А. Брусилов принял участие в Карпатской операции Юго-Западного фронта. На Венгерской равнине русские войска натолкнулись на встречное наступление австро-венгерских и германских корпусов. В зимнюю стужу и весеннюю слякоть 8-я армия вела упорные встречные бои с противником; она обеспечила сохранение блокады крепости Перемышль и тем самым предопределила её падение; неоднократно вела удачные наступательные действия. А.А. Брусилов часто появлялся в передовых частях, не заботясь о личной безопасности. В своих приказах «первейшей обязанностью» всех подчинённых ему командиров он ставил заботу о солдате. В апреле 1915 г. А.А. Брусилов был пожалован в генерал-адъютанты.


Командующий 8-й армией Юго-Западного фронта генерал-адъютант А.А. Брусилов осматривает пулеметный взвод. 1915 г.

В результате Горлицкого прорыва германских войск к середине лета 1915 г. русские армии оставили Галицию. А.А. Брусилову пришлось руководить войсками 8-й армии в условиях нехватки снарядов и винтовок, при отсутствии опытных командных кадров среднего и низшего звена. Упорным сопротивлением 8-й и других армий Юго-Западного фронта положение было выровнено. А поддержка Верховного Главнокомандующего великого князя Николая Николаевича, знавшего А.А. Брусилова ещё по Офицерской кавалерийской школе, спасла его от отрешения от командования. На фронте потянулась длинная череда позиционных боёв, не приносившая ни одной из сторон ощутимых успехов и получившая название «позиционного тупика».

В августе 1915 г. император Николай II возложил на себя обязанности Верховного Главнокомандующего и отправил великого князя Николая Николаевича на Кавказский фронт.

В марте 1916 г. А.А. Брусилов назначен главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта. На совещании в Ставке 1 апреля 1916 г., где обсуждался план перехода в стратегическое наступление, выявилось пассивное отношение к нему командующих Западным и Северным фронтами. В то же время Брусилов заявил о своём твёрдом намерении наступать. Кроме того, он отказался от подкреплений, считая, что они более необходимы для других фронтов, которые могли бы участвовать в совместной операции. Благодаря настойчивости Брусилова, которого поддержал начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал от инфантерии М.В. Алексеев, Николай II отдал приказ о проведении наступления Западного, Северного и Юго-Западного фронтов. В общем наступлении русской армии главный удар предполагалось нанести Западным фронтом, но успеха, причем впечатляющего, добился лишь Юго-Западный фронт. Этот успех был вершиной полководческого искусства Брусилова. План командующего был продуман до деталей, в нём указывалось, кому какими силами и средствами и что атаковать, строго определялись порядок действий артиллерии и её взаимодействия с пехотными соединениями, организация атак пехоты наиболее эффективным методом – «волнами цепей». Главная же новизна плана состояла в том, что прорыв глубокоэшелонированной вражеской обороны намечалось осуществить сразу на нескольких участках фронта с тем, чтобы рассредоточить внимание, силы и средства противника. План и день начала наступления держались в строжайшем секрете.

Наступление фронта началось 22 мая (4 июня) сильной и эффективной артиллерийской подготовкой. При атаке позиций австро-венгерских войск наибольшего успеха добилась 8-я армия генерала А.М. Каледина на Луцком направлении, её прорыв поддержали другие армии, наступавшие на узких участках с последующим движением в сторону флангов и в глубину. За май – июль был осуществлен прорыв позиционной обороны противника в полосе 550 км на глубину 60–150 км. Австро-венгерские войска потеряли до 1,5 млн человек убитыми, ранеными и пленными, большое количество оружия; потери русских войск составили около 500 тыс. человек. Германское и австро-венгерское командование было вынуждено перебросить на русский фронт несколько дивизий с запада. Однако слабая поддержка других фронтов и недостаток резервов вынудили Брусилова прекратить наступление и перейти к оборонительным действиям. Но «Брусиловский прорыв» стал, по сути, переломным моментом в Первой мировой войне – чаша весов склонилась в пользу Антанты. За разгром австро-венгерской армии и взятие сильно укреплённых позиций на Волыни, в Галиции и на Буковине Алексей Алексеевич был награждён Георгиевским оружием, украшенным бриллиантами. «Брусиловский прорыв» имел огромное военно-политическое значение для всех сторон, втянутых в боевые действия Первой мировой войны. Он оттянул с других театров войны значительные силы противника, что облегчило положение союзников в кампании 1916 г. на западе, и спас итальянскую армию от окончательного разгрома. После 2-летних колебаний Румыния выступила на стороне Антанты.

Тем временем революционные настроения в стране нарастали, не обошли стороной они и армию. А.А. Брусилов был вовлечён в политическую борьбу и весной 1917 г. поддержал приход к власти Временного правительства. В мае 1917 г. он был назначен Верховным Главнокомандующим русской армией, сменив на этом посту генерала М.В. Алексеева. Сообщая брату Борису о своём назначении, Брусилов писал: «Одно тут чрезвычайно тяжёлое – это грандиозная ответственность перед Россией. Ответственности вообще не боюсь, да и личных целей не имею и славы не ищу, но от всей души желаю и имею лишь одну цель – спасти Россию от развала, неминуемого в случае проигрыша войны…» А.А. Брусилов оказался в сложном положении: он выступал за продолжение войны до победного конца, дал согласие на восстановление военно-полевых судов и смертной казни на фронте, но никогда бы не согласился использовать армию против своего народа.


Генерал от кавалерии А.А. Брусилов
В июле 1917 г. Временное правительство предпочло сменить генерала А.А. Брусилова генералом Л.Г. Корниловым. В августе, когда Л.Г. Корнилов двинул часть войск в Петроград с целью введения режима военной диктатуры, А.А. Брусилов отказался его поддержать. Во время октябрьских событий он находился в Москве; в период обстрела красногвардейцами позиций юнкеров случайный снаряд разорвался в доме, где он жил, нанеся ему тяжёлое ранение в ногу. На долгие месяцы Алексей Алексеевич оказался прикованным к больничной койке.

В тяжёлый период времени становления Советского государства, зарождения Белого движения и начала Гражданской войны, несмотря на ранение и, учитывая популярность А.А. Брусилова в стране, у него стали бывать офицеры, иностранцы, религиозные деятели, которые «совещались и проектировали разные способы спасения России».

Его неоднократно приглашали на юг или уехать за границу, т.к. оставаться здесь для генерала было опасно. Но А.А. Брусилов был патриотом своей страны, которую любил и преданно защищал. Для него «ни правых, ни левых, ни белых, ни красных в душе не было… была … широкая, великая «Матушка-Россия» в целом». Ему было обидно «за безрезультатный исход всех моих (Брусилова) трудов на фронте во имя России!».

В газетах о Брусилове печатались сообщения и интервью, в которых часто искажались его слова или просто выдумывались небылицы. Всё это не осталось не замеченным со стороны ЧК, и в августе 1918 г. Алексей Алексеевич был арестован. Содержался он в Кремле на гауптвахте, где из газет узнал, что его «обвиняют в том, что я (т.е. Брусилов) стоял во главе офицерской организации, которая якобы собиралась в Москве». За разъяснениями, в чём его обвиняют и за что арестован, А.А. Брусилов написал письмо Ф.Э. Дзержинскому. Жена А.А. Брусилова также «обивала пороги, хлопоча о том, чтобы его выпустили», писала письма Ф.Э. Дзержинскому и В.Д. Бонч-Бруевичу. В итоге Алексей Алексеевич оказался на свободе, но под домашним арестом и надзором ЧК.

Народ по-прежнему ценил генерала за то, что он «остался в России, не захотел отделяться от них» и помогал его семье продуктами пережить голодную и холодную зиму 1918–1919 гг.

В последующем, несмотря на арест и лишения, события Гражданской войны и военной интервенции в России 1917–1922 гг. поставили перед А.А. Брусиловым проблему выбора, какую сторону поддержать. В результате мучительных раздумий он принял сторону большевиков. Возможно, к этому его подтолкнула и смерть сына, ротмистра, перешедшего в ряды Красной Армии и расстрелянного в 1919 г. белыми. С мая 1920 г. он возглавил Особое совещание при Главнокомандующем всеми вооружёнными силами Советской Республики, вырабатывавшее рекомендации по укреплению армии.

После закрытия Особого совещания Брусилов был включён в состав Военно-законодательного совещания при Реввоенсовете (РВС) Республики как специалист по коннице. Затем он стал главным инспектором Главного управления коневодства и коннозаводства Народного комиссариата земледелия РСФСР. В феврале 1923 г. назначен инспектором кавалерии РККА и представителем Реввоенсовета в Главном управлении коневодства и коннозаводства. В следующем году Брусилов вышел в отставку за преклонностью лет, но за ним была сохранена должность для особо важных поручений при РВС СССР. Работал над мемуарами, изданными уже после его смерти под названием «Мои воспоминания».

Генерал Брусилов умер 17 марта 1926 г. в Москве от воспаления лёгких в возрасте 72 лет. Он был похоронен с воинскими почестями на Новодевичьем кладбище.

Память об известном военачальнике сохраняется и в современной России. В 2007 г. его именем названа одна из улиц Москвы, а в Санкт-Петербурге на месте, где ранее располагалась Офицерская кавалерийская школа, открыт памятник.


Улица имени А.А. Брусилова в Юго-Западном административном округе Москвы в районе Южного Бутово


Материал подготовлен
Научно-исследовательским институтом (военной истории)
Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false