Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte

Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации

Исторический опыт формирования и развития вооруженных сил государств свидетельствует о том, что их эффективное применение, как правило, во многом зависело от наличия соответствовавшей времени системы военного управления, способной осуществлять гибкое и оперативное руководство деятельностью армии и флота. Одним из ее центральных органов, призванных обеспечивать такое руководство и аккумулирующих в себе множество аспектов управления различными направлениями этой деятельности как в мирное, так и, особенно, в военное время, с определенного момента являлся и является поныне Генеральный штаб. Не составляет исключения в этом отношении и армия России.

Генеральный штаб русской армии

Генеральный штаб русской армии как постоянно действующий орган центрального военного управления и руководства вооруженной борьбой официально был создан указом Екатерины II от 14 (25) января 1763 г. путем переименования и реорганизации существовавшей с 1711 г. квартирмейстерской части русской армии. Приказом Министра обороны Российской Федерации № 35 от 30 января 2002 г. этот день утвержден годовым праздником Генерального штаба.

Зарождение и становление Генерального штаба русской армии — процесс сложный и длительный, уходящий корнями в далекое прошлое нашей Родины. Проходил он одновременно с различными этапами создания и совершенствования армии, а в последующем и флота, развития отечественной военной науки и военного искусства. С историей Генерального штаба связаны имена многих выдающихся государственных и военных деятелей Отечества, оставивших заметный след в его становлении и развитии, таких как З.Г. Чернышев, Ф.В. Баур, П.М. Волконский, К.Ф. Толь, Д.А. Милютин, Ф.Л. Гейден, Н.Н. Обручев, Б.М. Шапошников, А.И. Егоров, Г.К. Жуков, А.М. Василевский, А.И. Антонов, В.Д. Соколовский, М.В. Захаров, С.С. Бирюзов, Н.В. Огарков, С.Ф. Ахромеев, В.П. Дубынин и другие.

Является общепризнанным, что основой для формирования и последующего развития русского Генерального штаба послужила так называемая квартирмейстерская часть (позже — служба), выполнявшая с момента своего образования Петром I в 1711 г. ряд обязанностей, ставших впоследствии его важнейшими функциями. Появление же первых элементов самой этой службы в качестве вспомогательной инстанции командования в деле управления русским войском, ведущим военные действия, относится отечественной военной историографией к середине IX в. В этот период (до Петра I) некоторые обязанности помощников и советников князей (воевод) выполняли (последовательно) бояре путные (путники), окольничие, сторожеставцы, станоставцы (становщики), полковые квартирмейстеры, а учреждение наряду с последними должности общего для всей действующей армии (так в Петровскую эпоху стали называть походное войско) генерал-квартирмейстера (им стал князь А.Ф. Шаховской) как помощника главнокомандующего по оперативным, говоря современным языком, вопросам относится к 1701 г., практически к началу Северной войны (1700—1721 гг.). Первоначально в обязанности генерал-квартирмейстера входило: изучение местности, организация расположения и передвижения войск, подготовка карт, руководство строительством укреплений. Впоследствии они дополнились такими функциями, как руководство разведкой противника, возведение мостов, ведение журналов военных походов (действий) и т.д. В соответствии с Уставом воинским 1716 г., официально закрепившим систему управления войсками в целом в военное время, генерал-квартирмейстер фактически исполнял функции начальника полевого штаба действующей армии.


Н.В. Овечкин.
Петр I с Генштабом.1988 г.

В 1762 г. специальная Воинская комиссия, созданная по указу Екатерины II в целях пересмотра всех существовавших штатов войск и военных учреждений, усовершенствования организационных основ русской армии предложила пересоздать квартирмейстерскую часть на новых основаниях, в более широких организационных рамках и с учетом положительного опыта западноевропейских армий, дав ей наименование «Генеральный штаб» (ГШ). 14 (25) января 1763 г. предложенный комиссией проект создания нового учреждения, в том числе и его штаты, а также задачи были Высочайше утверждены и 1 (12) мая введены в действие. Из общего числа различных чинов, работавших в Генеральном штабе, три четверти предназначались для службы в войсках, а остальные — при центральном органе управления того времени — Военной коллегии. Во главе Генерального штаба был поставлен вице-президент Военной коллегии, герой Семилетней войны 1756—1763 гг. генерал-аншеф (с 1773 г. генерал-фельдмаршал) граф З.Г. Чернышев. В 1764 г. для офицеров Генерального штаба были введены особые форма одежды и снаряжение, а сами они впервые выделены в отдельную (особую) категорию под названием «чины Генерального штаба при армии».


Эриксен Вигилиус. Екатерина II в преображенском мундире. Вторая половина XVIII в.

В конце 1770 г. генерал-майор Ф.В. Баур (генерал-квартирмейстер действовавшей против турок 1-й армии) направил в Военную коллегию проект реорганизации Генерального штаба. В январе 1772 г. этот проект и Положение после обсуждения были утверждены императрицей. Согласно ему во главе Генерального штаба находился специально назначенный генерал-квартирмейстер (им стал Ф.В. Баур), которому подчинялись все чины Генштаба, а сам он — главноприсутствующему в Военной коллегии генералу. Таким образом, Генеральному штабу был дан свой особый начальник, отвечавший как за его комплектование, так и за специальную подготовку подчиненных генералов и офицеров. Тем самым всему этому учреждению был придан вид особого самостоятельного корпуса при Военной коллегии.

Основным предназначением созданного по проекту Ф.В. Баура Генерального штаба как вспомогательного органа управления высшего военного командования во время войны было вождение войск, а в мирное время подготовка необходимых для этого различного рода сведений и материалов. В 1774 г. Генеральный штаб был переименован в Департамент ГШ. В последующем его назначение, оргструктура, наименование, местоположение и схема подчиненности в общей системе органов высшего военного управления государства неоднократно менялись, а функции неуклонно расширялись и усложнялись.

В ноябре 1796 г. император Павел I упразднил Генеральный штаб, однако вскоре восстановил его под названием Свиты его императорского величества (Е.И.В.) по квартирмейстерской части, желая, очевидно, не выпускать власть над армией из своих рук. Квартирмейстерская часть оказалась, таким образом, выведенной из состава центральных органов военного управления (ЦОВУ) и образовала специальное учреждение при особе императора. В апреле 1797 г. специальным управляющим Свитой в звании генерал-квартирмейстера был назначен генерал-майор А.А. Аракчеев.  С 12 (23) февраля 1798 г., когда он был освобожден от должности, и по конец июля 1801 г. на этом посту, но без присвоения звания генерал-квартирмейстера (исключение составляет находившийся во главе Свиты с конца февраля по середину октября 1800 г. генерал-майор Ф.Ф. Штейнгель, которому это звание было все же присвоено), сменилось несколько человек. 


Император Павел I с чинами Военно-походной Е.И.В. канцелярии. Акварель конца XVIIIв.

Свита Е.И.В. продолжила свою деятельность в качестве самостоятельного органа и в период правления Александра I, — даже тогда, когда в 1802 г. вместо Военной коллегии было создано Министерство военных сухопутных сил  (с 1808 г. — Военное министерство), и в руках военного министра сосредоточилась исполнительная военная власть «по всем частям, его управлению вверенным».

В 1810 г. управляющим Свитой Е.И.В. по квартирмейстерской части был назначен генерал-адъютант князь П.М. Волконский, который на этом посту сделал много для развития службы. Прежде всего, он организовал надлежащее управление Свитой: по представлению князя, в ноябре 1810 г. был высочайше утвержден штат канцелярии генерал-квартирмейстера и для нее специально приобретен дом (ныне так называемое здание Главного штаба в Санкт-Петербурге); в декабре того же года им было установлено обязательное правило отдавать приказы по квартирмейстерской части, кроме того, образовано «Депо карт» всех иностранных государств и под его руководством составлена карта России. П.М. Волконский положил начало библиотеке будущего Главного штаба, пожертвовав 500 собственных книг; основал во главе с подполковником А.И. Хатовым училище колонновожатых, выпускники которого пополняли Свиту, учредил при Свите мастерскую математических и астрономических приборов и т.д. Круг обязанностей чинов квартирмейстерской части как в мирное, так и в военное время, требования к ним, а также порядок подчиненности и взаимоотношения со своими строевыми начальниками были изложены в составленных по указаниям П.М. Волконского в его канцелярии наставлениях и руководствах (в них впервые четко была установлена двойственность их подчиненности: как строевым начальникам, так и (через начальника дивизии) генерал-квартирмейстеру, управляющему Свитой Е.И.В.), чины квартирмейстерской части получили преимущество (в один чин) перед армейскими офицерами; при участии генерал-квартирмейстера П.М. Волконского и под руководством военного министра М.Б. Барклая де Толли было разработано в 1812 г. «Учреждение для управления большой действующей армией», с которым русские войска вступили в борьбу с нашествием Наполеона.


А. Апсит. Военный совет в Дриссе 1 июля 1812 г. Акварель. 1912 г.
                А. Апсит. Военный совет в Дриссе 1 июля 1812 г. Акварель. 1912 г.


А. Шепелюк. М.И. Кутузов на командном пункте в день Бородинского сражения 26 августа 1812 г. 1951 г.

В 1814 г. в ознаменование заслуг чинов квартирмейстерской части и в память об их службе в период Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии 1813—1814 гг. в составе Свиты Е.И.В. было создано особое учреждение — «гвардейский Генеральный штаб» с правами старой гвардии (преимущество в два чина).

12 (24) декабря 1815 г. в соответствии с оправдавшим себя в годы Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов принципом единоначалия главнокомандующего, заложенным в уже упомянутом «Учреждении…», именным указом Александра I наряду с Военным министерством создается Главный штаб Е.И.В., которому отныне и вверялось управление всем военным ведомством.

Начальником Главного штаба Е.И.В. был назначен генерал-лейтенант П.М. Волконский. В его состав наряду с другими высшими должностными лицами, в том числе и военным министром, ставшим ответственным только за хозяйственную деятельность военного ведомства, ввели должность генерал-квартирмейстера (на нее был назначен генерал-лейтенант К.Ф. Толь), была создана и его особая канцелярия (канцелярия генерал-квартирмейстера Главного штаба Е.И.В.). Квартирмейстерская часть с образованием Главного штаба Е.И.В. и вхождением в него генерал-квартирмейстера вроде бы вновь включалась в состав ЦОВУ. Однако параллельно продолжала функционировать и Свита Е.И.В. по квартирмейстерской части (со своей канцелярией, она же канцелярия начальника Главного штаба), во главе которой по-прежнему стоял князь П.М. Волконский. Возникла необходимость как-то разграничить сферы деятельности двух этих органов управления. В результате в ведение канцелярии К.Ф. Толя вошли дела, связанные с размещением и передвижениями войск, а также с производством топографических съемок, а канцелярии Главного штаба Е.И.В. (ее возглавил генерал-майор Н.И. Селявин) — строевые и хозяйственные дела, управление типографией, а с мая 1816 г. — и Военно-топографическим депо.



К. Беггров. Арка Главного штаба. 1822 г.

В 1827 г. Свите Е.И.В. по квартирмейстерской части было возвращено старое, данное еще Екатериной II название — Генеральный штаб, а в 1828 г. управление им, а также Военно-топографическим депо и корпусом топографов перешло из непосредственного подчинения начальника Главного штаба Е.И.В. к генерал-квартирмейстеру этого штаба генерал-лейтенанту П.П. Сухтелену 2-му.

В 1832 г. Главный штаб Е.И.В. как самостоятельный орган управления был упразднен, и все военное управление перешло к Военному министерству во главе с министром. Генеральный штаб был переименован в Департамент Генерального штаба и наряду с другими департаментами вошел в состав Военного министерства. Директору департамента было оставлено звание генерал-квартирмейстера Главного штаба Е.И.В. (им в это время являлся генерал от инфантерии А.И. Нейдгардт). Большое значение для комплектования Департамента Генштаба имело открытие в 1832 г. Императорской военной академии  (с 1855 г. — Николаевская академия Генерального штаба).


 
Ф. Крюгер. Император Николай I и его Свита. 1840-е гг.

В период военных реформ 60–70-х гг. XIX в.  Департамент Генерального штаба в 1863 г. был переименован в Главное управление Генерального штаба (ГУГШ), а в 1865 г. путем его объединения с Инспекторским департаментом создан Главный штаб (при этом сохранявшееся с 1832 г. название «Главный штаб Е.И.В.» равно как и должности генерал-квартирмейстера и дежурного генерала этого штаба были упразднены). Таким образом, начальник Главного штаба стал одновременно и начальником Генерального штаба (в январе 1866 г. им был назначен бывший дежурный генерал Главного штаба Е.И.В. генерал от инфантерии Ф.Л. Гейден). Этим объединением, по мнению военного министра Д.А. Милютина, устранялось слишком специальное и одностороннее направление деятельности Генерального штаба, сближало его с войсками. На Генеральный штаб отныне, согласно Положению о Военном министерстве (1869 г.), возлагались все вопросы, связанные с управлением военно-сухопутными силами империи. В нем, в частности, сосредоточивались: «1) полные сведения о войсках… 2) дела по личному составу и комплектованию войск… 3) дела по устройству, службе, размещению, образованию и хозяйству войск…». Наряду с этим Главный штаб составлял дислокацию войск «сообразно стратегическим, хозяйственным и служебным видам», а также ведал всеми геодезическими работами военного ведомства, военно-статистическими описаниями и сбором разведывательных данных. Установлена была и особая категория офицеров, причисленных к Генеральному штабу. Они предназначались для пополнения ежегодной естественной убыли в Генштабе и усиления его состава в военное время.


К. Брож. Александр II и главнокомандующий великий князь Николай Николаевич старший на позиции у Плевны. 30 августа 1877 г.


Штаб главнокомандующего Дунайской армией. Горный Студень. 1877 г.

Неся на себе массу обязанностей и ведя такое множество дел, какого не знало и не имело ни одно из прочих главных управлений Военного министерства, Главный штаб под руководством Ф.Л. Гейдена занял довольно-таки влиятельное положение, как в центральном аппарате, так и в войсках. К мнению штаба стали все больше прислушиваться — и не только при обсуждении тех или иных специальных военных вопросов, но и, что главное, при выработке разного рода крупных организационных мероприятий и соображений стратегического характера. Важнейшие из них высшему военному руководству приходилось уже решать при ведущей роли Главного штаба. О последнем свидетельствует, в частности, то, что его начальник, которым в это время являлся Ф.Л. Гейден, назначался, как правило, председателем всех создаваемых для их обсуждения комиссий, работавших, правда, под общим руководством военного министра.

В ходе Русско-японской войны 1904—1905 гг. стало очевидным, что Главный штаб в лице своего важнейшего органа — Генерального штаба, ответственного за решение оперативно-стратегических вопросов, в силу различных причин не справляется, или справляется недостаточно эффективно со своими обязанностями. В связи с этим в 1905 г. была учреждена должность начальника Генерального штаба, который обязан был специально заниматься вопросами стратегического планирования военных действий и подчинялся непосредственно императору с правом личного ему доклада. Путем выделения из состава Главного штаба, оставшегося в составе Военного министерства, управления 2-го генерал-квартирмейстера (без мобилизационного отдела), управления военных сообщений, военно-топографического управления, а также отделения по службе Генерального штаба из управления 1-го генерал-квартирмейстера (все эти управления образованы в 1903 г. в ходе реорганизации Главного штаба по проекту его бывшего с 1881 по 1897 г. начальника генерала от инфантерии Н.Н. Обручева) было образовано самостоятельное, по примеру Германии, Главное управление Генерального штаба во главе с генерал-лейтенантом Ф.Ф. Палицыным.



Чины штаба главнокомандующего вооруженными силами на Дальнем Востоке.1904 г.

Создание самостоятельного, независимого от военного министра Генерального штаба вновь породило двоевластие в армии, как это уже было после образования в 1815 г. Главного штаба Е.И.В., нарушив единство военного управления в стране. Поэтому в 1908 г. ГУГШ было снова введено в состав Военного министерства, а его начальник подчинен военному министру.

В сентябре 1910 г. последовала новая реорганизация Генерального штаба, имевшая целью в возможно большей степени приспособить его структуру к решению все возраставшего объема задач, связанных с укреплением обороноспособности государства, теснее увязать деятельность ГШ с повседневной жизнью войск, их нуждами, с общими проблемами военного строительства в империи. В результате проведенных мероприятий Генеральный штаб стал состоять из пяти отделов (генерал-квартирмейстера, по устройству и службе войск, мобилизационного, военных сообщений, военно-топографического) и Комитета Генерального штаба (он был создан в начале сентября 1910 г. под председательством начальника ГШ для обсуждения важнейших вопросов, имевших отношение к состоянию боевой готовности и в целом боеспособности сухопутных войск). Эта структура в марте 1913 г. была закреплена специальным Положением. Таким образом, накануне Первой мировой войны на ГУГШ возлагалось решение всех проблем, связанных с организацией обороны государства, и оно стало важнейшим органом Военного министерства, его «мозгом». Основными функциями ГУГШ являлись: разработка стратегических соображений по подготовке к войне сухопутных сил империи (в 1906 г. был образован Морской Генштаб); составление мобилизационных расписаний, планов дислокации и маршрутов передвижения войск; организация и ведение стратегической разведки и военной контрразведки; руководство службой и обучением войск, а также службой и научной работой офицеров Генерального штаба и другие.

С началом Первой мировой войны в соответствии с Положением о полевом управлении войск в военное время (1914 г.) в России была образована Ставка Верховного главнокомандующего, а при Верховном главнокомандующем создан штаб (его начальником был назначен генерал от инфантерии Н.Н. Янушкевич). ГУГШ (его в августе 1914 г. возглавил генерал-лейтенант М.А. Беляев) осталось в составе Военного министерства и с этого момента уже не осуществляло стратегическое планирование и руководство военными действиями. Оно стало «объединяющим органом в отношении распределения всех накапливаемых и имеющихся военных средств по фронтам и округам…». Однако, несмотря на это, роль его во время войны оставалась значительной. Он ведал проведением мобилизаций, формированием полевых, запасных и ополченческих частей, подготовкой офицерского и унтер-офицерского состава, пополнением действующих войск, размещением военных заказов внутри страны и за рубежом, перевозкой войск и воинских грузов, эвакуацией в тыловые округа, использованием на работах военнопленных и т.д.



В день объявления войны Германии 20 июля 1914 г. у арки Главного штаба перед Зимним дворцом


Генерал от кавалерии А.А. Брусилов с офицерами штаба 8-й армии. 1914 г.


Николай II с офицерами Ставки Верховного главнокомандующего. 1915 г.


Важнейшей функцией ГУГШ в военное время было руководство всей разведывательной службой русской армии, а также контрразведкой, содействие штабам фронтов и армий в создании разведорганов за границей.


Начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал от инфантерии Н.Н. Янушкевич и генерал-квартирмейстер генерал от инфантерии Ю.Н. Данилов. 1915 г.


Таким образом, опыт функционирования системы органов высшего военного управления в дореволюционной России свидетельствует, что в своем развитии она прошла ряд этапов, среди которых наряду со стремлением к ее централизации были периоды разграничения функций и полномочий входящих в нее органов — Военного министерства и Генерального штаба (Свиты Е.И.В., Главного штаба). Военное ведомство в эти периоды оказывалось расчлененным на две независимые друг от друга части: Военное министерство занималось решением административно-хозяйственных вопросов, в то время как Генеральный (Главный) штаб разрабатывал стратегические планы, руководил военным строительством и подготовкой военно-сухопутных сил к войне. Это приводило к возникновению двоевластия и нарушению единства управления военным ведомством. В конечном итоге все становилось на свои места — единство высшей управленческой системы восстанавливалось, и вся полнота власти вновь сосредоточивалась в Военном министерстве России.


«Мозг» Ставки — управление генерал-квартирмейстера. 1915 г.

Необходимо отметить, что понятие «Генеральный штаб» с момента его создания в 1763 г. и практически до Октябрьской революции 1917 г. кардинально отличалось от существовавшего в советский период и нынешнего. Под Генеральным штабом в то время понимался вспомогательный орган высшего военного управления (Военной коллегии, Военного министерства, Главного штаба и т.д.) и командования, который включал в себя как центральный управленческий аппарат, носивший различные наименования, так и войсковые структуры, составлявшие ту часть штабов (от военно-окружных — с 1864 г. до дивизионных), а также управлений отдельных бригад, крепостей, где имелись специальные должности, которые замещались только чинами Генштаба. Последние структуры и в мирное, и в военное время служили как бы связующим звеном между центральным аппаратом, в частности, ГУГШ и нижестоящими органами управления войсками. В целом же Генеральный штаб русской армии представлял собой совокупность чинов (генералов, офицеров, а также чиновников) особой специальности, как правило, с высшим военным образованием. И где бы они ни исполняли свои обязанности (в центре, в строевых штабах и управлениях), эти чины составляли одно целое — особый корпус офицеров Генерального штаба, или службу Генерального штаба.


Управление генерал-квартирмейстера штаба Кавказской армии. 1916 г.


Генеральный штаб Вооруженных Сил Советского Союза

После победы Октябрьской революции пришедшее к власти советское правительство всем ходом событий сразу же было поставлено перед необходимостью организации вооруженной защиты вновь образованного государства — Российской Социалистической Федеративной Советской Республики. Решая эту первостепенную задачу, оно прошло сложный путь поиска наиболее приемлемых в условиях Гражданской войны организационных форм органов центрального военного управления, в том числе и органов оперативного руководства войсками. Дело в том, что в тот период такой единый орган, каким в свое время был Генеральный штаб старой русской армии, по различным причинам, создан не был. ГУГШ с некоторыми изменениями в организационной структуре и штатах просуществовало только до мая 1918 г. 8 мая 1918 г. в Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) был учрежден Всероссийский главный штаб (Всероглавштаб), в состав которого вошло и оставшееся от императорской армии Главное управление Генерального штаба. Высший орган военной власти в стране [с 3 марта 1918 г. Высший Военный Совет (ВВС), а с 6 сентября того же года — Реввоенсовет Республики (РВСР)] осуществлял управление Вооруженными силами через Всероглавштаб, а затем и через созданный в составе РВСР Штаб (с 8 ноября 1918 г. он стал называться Полевым штабом РВСР; в разное время его возглавляли кадровые генштабисты старой армии Н.И. Раттэль, П.М. Майгур, Ф.В. Костяев, М.Д. Бонч-Бруевич, П.П. Лебедев). Всероглавштаб ведал устройством тыла, учетом личного состава и укомплектованием войск РККА и Рабоче-Крестьянского Красного Флота, их обучением и другими административными вопросами, а Полевой штаб РВСР осуществлял централизованное управление военными действиями.

После окончания Гражданской войны РВСР 10 февраля 1921 г. издал приказ о слиянии Полевого штаба РВСР и Всероглавштаба в единый орган управления Вооруженными силами страны — Штаб РККА. Целями реорганизации ставились уточнение функций различных органов, устранение параллелизма в их работе, объединение отдельных управлений и сокращение разбухших штатов.

Штаб РККА являлся исполнительным органом РВС Республики (с 1923 г. — рабочий орган РВС СССР) и структурно состоял из управлений: оперативного, организационного, мобилизационного, по обучению и подготовке войск, внутренней службы по командному составу. В него также входили: Центральное управление военных сообщений, Главное управление военно-учебных заведений, управление связи РККА, управление корпуса военных топографов, административно-хозяйственное, отдел по потерям и некоторые другие подразделения. Начальником Штаба РККА по преемственности был назначен П.П. Лебедев. Штаб РККА подчинялся Народному комиссариату по военным делам через главнокомандующего всеми Вооруженными Силами Республики.

Таким образом, Штаб РККА стал единым центром военного управления, в котором сосредоточивалось решение всех важнейших вопросов жизни и деятельности Вооруженных Сил: оперативных, мобилизационных и организационных.
Однако отсутствие в тот период единства взглядов на пути дальнейшего военного строительства, общих уставных и других регламентирующих жизнь и деятельность Красной Армии документов оказывало негативное влияние на обеспечение обороноспособности страны.

Созданная в январе 1924 г. пленумом ЦК РКП(б) военная комиссия для выяснения причин текучести личного состава, обследования состояния снабжения войск и в целом сложившейся в Вооруженных Силах обстановки сделала вывод, что «в настоящем своем виде Красная Армия небоеспособна». Этот вывод стал основанием для проведения преобразований военной системы Советского государства, которые по своей сути и содержанию являлись военной реформой 1920-х гг., в ходе которой коренным изменениям подвергся и Штаб РККА. По своим функциональным обязанностям и структуре он превратился в аналог Генерального штаба русской армии времен кануна Первой мировой войны 1914—1918 гг. Но этого оказалось недостаточно. Как важнейший орган центрального военного управления этот, как его называли, «оперативный штаб» на деле должен был стать, по выражению М.В. Фрунзе, не только «мозгом» Красной Армии, но и «военным мозгом» всего Советского государства. В целях укрепления руководства и поднятия авторитета этого учреждения в стране в целом и в армии в частности приказом РВС СССР от 1 апреля 1924 г. его начальником и комиссаром был назначен М.В. Фрунзе.


Совещание членов Реввоенсовета СССР. 1924 г.

Развернувшаяся в 1926 г. кампания за экономию бюджетных средств вновь потребовала сокращения численности начсостава за счет реорганизации управленческого аппарата, в том числе и Штаба РККА. В июле 1926 г. приказом Наркомвоенмора и председателя РВС СССР К.Е. Ворошилова (назначен 6 ноября 1925 г. в связи с внезапной кончиной М.В. Фрунзе) на Штаб РККА были возложены все функции по подготовке страны и армии к войне. Он стал состоять из четырех управлений: оперативного, организационно-мобилизационного, военных сообщений и разведывательного, а также научно-уставного отдела. В такой организации Штаб РККА просуществовал до середины января 1930 г., когда к его ведению были отнесены и все вопросы мобилизационной работы, а еще раньше — боевой подготовки армии.

Не способствовала успешной работе Штаба РККА в этот период частая смена руководителей этого высшего оперативно-стратегического органа. Как уже говорилось, до апреля 1924 г. во главе Штаба РККА находился П.П. Лебедев, затем М.В. Фрунзе, 2 февраля 1925 г. Штаб РККА возглавил С.С. Каменев, в ноябре того же года его сменил М.Н. Тухачевский. Все эти военачальники имели богатый боевой опыт, руководили крупными объединениями (а С.С. Каменев даже всеми Вооруженными Силами Республики) в годы Гражданской войны. Каждый из них вносил в деятельность Штаба РККА свои характерные особенности. Однако из-за кратковременности пребывания на столь ответственном посту они не имели возможности довести до конца многие начатые дела.

Возрастание роли Штаба РККА в военном строительстве и руководстве Вооруженными Силами, в организации обороны страны способствовало тому, что в сентябре 1935 г. он был переименован в Генеральный штаб РККА и организационно вошел в состав Наркомата обороны СССР. Первым начальником Генерального штаба РККА стал Маршал Советского Союза (с 20 ноября 1935 г.) А.И. Егоров. В 1937 г. его возглавил командарм 1 ранга Б.М. Шапошников.

Не сразу Генеральный штаб РККА нашел свое место в сложной системе центрального военного управления, поэтому совершенствование его организационной структуры и уточнение функций осуществлялись вплоть до начала Великой Отечественной войны. Именно в эти годы были заложены основные элементы, обусловившие успешную деятельность Генерального штаба в ходе войны. Сложились методы его работы, были подготовлены кадры, выработаны единые подходы к решению многих стратегических задач.

Однако весной 1941 г. произошли новые изменения в распределении обязанностей в Наркомате обороны СССР. В соответствии с постановлением правительства от 8 марта 1941 г. общее руководство Красной Армией народный комиссар обороны осуществлял через Генеральный штаб, своих заместителей и систему главных и центральных управлений. Начальник Генштаба становился всего лишь одним из заместителей наркома. Его роль в управлении Вооруженными Силами СССР понизилась. Генеральный штаб, таким образом, утратил часть своих функций и как бы растворился в общей структуре органов высшего военного управления. Недооценка роли Генерального штаба, частые изменения в его организации не могли не отразиться на подготовке страны и ее Вооруженных Сил к отражению агрессии.

Негативное влияние на решение этого вопроса в немалой степени оказывала и частая смена начальников Генерального штаба. В отличие от практики генеральных штабов или подобных им структур зарубежных государств, где пребывание на таком ответственном посту до десяти лет считалось вполне нормальным, целесообразным и даже необходимым явлением, военно-политическое руководство Союза ССР этот вопрос проблемным не считало. Он в рассматриваемый период решался с удивительной легкостью, а иногда и с необъяснимой поспешностью. Так, с августа 1940 по июль 1941 г. во главе Генерального штаба РККА побывали 2 человека — генералы армии К.А. Мерецков и Г.К. Жуков, а его ведущего управления — оперативного — три начальника, что, естественно, оказало негативное влияние на решение этой проблемы.


Начальник Генерального штаба РККА Г.К. Жуков. 1941 г.

Опыт первых дней и недель войны, крайне неудачный и во многом трагический для советских Вооруженных Сил, потребовал перестройки органов военно-стратегического руководства обороной страны и, в первую очередь, Генерального штаба. 28 июля 1941 г. Государственный Комитет Обороны СССР принял постановление, согласно которому на Генштаб, ставший основным рабочим органом Верховного Главнокомандования (ВГК), возлагались задачи разработки директив и приказов Ставки по применению Вооруженных Сил; организации и руководству разведкой; решению вопросов противовоздушной обороны, боевой и оперативной подготовки войск и штабов; сбору и обработке материалов по изучению опыта войны. Вместе с другими органами Наркомата обороны Генштаб разрабатывал и представлял в наркоматы промышленности заявки на выпуск военной продукции.

К этому времени в Генеральном штабе осталось пять управлений (оперативное, разведывательное, военно-топографическое, устройства оперативного тыла, строительства укрепленных районов) и четыре отдела. Таким образом, Генштаб освобождался от организационных функций и мобилизационных вопросов и сосредоточивал усилия на оперативно-стратегическом руководстве Вооруженными Силами.

29 июля 1941 г. начальником Генерального штаба был вновь назначен Маршал Советского Союза Б.М. Шапошников,  при непосредственном участии которого в срочном порядке было разработано и 10 августа утверждено Положение о Генеральном штабе. В соответствии с ним важнейшими задачами Генштаба стали: сбор, обработка и анализ информации об обстановке на фронте и выработка предложений для Ставки ВГК; разработка замыслов кампаний и крупных операций групп фронтов; планирование их в соответствии с принятым Ставкой ВГК решением; оформление оперативных документов и доведение решений Верховного Главнокомандующего до войск; создание группировок сил и средств для проведения этих операций; организация стратегического взаимодействия видов Вооруженных Сил и фронтов; планирование подготовки и накопления стратегических резервов и руководство их перемещением на избранные направления. Начиная с 1942 г. Ставка ВГК не принимала ни одного решения по сколько-нибудь важному вопросу без предварительного заслушивания мнения Генерального штаба.

В ходе войны Генеральным штабом была проделана большая работа по обоснованию и выработке оптимальных организационно-штатных структур объединений и соединений различных видов ВС и родов войск и их органов управления. Эту работу Генеральный штаб проводил совместно с командующими, начальниками и штабами родов войск. Он поддерживал тесные контакты с Госпланом СССР и другими государственными учреждениями, связанными с обеспечением боевой деятельности Вооруженных Сил.

Важные функции выполняли те офицеры Генерального штаба, которые постоянно находились в штабах фронтов, армий, корпусов и дивизий. От них поступала достоверная информация о состоянии дел в войсках, выполнение директив, приказов и распоряжений Ставки ВГК.

В 1942 г. в Генеральном штабе был создан самостоятельный отдел по изучению опыта войны (с 1944 г. — управление). Обобщенный им материал находил отражение во вновь разрабатываемых уставах, наставлениях и директивах Ставки ВГК.


Группа офицеров Генерального штаба, работавших с представителем Ставки А.М. Василевским при выездах на фронт. 1943 г.


Командующий войсками Степного фронта И.С. Конев (справа) и начальник штаба М.В. Захаров. Лето 1943 г.


С.С. Бирюзов, К.Е. Ворошилов, А.М. Василевский на командном пункте 4-го Украинского фронта. Апрель 1944 г.


Руководители держав антигитлеровской коалиции на Крымской (Ялтинской) конференции. Февраль 1945 г.


Начальник Генерального штаба А.И. Антонов с участниками военной делегации на Ялтинской конференции. Февраль 1945 г.


Н.В. Овечкин. Генштаб. Берлинская операция. 1945 г.


Представитель Советского Верховного Главнокомандования Маршал Советского Союза Г.К. Жуков подписывает Акт о капитуляции Германии. Берлин. 8 мая 1945 г.

После окончания Великой Отечественной войны была проведена реорганизация органов центрального военного управления, в том числе и Генерального штаба, в соответствии с требованиями мирного времени. Наряду с совершенствованием своей структуры, стиля и методов работы Генштабом были подготовлены и в высшей степени организованно осуществлены масштабная демобилизация действующей армии, крупная передислокация советских войск из ряда зарубежных стран (Болгарии, Дании, Северного Ирана, Кореи, Северной Норвегии, Маньчжурии, Чехословакии) на территорию Советского Союза, проведена большая работа по изучению и обобщению опыта минувшей войны и по внедрению его в практику подготовки Вооруженных Сил.

С упразднением 4 сентября 1945 г. Государственного Комитета Обороны и прекращением деятельности Ставки ВГК Генеральный штаб перешел в непосредственное подчинение Наркомату обороны, став его ведущим органом. Вместе с тем он по-прежнему продолжал являться основным рабочим органом правительства при решении важных военно-политических вопросов. В начале 1946 г. под руководством генерала армии А.И. Антонова (начальник Генерального штаба с февраля 1945-го по март 1946 г.) было разработано и введено в действие Положение о Генеральном штабе, в котором определялись его функции, обязанности руководящего состава и каждого органа, входившего в структуру Генштаба.

На Генеральный штаб возлагались задачи по разработке планов строительства и развития, организации Вооруженных Сил и их оперативного использования, составлению схемы мобилизационного развертывания армии и флота, проведению мероприятий, направленных на организацию и поддержание взаимодействия в системе военного ведомства, исследованию опыта прошедшей войны, дальнейшему развитию военной науки и др.

В соответствии с уже упоминавшимся выше Положением о Генеральном штабе происходило совершенствование его структуры, а также структуры входивших в состав Генштаба подразделений.


Верховный Главнокомандующий генералиссимус И.В. Сталин в окружении маршалов, генералов и адмиралов в Георгиевском зале Кремля. 1946 г.

25 февраля 1946 г. Президиум Верховного Совета СССР, основываясь на решении Политбюро ЦК ВКП(б) от 19 января, постановил образовать на базе наркоматов обороны и Военно-морского флота единый союзно-республиканский Народный комиссариат (с марта того же года — Министерство) Вооруженных Сил СССР, в котором сосредоточивалось руководство армией, авиацией и флотом. В его оргструктуру вошел и Генеральный штаб (с 3 июня 1946 г. он был переименован в Генеральный штаб Вооруженных Сил СССР), ставший согласно постановлению Совета Министров Союза ССР основным руководящим органом министерства. Его начальником был назначен Маршал Советского Союза А.М. Василевский, являвшийся в то же время заместителем Министра Вооруженных Сил СССР. В 1950—1955 гг. Генеральный штаб стал называться Генеральным штабом Советской Армии (в 1950—1953 гг. в составе Военно-морского министерства функционировал Морской Генштаб; 15 марта 1953 г. вновь было создано единое Министерство обороны СССР), а в сентябре 1955 г. он преобразован в Генеральный штаб Вооруженных Сил СССР.

Стремительный научно-технический прогресс, развитие современных средств вооруженной борьбы и создание принципиально новых их видов, прежде всего ядерных боеприпасов и средств доставки их к цели, требовали от Генерального штаба постоянного внимания к этому процессу. В условиях изменения расстановки сил на международной арене, создания под эгидой США военного блока НАТО Генеральный штаб принимал все возможные меры, направленные на повышение боеспособности и боевой готовности советских войск, в целом их боевой мощи. Переоснастив Вооруженные Силы новейшим оружием и военной техникой, внеся существенные изменения в организационную структуру Советской Армии и Военно-Морского Флота, Генеральный штаб в тесном взаимодействии с другими органами центрального военного управления, а также с руководством других силовых ведомств и армий стран — участников Организации Варшавского договора (ОВД), созданной 14 мая 1955 г. в качестве ответной меры на враждебные действия западных держав, сумел не допустить военного превосходства США и НАТО над СССР и его союзниками и добиться в начале 1970-х гг. военно-стратегического паритета с ними. Трудно переоценить роль в его достижении стоявших во главе Генерального штаба Вооруженных Сил в разное время этого периода генерала армии С.М. Штеменко, Маршалов Советского Союза В.Д. Соколовского, М.В. Захарова, С.С. Бирюзова, В.Г. Куликова. Все они в той или иной мере внесли своей деятельностью на этом ответственном посту определенный вклад в укрепление обороноспособности нашей страны.


На заседании Политического консультативного комитета Организации Варшавского Договора. Прага. Январь 1956 г.

С созданием ОВД и Объединенных вооруженных сил (ОВС) этой организации на Генеральный штаб Вооруженных Сил СССР были возложены дополнительные задачи по руководству системой коллективной безопасности, поскольку он в военной организации Варшавского договора играл особую роль. По принятому всеми государствами — участниками содружества Положению об Объединенных вооруженных силах и органах руководства ими на военное время для централизованного руководства всеми силами и средствами, выделенными в ОВС, учреждалось единое Верховное Главное командование, основным органом управления которого становился Генштаб ВС СССР. Поэтому уже в мирное время советский Генеральный штаб занимался вопросами планирования оперативного применения войск, выделенных от каждого государства в состав ОВС на случай войны. Этот процесс был тесно увязан с боевым составом, вооружением и соответствующим обучением каждой из союзных армий, а также с проблемами подготовки театров военных действий, оперативного обеспечения и взаимодействия. Не случайно с момента своего образования Штаб ОВС ОВД и 10-е Главное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР в течение многих лет составляли единое структурное подразделение в составе советского Генштаба.


Министр Революционных Вооруженных сил Республики Куба Рауль Кастро Рус на приеме у Министра обороны СССР Р.Я. Малиновского и начальника Генерального штаба ВС СССР М.В. Захарова. 1962 г.

В конце 70-х и в 80-е гг. ХХ в. военно-политическая обстановка в мире резко обострилась. Проводившаяся США и НАТО политика по наращиванию стратегических наступательных сил вынуждала СССР и его союзников принимать ответные адекватные меры по обеспечению национальной и коллективной безопасности.

Защита страны в новых условиях требовала соответствующей подготовки органов управления различных звеньев армии и флота. В связи с этим в Генеральном штабе создается Управление оперативной подготовки и военно-научной работы в Вооруженных Силах СССР, а создание Международно-правового управления (с июля 1979 г. — Договорно-правовое управление Генштаба) было вызвано необходимостью иметь в Генеральном штабе квалифицированный орган, занимающийся вопросами международной военной безопасности.

В период «холодной войны» Генеральный штаб в зависимости от все более возраставшего объема задач продолжал совершенствовать свою оргструктуру и методы работы, обеспечивал руководство строительством Вооруженных Сил, координировал деятельность главных штабов их видов, штаба Тыла Вооруженных Сил, главных и центральных управлений Министерства обороны, штабов военных округов, групп войск и флотов, определял основные направления применения частей и соединений на случай войны, разрабатывал основополагающие уставные документы, руководил военно-научной работой в войсках. Со второй половины 1980-х гг. его деятельность осуществлялась в соответствии с оборонительным характером советской военной доктрины. Она была направлена на обеспечение и укрепление международной безопасности государства.


Министр обороны СССР Д.Ф. Устинов и начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР Н.В. Огарков заслушивают доклад 1-го заместителя командующего войсками Ленинградского военного округа генерал-лейтенанта В.Н. Лобова. 1983 г.

Особое место в этот период занимали стоявшие во главе Генерального штаба военачальники – Маршалы Советского Союза Н.В. Огарков и С.Ф. Ахромеев, генералы армии М.А. Моисеев, В.Н. Лобов. С их именами тесно связаны создание в 1979–1984 гг. и совершенствование главных командований войск направлений, разработка важнейших проблем военной науки и практики, касающихся вопросов строительства и технического оснащения Вооруженных Сил, поддержания высокой боевой готовности и боеспособности войск и сил флота, улучшения деятельности штабов оперативно-стратегического звена, развития взаимодействия видов Вооруженных Сил и родов войск.


Группа офицеров Генерального штаба на космодроме Байконур. 1987 г.


Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации

С конца 1991 г. в мире произошли кардинальные изменения военно-политической ситуации, и прежде всего в самой России, в истории которой начался качественно новый этап, обусловленный распадом СССР и строительством государственных институтов собственно Российской Федерации. Новые обстоятельства предъявили и новые требования к военному руководству, особенно оперативно-стратегического звена, в силу чего все те изменения, которые произошли в социально-политической и экономической жизни страны в полной мере отразились и на органах высшего военного руководства, в том числе и на Генеральном штабе, потребовав коренного пересмотра его деятельности. Необходимо было незамедлительно принимать радикальные решения как в сфере строительства Вооруженных Сил, так и в целом военного строительства.

Деятельность Генерального штаба в указанный период условно можно разделить на несколько этапов. На первом из них, начавшемся со времени создания Министерства обороны и Вооруженных Сил Российской Федерации в марте — мае 1992-го и продолжавшемся до 1997 г., основные усилия Генерального штаба, возглавляемого последовательно генералами армии В.П. Дубыниным (июнь — ноябрь 1992 г.), М.П. Колесниковым (декабрь 1992 г.  октябрь 1996 г.), В.Н. Самсоновым (октябрь 1996 г. — май 1997 г.), были сосредоточены на инвентаризации наследия Вооруженных Сил СССР, организации и осуществлении вывода войск из Восточной Европы и республик бывшего Советского Союза, а также на размещении и обустройстве их на территории Российской Федерации с созданием группировок войск (сил) на стратегических направлениях. Параллельно шло восстановление нарушенной системы управления Вооруженными Силами России, приведение ее в соответствие с их новой структурой, боевым составом, численностью (от Советской Армии Россия унаследовала около 85%, однако это были в основном войска второго стратегического эшелона) и объемом решаемых задач. На этом этапе с непосредственным участием Генштаба была также проделана большая работа по созданию политико-правовой базы военного строительства, в том числе и военной доктрины Российской Федерации, по разработке законодательных актов по вопросам обороны, статуса военнослужащих, а также по подготовке и согласованию проектов соглашений Содружества Независимых Государств (СНГ).

Генеральным штабом был разработан и внесен в Федеральный закон 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне» раздел IV «Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы». Положения этого раздела позволили законодательно привлечь другие войска, воинские формирования и органы для решения задач в области обороны при руководящей роли Генерального штаба.

В целом задачи, стоявшие перед Генеральным штабом на первом этапе, были в основном решены, им были сделаны существенные шаги, создавшие предпосылки для перехода к планомерному строительству Вооруженных Сил Российской Федерации, определены основные подходы в деле становления и дальнейшего развития военной организации государства. Вместе с тем объективные обстоятельства, к которым в первую очередь нужно отнести незавершенность создания нормативно-правовой базы военного строительства, ведомственную разобщенность силовых структур и, главное, резкое снижение уровня финансово-экономического обеспечения Вооруженных Сил и других войск РФ, не позволили в достаточно полном объеме перевести этот процесс в практическое русло.

В рамках второго этапа (1997—2000 гг.) деятельность Генерального штаба (с мая 1997 г. его начальником стал генерал армии А.В. Квашнин) обусловливалась необходимостью практического реформирования Вооруженных Сил и руководящих ими структур с одновременным дальнейшим созданием нормативно-правовой базы их строительства и развития.


Начальник Генерального штаба ВС РФ А.В. Квашнин на командно-штабных учениях. Ленинградский военный округ. 2001 г.

В основу работы лег утвержденный Президентом РФ в июне 1997 г. «Замысел реформирования Вооруженных сил Российской Федерации до 2005 г.», которым, в частности, предусматривался перевод их с пятивидовой на четырехвидовую (впоследствии трехвидовую) структуру. Одновременно намечались мероприятия, направленные на повышение боеспособности и боеготовности Вооруженных Сил, восстановление регулярной боевой учебы войск (сил), проведение планового сокращения их штатной численности и оптимизацию центральных органов военного управления. Важное место в документе занимали также вопросы повышения социального статуса военнослужащих, привлекательности военной службы.

На основании принятого «Замысла…» в Генеральном штабе был подготовлен ряд документов по строительству и развитию военной организации государства, которые после обсуждения получили одобрение и были затем утверждены указами Президента РФ. К их числу следует прежде всего отнести: «О первоочередных мерах по реформированию Вооруженных сил Российской Федерации и совершенствованию их структуры», Концепция строительства Вооруженных сил Российской Федерации на период до 2005 г., «Основы (концепция) государственной политики Российской Федерации по военному строительству на период до 2005 г.», а также Положение о военном округе Вооруженных сил Российской Федерации, «О военно-административном делении Российской Федерации». С выходом этих и некоторых других документов военная реформа в России обрела более ясные очертания, развернулась работа по практическому осуществлению намеченных в них мероприятий.

Во исполнение намеченной в упоминавшемся выше «Замысле…» оптимизации ЦОВУ Указом Президента РФ от 11 ноября 1998 г. были утверждены новые, переработанные положения о Министерстве обороны Российской Федерации и Генеральном штабе ВС РФ, которыми определялись их предназначение, основные задачи и функции. Согласно Положению о Генеральном штабе ВС РФ последний являлся центральным органом военного управления и основным органом оперативного управления Вооруженными Силами России, осуществлявшим координацию деятельности других войск, воинских формирований и органов по выполнению задач в области обороны.

Функции Генерального штаба в соответствии с указанным Положением о нем и Законом Российской Федерации «Об обороне» (1996 г.) весьма разнообразны. Важнейшие из них касаются разработки предложений по основным вопросам подготовки страны к обороне, военной доктрины Российской Федерации, структуры, состава, численности, дислокации и задач Вооруженных Сил, разработки планов их строительства, стратегического и оперативного применения, определения потребности частей и соединений в вооружении и военной технике, других материальных средствах, участия в решении задач в области безопасности государства и т.д.

С утверждения Президентом Российской Федерации 16 января 2001 г. Плана строительства и развития Вооруженных Сил на 2001–2005 гг., разработанного Генеральным штабом совместно с главными командованиями их видов, командованием Воздушно-десантных войск, главными и центральными управлениями Министерства обороны и во взаимодействии с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, начался третий этап (2001—2008 гг.) в деятельности Генерального штаба [начальники — генералы армии А.В. Квашнин (до июля 2004 г.) и Ю.Н. Балуевский]. В этот период она была в основном сосредоточена на преодолении негативных явлений в войсках (силах), связанных с недофинансированием Вооруженных Сил в прежние годы, приведении их структуры, состава и численности в соответствие с уровнем существующих и прогнозируемых военных угроз Российской Федерации и финансово-экономическими возможностями государства.

В ходе реализации этих основных задач Генштабу пришлось столкнуться с рядом сложных проблем, и в первую очередь с недостаточным уровнем обеспеченности Вооруженных Сил Российской Федерации современными оружием и военной техникой, объемов их закупок и ремонта, с ухудшающейся в стране демографической ситуацией и, как следствием этого, — зкими качественными характеристиками призывного контингента, а также с неудовлетворительным состоянием мобилизационных и транспортных ресурсов.


Встреча начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Ю.Н. Балуевского и первого заместителя начальника Генерального штаба НОАК генерал-полковника Сюн Гаункая

В вопросах строительства и развития Вооруженных Сил 2004 год ознаменовался осуществлением мероприятий по реорганизации Министерства обороны в рамках административной реформы, проводимой в Российской Федерации. В короткие сроки структура Минобороны России была оптимизирована. В соответствии с принятыми законодательными и иными нормативными правовыми актами уточнены и полномочия Генерального штаба. С него как органа, отвечающего за стратегическое планирование, сняты избыточные административные и управленческие функции по различным вопросам текущего руководства деятельностью Вооруженных Сил и переданы заместителям Министра обороны РФ и начальникам служб министерства. Все это было закреплено Приказом Министра обороны РФ от 31 декабря 2004 г. «Об утверждении Положения о Генеральном штабе Вооруженных Сил Российской Федерации».


Ветераны ГОУ ГШ на торжественном приеме в честь 60-летия Победы в Великой Отечественной войне

Одной из важнейших задач Генерального штаба с 2008 г. (генерал армии Н.Е. Макаров, с ноября 2012 г. — генерал-полковник В.В. Герасимов) стала реализация решений военно-политического руководства России по оптимизации и формированию соответствующей современным требованиям организационной структуры и задач, как самих Вооруженных Сил, так и органов оперативно-стратегического руководства ими. В условиях стабилизации внутриполитического и международного положения России, ее финансово-экономических возможностей, усиления роли государства в социально-экономической сфере, намеченного перехода к инновационному развитию начался переход к радикальному реформированию Вооруженных Сил Российской Федерации в целях придания им нового облика. Необходимость этого обусловливается изменением характера возможных войн и вооруженных конфликтов, в которых вероятнее всего не будут задействованы массовые армии, и они примут коалиционный и блоковый характер; появлением принципиально новых средств вооруженной борьбы и способов их применения; смещением центра тяжести военных действий в воздушно-космическую и информационную сферы; переходом к глобальным сетевым автоматическим системам управления войск и оружия и реализацией в практике вооруженной борьбы концепции «сетецентрической войны», а также тенденциями развития армий ведущих военных держав.

Учитывая наличие таких тенденций в развитии военного дела, военно-политическим руководством страны намечен и реализуется план реформирования Вооруженных Сил.

Так, вместо шести военных округов были образованы четыре укрупненных: Западный, Южный, Центральный и Восточный. К тому же на стратегических направлениях отсутствовали органы, способные в критической ситуации объединить и взять на себя командование всеми видами Вооруженных Сил и родами войск, находящимися на территории округа. Генштаб предложил новую, трехзвенную, систему управления: объединенное стратегическое командование — оперативное командование — бригада. Прежняя, шестиступенчатая система (через штабы армий, корпусов и дивизий) была упразднена.

Изменилась структура видов Вооруженных Сил и родов войск. Так, в Сухопутных войсках была ликвидирована система кадрированных (не полностью укомплектованных, а ожидающих мобилизации населения) соединений, кроме того, все они были переведены на более компактную и мобильную бригадную основу. В Военно-воздушных силах были упразднены все армии, корпуса, дивизии и авиаполки, им на смену пришла система авиабаз, авиагрупп и эскадрилий со стоящими над ними командованиями. Кроме того, 1 декабря 2011 г. к несению боевой службы приступил новый род войск — Войска воздушно-космической обороны, созданные на базе Космических войск и командования противовоздушной обороны (ПВО) Московского района. Основной целью их создания было объединение возможностей систем ПВО и противоракетной обороны (ПРО), а также систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Отныне все это замыкается на один центр управления. Воздушно-десантные войска реструктуризация затронула в меньшей степени, но они также стали иными. В частности, по «специализации» их соединения были разделены на парашютно-десантные и десантно-штурмовые, что целиком укладывается в концепцию мобильности сил. Не остался в стороне и флот. Береговые и сухопутные войска ВМФ были полностью развернуты в штаты, а силы флотов включены в сформированные военные округа.

При этом в результате реформы роль командований видами Вооруженных Сил и родами войск в значительной степени снизилась, ведь многое из того, что раньше контролировалось исключительно главными штабами войск, отныне оказалось в командовании округов. Главкоматы же в полной мере сконцентрировались непосредственно на строительстве, боевой подготовке и развитии своего вида.

Определены направления развития единого информационного пространства Вооруженных Сил и военной организации государства; намечены приоритеты в оснащении войск новейшими образцами вооружения и военной техники; создается единая система материально-технического обеспечения; в войска (силы) внедряется аутсорсинг (их обслуживание сторонними организациями). Численность Вооруженных Сил сокращена до 1 млн военнослужащих, из которых только 220 тыс. составляют офицеры, а в категориях сержантского и рядового состава постоянно будет увеличиваться доля контрактников (к 2014 г. — до 450 тыс.).

Не миновали изменения и сам Генштаб. В ходе реформы для разделения его оперативных и административных функций были выделены две сферы деятельности – планирование применения и строительства Вооруженных Сил и планирование всестороннего обеспечения войск. В результате проведенных преобразований Генштаб освободился от ряда дублирующих функций, став полноценным органом стратегического планирования. Основные управленческие структуры Генштаба в настоящее время переживают значительное омоложение. Сокращения затронули лишь излишествующий, на взгляд руководителей этих структур, а также обслуживающий и довольствующий персонал, с тем чтобы превратить Генеральный штаб ВС РФ при сохранении оптимальной численности боевого состава в компактный и высоко работоспособный коллектив.

В целом, по мнению руководства страны и Вооруженных Сил, реализация намеченных планов позволит армии и флоту России достойно выполнить возложенные на них задачи по защите Отечества в XXI в., сохранить и преумножить традиции российского военного ведомства, в частности Генерального штаба.

Использование богатого исторического опыта, гибкость в выборе методов работы, целеустремленность в достижении необходимых результатов в сочетании с профессионализмом, опора на преемственность в деятельности, учет велений времени дают основания для уверенности в том, что он успешно справится со своими функциональными обязанностями.


Материал подготовлен Научно-исследовательским
институтом (военной истории)
Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации,
фотоколлаж — Агентством «Военинформ»
Министерства обороны Российской Федерации

ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false