Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte

Черноморский флот: 233 года на службе Отечеству

Идея создания большого флота на Чёрном море возникла сразу же после окончания Русско-турецкой войны 1768–1774 гг. Памятуя о том, что турки никогда «не ставили себе в стыд» отказываться от своих собственных слов и постановлений, трактуя их по своему усмотрению, русская императрица Екатерина II резонно рассудила, что «полезнее всегда было, когда говорили с ними сильным тоном», для чего следовало укреплять там военное присутствие, в том числе и на Чёрном море. Однако маломерные суда Азовской флотилии были не способны противостоять турецкому флоту в открытом море.


С. Торелли. Аллегория на победу Екатерины II над турками и татарами. Фрагмент. 1772 г. Государственная Третьяковская галерея

В связи с этим 11 (22) декабря 1775 г. был издан указ Екатерины II, в котором определялись основные направления строительства флота на Чёрном море. Предусматривалась постройка «двадцати больших военных кораблей с надобными для них малыми». С этой целью командующему Азовской флотилией вице-адмиралу А.Н. Сенявину предписывалось обследовать Днепровский лиман для отыскания удобного места под сооружение верфей.

В июле 1776 г. командующим Азовской флотилией и начальником всех работ на Дону был назначен участник Чесменского сражения контр-адмирал Ф.А. Клокачёв. Под его руководством за год в Таганроге было построено семь фрегатов и бомбардирский корабль. А на следующий год решили продолжить изыскания, начатые Сенявиным в соответствии с указом от 11 (22) декабря 1775 г., для чего генерал-контролеру С.Б. Шубину было поручено приискать место для кораблестроения на Днепре. Он остановился на местечке Александр-шанц, расположенном недалеко от урочища Глубокая пристань, в 30 верстах от устья реки. Здесь и решили заложить верфь.


Контр-адмирал Клокачев Федот Алексеевич

На верфи предписывалось иметь не менее 15 эллингов, расположенных достаточно близко друг к другу для удобства окружения их совместно с адмиралтейскими зданиями системой защитных укреплений.

Указом императрицы от 31 марта (11 апреля) 1778 г. строительство флота на Чёрном море было отдано на попечение новороссийскому генерал-губернатору генерал-аншефу князю Григорию Александровичу Потёмкину.


Князь Григорий Александрович Потемкин. Гравюра А. Сассо по рисунку Г. Бозио. 1784 г.

18 (29) июня высочайше повелевалось на месте верфи у Александр-шанца основать порт и город Херсон. Здесь под руководством генерал-поручика флота И.А. Ганнибала началось сооружение эллингов для строительства кораблей.

26 мая (6 июня) 1779 г. там был заложен первый 60-пушечный линейный корабль «Св. Екатерина» и начата закладка ещё четырех эллингов. А для того чтобы «обезопасить себя на будущие времена от опасного соседства с очаковской крепостью», указом Екатерины II от 21 июля (1 августа) Адмиралтейств-коллегии было предписано часть судов Азовской флотилии, базировавшихся в Керчи, исключая необходимые для защиты пролива, перевести в Херсон. Это решение обосновывалось ещё и тем, что Днепровский лиман предполагалось использовать как главную базу создаваемого флота. Осенью того же года туда перешли пять фрегатов и два бота.

В это время обострение противоречий по крымскому вопросу заставило Российский кабинет искать пути и способы их разрешения. В Зимнем дворце зрел план присоединения Крыма к России.

В октябре 1782 г. в Крым вступили российские войска под командованием генерал-поручика Антона Богдановича де Бальмена, который распределил их по полуострову и занял Ахтиарскую бухту. А.В. Суворов укрепил Кинбурн, прикрывающий Днепровский лиман, и заставил ретироваться в море турецкий флот под предводительством самого капудан-паши.

Принятые меры сдержали агрессивные устремления турок и усмирили крымских татар. Но стало совершенно ясно, что независимость Крыма долго не просуществует. Рано или поздно Крым станет или турецким, или российским. Выбора для Екатерины II не оставалось, что беспрестанно внушал ей Г.А. Потёмкин. «По сим обстоятельствам польза Вашего Императорского Величества, — писал он, — требует занимать то, чего никакая сила из рук Ваших отнять не в состоянии и чего требует необходимость, то есть взять навсегда полуостров Крымской... Порта не упустит, выждав свободное время, захватить сей полуостров в свои руки. Тогда тяжелее он будет России, нежели теперь... Я уверен, что они не осмелются высадить в Крым войска, когда он будет назван русским, ибо сие было бы начать прямо войну».

По его мнению, присоединение Крыма решило бы целый ряд проблем. Это привело бы к созданию непрерывной границы между Чёрным и Азовским морями, что коренным образом изменило бы саму оборону южных рубежей; усилило бы влияние России на Чёрном море, в руках которой оказались бы контрольные функции за устьями Дуная и Днепра.

Не менее важным аргументом в пользу присоединения Крыма было то обстоятельство, что там находилась превосходная Ахтиарская бухта, не имеющая ограничений по вместительности судов любого класса, с прекрасными климатическими и метеорологическими условиями, что делало её первоклассной базой для создаваемого Черноморского флота. В отличие от Днепровского лимана, где российские корабли в любое время могли быть заблокированы турецким флотом, из Ахтиарской бухты всегда имелся свободный выход в море.

Взвесив все «за» и «против», Екатерина II начала интенсивную дипломатическую и военную подготовку к присоединению Крыма к Российской империи.

8 (19) декабря 1782 г. секретным указом она повелела Коллегии иностранных дел рассмотреть вопрос о присоединении Крыма и завершении дел с Портою, а также «начертать генеральную систему в рассуждении поведения нашего со всеми другими державами».

Проанализировав военно-политическую ситуацию в Европе и учитывая возможную реакцию каждой из европейских держав, Коллегия иностранных дел пришла к выводу о настоятельной необходимости присоединения Крыма, указав на благоприятные к тому обстоятельства. При этом оговаривалось, что уступка Турцией Крыма будет мера вынужденная и, следовательно, необходимо предпринять все усилия, чтобы Порта постоянно чувствовала угрозу возмездия. На этом основании был сделан вывод, что «содержание на Черном море почтительного флота долженствует для нас быть лучшим залогом оттоманской доброй веры в наблюдении обетов ея.

Действительное на Черном море появление из оного 12 линейных кораблей и многих фрегатов, кои пред Константинополем лучшими стряпчими тяжбы нашей служить могут». Но здесь же было замечено: «Однако нельзя нам не чувствовать, что для всегдашнего обуздания турков нужно иметь другой военный порт, откуда бы во всякое время свободный выход иметь было можно... Настоящее занятие Ахтиарского порта представляет собой и лучший случай к утверждению там твердой ноги и к приведению его в образ и оборону военной пристани».

В результате напряженной дипломатической работы и всестороннего обоснования, подкрепленного решительными передвижениями российских войск, 8 (19) апреля 1783 г. Екатерина II издала Манифест о присоединении Крыма к Российской империи.


Портрет императрицы Екатерины II — законодательницы в храме Фемиды. Последняя треть XVIII в. Неизвестный художник

Во исполнение рекомендаций Коллегии иностранных дел и Г.А. Потёмкина, Екатерина II повелела вице-адмиралу Федоту Алексеевичу Клокачёву, назначенному в январе 1783 г. «для командования флотом, заводимым на Черном и Азовском морях», обследовать Ахтиарскую бухту на предмет возможности базирования в ней кораблей Азовской флотилии и всего создаваемого Черноморского флота. Для этих целей туда из Керчи был отправлен фрегат № 8 (впоследствии — «Осторожный») под командованием капитан-лейтенанта Ивана Берсенёва.

Получив донесение Берсенёва об удобности Ахтиарской бухты, Клокачёв отдал команду кораблям Азовской флотилии сняться с якоря и начать переход из Керчи в Ахтиарскую бухту. 2 (13) мая 1783 г. авангардный отряд флотилии в составе четырех фрегатов, бомбардирского корабля, полаки, шхуны и бота вошёл в бухту.


Е. Августинович. Эскадра вице-адмирала Ф.А. Клокачева входит в Ахтиарскую бухту

Клокачёв пришёл в восторг от увиденного в Ахтиаре и в одном из своих донесений сообщал: «Подобной еще гавани не видал, и в Европе, действительно, такой хорошей нет; вход в сию гавань самый лучший, натура сама разделила бухту на разные гавани, т.е. военную и купеческую; довольная в каждом лимане глубина, положение ж берегового места хорошее и надежно к здоровью, словом сказать, лучшее нельзя найти к содержанию флота место».

Того же мнения был и Потёмкин, который в письме императрице от 13 июня писал: «Не описываю о красоте Крыма, сие бы заняло много время, оставляя для другого случая, а скажу только, что Ахтияр лутчая гавань в свете. Петербург, поставленный у Балтики, северная столица России, средняя — Москва, а Херсон Ахтиярский да будет столица полуденная моей Государыни. Пусть посмотрят, какой Государь сделал лутчий выбор».

В Ахтиарской бухте под руководством контр-адмирала Томаса (на русской службе — Фомы Фомича) Мекензи началось строительство новой базы для флота, где с нетерпением ждали прихода новых кораблей из Херсона.


Контр-адмирал Мекензи Фома Фомич

Сегодня дату входа сил Азовской флотилии в Ахтиарскую бухту принято считать днём основания Севастополя и Черноморского флота. Однако следует заметить, что юридические решения по этим вопросам состоялись несколько позже.

После подписания 2 (13) февраля 1784 г. документов об окончательном присоединении Крыма к России, в тот же день был подписан указ об учреждении Таврической области. А уже 10 (21) февраля был издан указ об устройстве на южных рубежах новых укреплений, среди которых должно было выстроить и «крепость большую Севастополь, где ныне Ахтияр и где должны быть Адмиралтейство, верфь для перваго ранга кораблей, порт и военное селение». Таким образом, Севастополь официально стал основным местом пребывания строящегося Черноморского флота, торговым портом и крепостью. К переходу в Севастополь готовились корабли, сошедшие со стапелей Херсона.


Вид Севастополя. Альбом «Восточная война». Флоренция, 1856.

Таким образом, именно эту дату следовало бы считать за основание города Севастополя. Формальным документом, закрепившим образование Черноморского флота, стал указ императрицы от 13 (24) августа 1785 г. об утверждении его штата. Согласно этому штату Черноморский флот должен был состоять из двух 80-пушечных, десяти 66-пушечных линейных кораблей; восьми 50-пушечных, шести 32-пушечных, шести 22-пушечных фрегатов; пяти 12-пушечных судов и восьми транспортов с общей численностью личного состава 13 504 человека.

Этим документом и было юридически закреплено образование Черноморского флота. Командование флотом поручили его основателю — наместнику императрицы на юге России генерал-фельдмаршалу князю Г.А. Потёмкину. По этому указу было создано и Черноморское адмиралтейское правление, получившее фактическую независимость от Адмиралтейств-коллегии в решении вопросов по управлению Черноморским флотом. Старшим членом правления стал капитан 1 ранга Н.С. Мордвинов. В честь столь знаменательного события была выбита медаль.


И.К. Айвазовский. Русская эскадра на Севастопольском рейде. 1846 г.


И.К. Айвазовский. Черноморский флот в Феодосии. 1890 г.

Вот уже 230 лет Черноморский флот несет свою службу на южных рубежах нашей Родины. Сквозь толщу лет отчетливо видно, что без морских сил Россия в те далекие времена не смогла бы ни отвоевать, ни отстоять Северное Причерноморье, присоединить Крым и выйти в Средиземное море. Воочию подтвердились пророческие слова Петра Великого о том, что «Всякий патентат, коий едину армию имеет, — одну руку имеет, а коий и флот имеет, — обе руки имеет!»


Вид на Севастополь и русскую эскадру. Раскрашенная гравюра по оригиналу Г. Гейслера. Конец XVIII в.

Мы по праву гордимся славными страницами истории Черноморского флота, и с благодарностью вспоминаем имена первопроходцев его создания: Григория Потёмкина, Алексея Сенявина, Федота Клокачёва, Якова Сухотина, Фёдора Ушакова, Николая Мордвинова, а также многих других флагманов и командиров, увековечивших в веках свои славные трудовые и ратные подвиги. И ныне Черноморский флот продолжает оставаться одной из основных группировок Вооруженных Сил Российской Федерации, и есть все основания верить в то, что у него есть будущее.


Церковь-памятник святого Николая Морского. Сооружена на Братском кладбище, являющемся комплексным историческим памятником. Здесь покоятся тысячи участников первой и второй обороны Севастополя, а также моряки, трагически и героически погибшие в мирное время, в том числе члены экипажа линкора «Новороссийск» и атомной подводной лодки «Курск». Построена в 1870 г. Архитектор — А.А. Авдеев. Художники — А.Е. Корнеев, А.Д. Литовченко, М.И. Васильев


Капитан 1 ранга Владимир Овчинников, ведущий научный сотрудник 11 отдела 1 управления Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, кандидат исторических наук

ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false