Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Корейская война 1950-1953 гг.: региональный конфликт с глобальными последствиями

Сохраняющаяся напряженность военно-политической обстановки на Корейском полуострове является последствием одной из крупнейших локальных войн XX в., боевые действия которой проходили на нем с 25 июня 1950-го по 27 июля 1953 г.

В этой войне неоднократно возникали моменты, угрожавшие превращению регионального конфликта в глобальный, в том числе вследствие реальной возможности применения ядерного оружия (ЯО) со стороны США. Для нее оказалось характерным использование очень значительных людских и материальных ресурсов, ожесточенность противостояния и вовлечение, помимо вооруженных сил обоих корейских государств (Северная и Южная Кореи), сил Китайской Народной Республики (КНР), СССР, США и еще полутора десятков других стран, составлявших многонациональные силы (МНС) Организации Объединенных Наций (ООН). Корейская война была первым широкомасштабным военным конфликтом времен «холодной войны», развернувшейся по окончании Второй мировой войны.

Причины, приведшие к возникновению Корейской войны, исходно определяемой как гражданская, лежат в расколе единой Кореи и внешнем вмешательстве. Раскол Кореи на две части стал одним из результатов Второй мировой войны, на завершающем этапе которой, осенью 1945 г., страна условно, временно, была разделена Советским Союзом и США по 38-й параллели (примерно пополам) для освобождения полуострова от японских войск. Для временного управления страной потребовалось создание гражданских органов власти, что, учитывая различные политические системы государств-освободителей, привело к появлению в 1948 г. в разделенных частях Кореи двух государств, построенных на основе противоположных идеологических платформ: на севере страны — просоветской Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР) со столицей в Пхеньяне и в ее южной части — проамериканской Республики Корея (РК) со столицей в Сеуле. Вследствие этого попытки достичь объединения страны мирным путем к началу 1949 г. были практически исчерпаны. При этом и советские, и американские войска были выведены с территории страны.

Но, вместе с тем, ни Пхеньян, ни Сеул не мыслили корейскую нацию разделенной, и выход для объединения страны лидеры обеих сторон (в КНДР — Ким Ир Сен, в РК — Ли Сын Ман) видели в применении силы. Косвенно эти настроения подогревались как СССР, так и США путем оказания помощи в строительстве вооруженных сил в разделенных частях Кореи. В итоге, как отмечал в своих записках видный советский дипломат М.С. Капица, обе стороны готовились к войне.

Советский Союз изначально исходил из того, что КНДР должна быть буферным государством, позволяющим ему избежать прямого соприкосновения с Соединенными Штатами Америки. Отсюда вытекал отказ Москвы вплоть до весны 1950 г. в поддержке устремлений северокорейского лидера Ким Ир Сена преодолеть раздел полуострова военным путем. Но вскоре, в мае того же года, И.В. Сталин все же одобрил его намерения, хотя формально положительное решение было переложено на китайского руководителя Мао Цзэдуна.

Советским руководством при поддержке планов КНДР учитывалось достижение Пхеньяном военного превосходства над Сеулом и не предполагалось вмешательство США в войну между корейскими государствами — 12 января 1950 г. госсекретарь США Дин Ачесон, выступая в Вашингтоне перед журналистами, обозначил американскую линию обороны на Дальнем Востоке по рубежу Япония — Филиппины — Окинава, что означало отнесение Южной Кореи к числу неприоритетных стран для Соединенных Штатов Америки.

Одобрению планов Ким Ир Сена способствовали также два важных события мирового значения: появление ядерного оружия в СССР и провозглашение КНР в 1949 г. Значимым аргументом стало и то, что северокорейцы сумели убедить и Москву, и Пекин, что на юге Корейского полуострова сложилась революционная ситуация, которая в случае вооруженной акции со стороны КНДР приведет к всенародному восстанию в Южной Корее и устранению проамериканского режима Ли Сын Мана.

В то же время в позиции Вашингтона с начала 1950 г. происходили качественные изменения в сторону формирования политики жесткого реагирования на якобы усиливавшиеся попытки ослабить влияние США на мировое сообщество. На фоне разворачивавшейся «холодной войны» администрация Г. Трумэна подвергалась обвинениям в неспособности противостоять стратегическим вызовам, в качестве которых тогда рассматривались Берлинский кризис 1948 г., поражение Чан Кайши в Китае и т.п. Остроту ситуации придавало и падение рейтинга президента США в год проведения в стране промежуточных выборов в конгресс.

В результате весной 1950 г. Совет национальной безопасности США внес изменения в стратегию и дипломатию страны на дальневосточном направлении. В директиве Совета СНБ-68 указывались как потенциальные субъекты советской экспансии Южная Корея и Япония. Поэтому к началу Корейской войны Соединенные Штаты Америки оказались подготовленными к активному политико-дипломатическому демаршу и прямому вступлению в войну против «коммунистической агрессии». Само содержание директивы было известно очень узкому кругу американской администрации.

Что касается позиции КНР по Корейскому полуострову, прежде всего, она определялась тем, что военные успехи Ким Ир Сена могут привести к росту коммунистического влияния в Азии и, разумеется, влияния самого Пекина, расчетами на невмешательство США в предстоящие события на полуострове и наличие революционной ситуации в Южной Корее, которая будет способствовать северокорейской победе. В то же время китайцы осознавали, что в случае неудачи одобренного ими замысла в КНДР может сложиться перспектива появления американских войск на китайско-корейской границе протяженностью 700 км. Это было неприемлемо для них и, в конечном счете, могло привести к вооруженному участию КНР в Корее.

Итак, к войне на полуострове готовились и Юг, и Север. США обучили и вооружили южнокорейскую армию. С помощью СССР была создана Корейская народная армия (КНА) в КНДР. Вооруженные стычки обеих сторон происходили с разной степенью остроты в течение 1949-1950 гг. Каждая из них могла означать ее начало. В преддверии открытия боевых действий КНА против вооруженных сил Южной Кореи, которые развернулись 25 июня 1950 г. в ответ на якобы спровоцированный пограничный инцидент в районе 38-й параллели, состав противоборствующих сил выглядел следующим образом.

КНА в своем составе насчитывала 10 пехотных дивизий, танковую бригаду, 6 отдельных полков, 4 бригады внутренней и пограничной охраны (входили в систему Министерства внутренних дел), авиационную дивизию, 4 дивизиона кораблей (морские охотники и торпедные катера, тральщики), 2 полка морской пехоты, полк береговой охраны. На вооружении боевых частей состояло около 1600 орудий и минометов, 260 танков и самоходных артиллерийских установок (САУ), 170 боевых самолетов, из них 90 штурмовиков Ил-10 и 80 Як-9, 20 кораблей. Численность вооруженных сил КНДР составляла 188 тыс. человек. В качестве первоочередной перед ними ставилась задача разгромить противника путем окружения и последующего уничтожения его главных сил в районе Сеула.

На Юге была создана оснащенная современным оружием армия, подготовленная для наступательных военных действий. В ее составе имелось 8 пехотных дивизий, отдельный кавалерийский полк и 12 отдельных батальонов различного назначения, авиационный отряд, 5 дивизионов кораблей, полк морской пехоты, 9 отрядов береговой охраны. Кроме того, в составе территориальной армии числилось 5 бригад, рассматриваемых в качестве организованного резерва вооруженных сил РК. Также специальные отряды численностью до 20 тыс. человек, предназначенные для противопартизанских действий, находились в рядах полиции. Общая численность вооруженных сил Южной Кореи составляла 161 тыс. человек. На вооружении боевых частей состояло около 700 орудий и минометов, 30 танков и САУ, 40 самолетов, в том числе 25 истребителей, 71 корабль. Как видно, соотношение сил и средств в июне 1950 г. было в пользу КНА.

США располагали в непосредственной близости от Корейского полуострова значительными силами из состава главного командования ВС страны на Дальнем Востоке со штабом в Токио под руководством генерала Д. Макартура. Так, в Японии дислоцировалась 8-я армия (3 пехотные и кавалерийская дивизии), на островах Рюкю и Гуам — по отдельному пехотному полку. ВВС США были представлены 5-й воздушной армией (ВА) в Японии, 20 ВА — на о. Окинава, 13 ВА — на Филиппинах.
 
В составе американских военно-морских сил (ВМС) в регионе находилось 26 кораблей 7-го флота (авианосец, 2 крейсера, 12 эсминцев, 4 подводные лодки, около 140 самолетов). Общая численность группировки ВС США, которая могла быть использована в военных действиях на Корейском полуострове в сравнительно короткие сроки, приближалась к 200 тыс. человек. Особенно мощной являлась авиационная составляющая войск США в регионе — 1040 самолетов, в том числе 730 - в Японии. Очевидно, что, в случае вмешательства в войну на Корейском полуострове, ВС США были в состоянии обеспечить полное превосходство в воздухе и на море.

В боевых действиях в Корее принимали участие многонациональные силы ООН — войска государств, поддержавших резолюцию Совета Безопасности (СБ) ООН от 27 июня 1950 г. об оказании военной помощи Южной Корее в начавшейся войне с КНДР. Среди них: Австралия, Бельгия, Великобритания, Греция, Канада, Колумбия, Люксембург, Нидерланды, Новая Зеландия, Таиланд, Турция, Филиппины, Франция, Эфиопия и Южно-Африканский Союз. Военно-медицинские подразделения предоставили Индия, Италия, Норвегия, Швеция. Совокупно численность так называемой южной коалиции войск колебалась в пределах от 900 тыс. до 1,1 млн человек, в том числе ВС РК — до 600 тыс. человек, ВС США — до 400 тыс., ВС вышеуказанных союзников — до 100 тыс. человек.
    Генерал Дуглас Макартур

В критической для КНДР ситуации, когда войска США и РК, действовавшие под флагом ООН, пересекли в ноябре 1950 г. 38-ю параллель и стали приближаться к корейско-китайской границе, на помощь Северу выступили КНР и СССР. Первая предоставила мощную группировку сухопутных войск под видом китайских народных добровольцев в составе двух армейских групп под командованием генерал-полковника Пэн Дехуая первоначально общей численностью 260 тыс. человек с ростом ее в дальнейшем до 780 тыс. человек. Советский Союз, со своей стороны, взял на себя обязательство обеспечить воздушное прикрытие северо-восточной части территории КНР и прилегавшей части КНДР.

С этой целью была срочно сформирована группировка советской авиации, организационно оформленная как 64-й истребительный авиационный корпус (иак). Состав сил и средств иак был непостоянен, помимо истребительной авиации он включал части зенитной артиллерии, авиатехнические и радиотехнические части. Общая численность личного состава достигала около 30 тыс. человек, в том числе около 450 летчиков. На вооружении корпуса имелось более 300 самолетов, в основном МиГ-15. Таким образом, максимальная численность войск северной коалиции составляла около 1,06 млн человек с учетом общей численности войск КНА в 260 тыс. человек.

Северокорейские войска начали военные действия против Южной Кореи довольно успешно. Уже на третий день войны ими была взята ее столица - Сеул. Но начавшаяся по своей сути гражданская война быстро переросла в региональный конфликт, вследствие вмешательства США и их союзников в события на полуострове. Дело в том, что действия США не совпали с ожидаемыми прогнозами и расчетами, Вашингтон повел себя весьма решительно, сразу сконцентрировав свои усилия по нескольким направлениям: оказание Южной Корее прямой военной помощи из сил, дислоцированных на территории Японии; консультации с союзниками по военно-политическому блоку НАТО; формирование военной коалиции противодействия КНДР под флагом ООН.

27 июня 1950 г. Совет Безопасности Организации Объединенных Наций одобрил резолюцию, позволявшую использование в Корее американских войск, и рекомендовал другим странам — членам ООН поддержать добровольно действия США. 7 июля СБ ООН одобрил создание многонациональных сил ООН под руководством Вашингтона для ведения войны на Корейском полуострове против государства-агрессора, в качестве которого рассматривалась Северная Корея. СССР мог наложить вето на указанные резолюции СБ ООН, но на его заседаниях с января 1950 г. отсутствовал советский представитель в знак протеста против того, что место КНР в организации было занято представителем гоминдановского режима Чан Кайши. Такое обстоятельство можно рассматривать как дипломатический просчет советской стороны. Пхеньян свою операцию по достижению контроля над территорией Южной Кореи рассчитывал провести быстро и до того, как американцы сумеют вмешаться в события на Корейском полуострове. В этом контексте затягивание в СБ ООН процесса по принятию решений в связи с ситуацией в Корее могло бы способствовать военному успеху КНДР.

Периодизация боевых действий в Корейской войне включает четыре этапа: первый (25 июня — 14 сентября 1950 г.), состоящий из перехода КНА через 38-ю параллель и развития наступления до р. Нактонган с блокированием войск противника на плацдарме в районе г. Пусан; второй (15 сентября — 24 октября 1950 г.), содержащий контрнаступление многонациональных сил ООН и их выход непосредственно в южные районы КНДР; третий (25 октября 1950 г. — 9 июля 1951 г.), характеризующийся вступлением в войну китайских народных добровольцев, что привело к отступлению войск ООН из Северной Кореи и стабилизации линии боевых действий на полуострове в районах, прилегающих к 38-й параллели; четвертый (10 июля 1951 г. — 27 июля 1953 г.), включающий в себя как боевые действия, так и переговоры о перемирии.

Первый этап Корейской войны ознаменовался успехами войск Корейской народной армии. Ее войска сломили сопротивление противника на сеульском направлении и динамично продолжили наступление на юг. К середине августа до 90% территории Южной Кореи контролировалось северянами. Важную роль в разработке операций КНА сыграли советские военные советники во главе с генерал-лейтенантом Н.А. Васильевым. Численность их на протяжении войны колебалась от 120 до 160 человек, но они не принимали участия в боевых действиях, сосредоточивая свои усилия на оказании содействия в разработке, подготовке и проведении операций, обучении и организации частей и отдельных служб северокорейской армии. С ноября 1950 г. и до конца войны аппаратом советских военных советников в КНДР руководил генерал-лейтенант В.Н. Разуваев, являясь при этом послом СССР в ней.

Однако к сентябрю 1950 г. северокорейские войска постепенно утрачивали инициативу в ведении боевых действий и практически остановились по периметру пусанского плацдарма, не сумев преодолеть сопротивление американских и южнокорейских войск. К исходу первого этапа войны КНА была в значительной степени обессилена жестким и постоянным воздействием авиации ВВС США. Были серьезно нарушены транспортные коммуникации, что привело к потере войсками Корейской народной армии маневренности и бесперебойности тылового обеспечения боевых действий.

В целом на ходе войны стал негативно сказываться расчет руководства КНДР, что война будет краткосрочной и не потребует значительных людских и материальных ресурсов. К тому же в условиях прямого военного вмешательства США в события на Корейском полуострове довлеющую роль стало играть полное превосходство американцев в воздухе и на море.

Тем временем группировка американских и южнокорейских войск, действовавшая под флагом ООН и находившаяся под общим руководством генерала Д. Макартура, готовилась к контрнаступлению. Замыслом операции предусматривалось нанесение двух, согласованных по времени ударов по северокорейским войскам. Один — непосредственно с пусанского плацдарма, для чего на нем скрытно усиливалась группировка многонациональных сил ООН. Второй удар планировалось нанести в тыл войск КНА силами морского десанта в районе порта Инчхон. К сожалению, возможность высадки противником десанта в районе порта Инчхон своевременно не была вскрыта.

Второй этап Корейской войны начался 15 сентября с высадки морского десанта противника в районе порта Инчхон. В состав десанта входили 10-й американский корпус (1-я дивизия морской пехоты, 7-я пехотная дивизия, английский отряд коммандос и части южнокорейских войск) общей численностью более 50 тыс. человек. Высадка обеспечивалась 7-м флотом ВМС и силами ВВС США с участием союзников (около 200 кораблей и более 400 самолетов). Еще более значительные силы и средства противника сосредоточились на Пусанском плацдарме, где, как и в районе Инчхона, к началу контрнаступления соотношение сил и средств на фронте было в пользу МНС ООН.

Превосходство сил ООН на фоне усталости и потерь, понесенных Корейской народной армией, обеспечило первым успех. Они прорвали линию обороны КНА и сумели уже 23 октября взять столицу КНДР г. Пхеньян, выйдя вскоре на ближайшие подступы к границам КНР и СССР. В целом, военные итоги сентября-октября 1950 г. положили конец планам Ким Ир Сена по объединению страны, и на повестку дня остро встал вопрос об оказании срочной помощи Северной Корее для исключения возможной победы сил южной коалиции. В этой ситуации И.В. Сталин и Мао Цзэдун быстро достигли согласия о вступлении в войну на полуострове войск Народно-освободительной армии Китая (НОАК) под видом китайских народных добровольцев и привлечении советской авиации и средств противовоздушной обороны (ПВО) для воздушного прикрытия зоны боевых действий в пределах КНДР, а также северо-восточной части территории КНР.

Война в Корее 1950-1953 гг. Боевые действия с 25 июня по 24 октября 1950 г.


Маршал Китайской Народной Республики (с 1955 г.)
Пэн Дехуай
Третий этап войны обозначился вступлением в боевые действия китайских народных добровольцев под командованием генерал-полковника Пэн Дехуая на стороне КНА, что стало неожиданностью для командования южной коалиции. Китайская группировка включала три эшелона общей численностью более 600 тыс. человек. Для снижения уровня превосходства американской авиации в воздухе для передвижения войск использовалось ночное время суток. Действия северной коалиции приобрели быстрый и маневренный характер, что привело к быстрому отступлению сил ООН — 5 декабря войсками Севера был освобожден Пхеньян, а 4 января следующего года — Сеул. Все надежды Ли Сын Мана на победу над КНДР и объединение страны под его началом развеялись. Далее ход боевых действий противостоящих сторон напоминал движение маятника с постепенно сокращавшейся амплитудой. В начале июля 1951 г. линия фронта почти остановилась в районах, прилегавших к 38-й параллели.


Свой вклад в стабилизацию ситуации на полуострове внесли советские летчики и воины ПВО. Результаты их боевых действий заслуживают высокой оценки. Не случайно, 22 летчикам присвоено звание Героя Советского Союза. Всего силами и средствами 64 иак было уничтожено 1259 самолетов противника, из них 1106 самолетов — авиацией, 153 самолета — зенитными подразделениями. Одним из интересных эпизодов Корейской войны стала охота за «живыми» истребителями.

К началу войны на вооружении военно-воздушных сил СССР и США находились реактивные истребители 1-го поколения — по техническим решениям различные у каждой стороны, тем не менее, вполне сопоставимые по летным характеристикам. Советский истребитель МиГ-15 имел лучшее вооружение и меньшую взлетную массу в сравнении с американским самолетом Ф-86 «Сейбр», обладавшим большей скоростью, пилоты которого были оснащены противоперегрузочными костюмами. Обе стороны проявили практическую заинтересованность в получении и изучении «живой», не разрушенной машины противника для проведения летных испытаний.



Самолет МиГ-15 ВВС СССР


Самолет Ф-86 ВВС США

В апреле 1951 г. в Маньчжурию прибыла группа советских летчиков с заданием по захвату американского самолета Ф-86. Но оказалось, что технически принудить к посадке исправный самолет этого типа трудно в силу его преимущества над МиГ-15 по скорости. На помощь пришел, как часто бывает в жизни, случай. В октябре 1951 г. полковник Е.Г. Пепеляев, один из лучших летчиков Корейской войны, повредил в бою «Сейбр», пилот которого не смог катапультироваться и совершил вынужденную посадку, что позволило получить самолет фактически исправным и доставить в Москву для детального изучения. В мае 1952 г. был получен и второй самолет Ф-86, подбитый огнем зенитной артиллерии.


Полковник Евгений Георгиевич 
               Пепеляев

На всем протяжении Корейской войны сохранялась прямая угроза применения Соединенными Штатами Америки ядерного оружия. Во многом она определялась позицией главнокомандующего американскими войсками на Дальнем Востоке генерала Д. Макартура. Он придерживался жесткого курса в войне, настаивая на расширении военных действий на территорию Китая и применении ядерного оружия.

Вопрос о возможном использовании ЯО рассматривался администрацией США в условиях поражения МНС ООН после вступления в боевые действия в Корее китайских народных добровольцев. В конце ноября 1950 г. президент США Г. Трумэн, выступая перед прессой, не исключил подобного хода развития войны на полуострове.

Вашингтоном изучалась возможность использования с 27 по 29 декабря 1950 г. шести атомных бомб в целях уничтожения войск Северной Кореи и КНР в районе Пхенсан, Чхорвон, Кимхва и, позднее, еще восьми атомных бомб против китайских войск в районе Чонджу и севернее реки Имджинган.

Однако идея применения ядерного оружия в Корейской войне вызвала озабоченность у Великобритании и других европейских союзников Соединенных Штатов Америки. Премьер-министр Англии К. Эттли в начале декабря 1950 г. в ходе визита в столицу США высказался против ядерного разрешения ситуации на Корейском полуострове, ввергавшего Европу в глобальный конфликт.

Ограниченность атомного арсенала США и мнение союзников по коалиции, опасавшихся развязывания мировой ядерной войны, оказали влияние на изменение позиции руководства Соединенных Штатов Америки на возможность использования ядерного оружия на Корейском полуострове. Ястребиная позиция Д. Макартура вошла в противоречие с подходом администрации США, что привело к освобождению его от занимаемой должности и замене генералом М. Риджуэем.

Тупиковая ситуация, сложившаяся весной 1951 г., вынудила Совет национальной безопасности США в директиве СНБ-48 сформулировать минимальные цели для разрешения ситуации в Корее: прекращение огня, установление демилитаризованной зоны, отказ от ввода новых сил в район сражений.

Одновременно оживилась дипломатическая деятельность США и СССР по урегулированию корейского вопроса. В мае и июне 1951 г. по инициативе Вашингтона прошли неофициальные встречи известного американского дипломата Д. Кеннана с советским представителем при ООН Я.А. Маликом. На них обсуждалась возможность организации переговорного процесса по Корее. Советская сторона также провела свое совещание по этой проблеме в Москве с участием И.В. Сталина, Ким Ир Сена и члена ЦК Коммунистической партии Китая Гао Гана, на котором идея проведения таких переговоров нашла поддержку.

23 июня советский представитель при ООН Я.А. Малик выступил по американскому радио с предложением провести в качестве первого шага обмен мнениями между воюющими на полуострове странами в отношении прекращения огня и перемирия на условиях отвода войск от 38-й параллели. Спустя шесть дней генерал М. Риджуэй по радио обратился к командованию северокорейских войск и китайских народных добровольцев с предложением провести встречу для обсуждения возможности перемирия, на что через три дня был получен положительный ответ.

Обстоятельная работа дипломатов обеих сторон обеспечила возможность проведения переговоров с учетом всех факторов военно-политической обстановки на Корейском полуострове и в странах, вовлеченных в военный конфликт. В США негативное восприятие обществом Корейской войны проявлялось в падении рейтинга администрации Г. Трумэна в преддверии президентских выборов. В Западной Европе опасались, что США увязнут на Корейском полуострове в ущерб ее безопасности. И.В. Сталин в свою очередь видел в подобном развитии событий положительные моменты. КНДР и КНР, несущие большие людские и материальные потери, проявляли заинтересованность в переговорном процессе, стремясь к возвращению довоенной ситуации. Позиция Южной Кореи оставалась непримиримой и состояла в ведении войны до победного конца.

10 июля 1951 г. в городе Кэсон, контролировавшемся северокорейским войсками, начались переговоры. На них были представлены только стороны, принимавшие участие в прямых военных действиях на всем полуострове: американцы, корейцы и китайцы. Советский Союз воздержался от участия в переговорах, подчеркнув, что не является стороной военного конфликта.

Ведением переговоров характеризовался четвертый, завершающий этап Корейской войны, в ходе которого обе стороны продолжали вести боевые действия на сухопутном фронте, дополняемые американцами массированным применением авиации.

Боевые действия обеих сторон носили жесткий характер, прежде всего в отношении мирного населения и военнопленных. Так, американские войска расстреливали любого человека, приближавшегося к их позициям, штурмовой авиацией ВВС США проводились обстрелы дорог с беженцами и т.п. Массовое применение ВВС США напалма при осуществлении так называемых ковровых бомбардировок обусловило множество потерь среди мирного населения, уничтожение многих культурных ценностей, промышленного потенциала страны, в том числе ирригационных и энергетических объектов.

В целом война отмечена серьезными нарушениями норм международного права, привлечь внимание к которым удалось художнику Пабло Пикассо, написавшему в 1951 г. картину «Резня в Корее». В Южной Корее показ его картины был запрещен до начала 1990-х гг. из-за ее антиамериканской направленности.

Тем временем на переговорах в Кэсоне необходимым условием для прекращения военных действий на полуострове было определено установление демаркационной линии и демилитаризованной зоны. Из-за различий в позициях сторон переговоры проходили трудно и неоднократно срывались. Лишь к концу ноября стороны достигли соглашения о проведении демаркации по линии фронта.

Разногласия сторон проявились и при обсуждении проблемы обмена военнопленными. В связи с тем, что численность китайцев и корейцев в плену у многонациональных сил ООН в 15 раз превышала численность пленных, оказавшихся в руках северокорейцев, при их обмене ситуация не позволяла применить выдвинутый американцами принцип «один на одного».

Ход переговоров сопровождался активностью сторон на фронте, особенно МНС ООН. Войска северной коалиции занимали пассивную оборону, не пренебрегая вместе с тем возможностью улучшить для себя линию фронта. В итоге к концу 1952 г. переговоры зашли в тупик в силу невозможности достижения компромисса между их участниками по тем или иным проблемам. В то же время ими постепенно осознавалась бесполезность продолжения боевых действий, перемалывавших людские и материальные ресурсы.

Война в Корее 1950-1953 гг. Боевые действия с 25 октября 1950-го по 27 июля 1953 г.

Реальный и положительный сдвиг на переговорах произошел после избрания президентом США Д. Эйзенхауэра, приступившего к своим обязанностям в январе 1953 г., и смерти в марте того же года И.В. Сталина. Так или иначе, но вслед за этими событиями в апреле 1953 г. между сторонами начался обмен военнопленными, вначале ранеными и больными. Не являясь прямым участником переговоров, СССР внимательно следил за их ходом и координировал действия Китая и КНДР, использовал разные дипломатические каналы для отыскания приемлемых решений в работе с государствами, чьи войска входили в состав многонациональных сил ООН, формировал на ее Генеральной Ассамблее положительное отношение к переговорам по прекращению огня и перемирию в Корее.

27 июля 1953 г. в г. Паньмыньчжоне вблизи г. Кэсон было подписано Соглашение о перемирии в Корее. Под ним поставили подписи Нам Ир (Северная Корея) и У. Харрисон (США), а также не присутствовавшие на церемонии Ким Ир Сен, Пэн Дехуай, М. Кларк (командующий войсками США в Корее на момент подписания). Подпись южнокорейского представителя отсутствовала. Линия фронта осталась в районе 38-й параллели и была положена в основу демаркационной линии с созданием вокруг нее демилитаризованной зоны. Боевые действия прекратились, но полный мир остался недостигнутым, как и образование единого корейского государства.

В Корейской войне с обеих сторон принимали участие силы, насчитывавшие примерно до 1,1 млн человек у каждой. Число потерь в ходе войны до сих пор не подсчитано и существуют различные версии их оценок. По одной из имеющихся версий, потери КНДР и Южной Кореи составили около 1 млн человек для каждой из них, включая потери среди мирного населения. Потери США исчисляются примерно в 140 тыс. человек, в то время как потери союзников оцениваются в 15 тыс. человек. По имеющимся официальным китайским данным, для китайских народных добровольцев число потерь определяется в 390 тыс. человек. Советский Союз понес потери, составившие 315 человек.

Положительно проявила себя в Корейской войне советская военная разведка, сумевшая обеспечить военно-политическое руководство СССР сведениями о вооруженных силах корейских государств, группировке вооруженных сил США в Японии, составе и вооружении военных контингентов государств — союзников Вашингтона по коалиции ООН. Значительна роль разведки в добывании образцов американской военной техники и вооружения.

Корейская война 1950-1953 гг. не принесла лавров победы ни КНДР, ни Южной Корее. Соглашение о перемирии от 27 июля 1953 г. не решило проблему создания единого корейского государства. Более того, Корейский полуостров стал источником нестабильности в Северо-Восточной Азии, а с появлением у Пхеньяна ядерного арсенала возникает угроза глобального характера. Корейская война также обусловила закрепление военного присутствия США в регионе и создание под их эгидой военно-политических блоков АНЗЮС в 1951 г. и СЕАТО в 1954 г. на пространстве Азиатско-Тихоокеанского региона.

К последствиям войны следует также отнести расширение альянса НАТО за счет вступление в него Турции и Греции, а позднее и ФРГ. При этом серьезные изменения произошли в блоке в связи с образованием в нем Объединенных вооруженных сил под единым командованием. В мире сложилась новая ситуация, состоявшая в противостоянии двух великих держав (СССР и США), исключавших прямое военное столкновение, но полагавших допустимыми ограниченные вооруженные конфликты с их косвенным участием. В этом плане Корейская война стала своеобразным полигоном для отработки модели такого сосуществования.

Еще одним последствием войны стало развитие Республики Корея и КНДР по противоположным направлениям. Первая сделала мощный рывок в экономике в рамках прочных отношений с США и Японией, в том числе в военной области. Вторая установила отношения с СССР и КНР на основе двусторонних договоров о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. В итоге образовалась система поддержания статус-кво на полуострове. Но с распадом СССР и переходом КНР, да и России, к более прагматическому внешнеполитическому курсу, геополитическая ситуация для КНДР существенно изменилась. Прежде всего, снизился уровень экономической помощи и военной поддержки Пхеньяна Москвой и Пекином. Северная Корея стала на путь создания собственных средств обеспечения своего существования, включая в их число разработку ядерного оружия. Что, возможно, и стало самым важным уроком последствий Корейской войны.

Есть и другие уроки Корейской войны, подлежащие учету политиками при принятии решений по применению военной силы. Мир все больше становится взаимосвязанным, и в связи с этим следует подходить к анализу конкретной ситуации с позиций обеспечения комплексного подхода к изучению всех возможных факторов и последствий ее развития. Так, советское руководство в случае с Кореей не увидело того очевидного обстоятельства, что администрация США в условиях разгоравшейся «холодной войны» остро воспринимает попытки ограничить зону их влияния и готова прибегнуть к использованию военной силы в подобных случаях. Трезвого и неидеологизированного взгляда требовала и оценка поддержки населением южной части Кореи намерений Ким Ир Сена по объединению страны.

В свою очередь, правящей элите США пора осознавать, что повсеместное применение силы (в Корее, Вьетнаме, Ираке, Афганистане и т.д.) не ведет к стабильности в мире. Мало того, видно, как «арабская весна» ведет к росту противостояния между арабами, как события в Сирии ведут к усилению экстремистских организаций.

Возвращаясь к Корейской войне, следует отметить, что противоречия между двумя государствами полуострова в любой момент могут явиться детонатором новой войны с охватом всего Дальнего Востока и даже шире. Актуальной в свете реальной опасности этого выступает задача исключить военный вариант, вовлекая заинтересованные страны в диалог по снятию межкорейской напряженности по всему кругу существующих проблем.

Генерал-лейтенант в отставке Александр Алексеев



Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false