Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram

Освобождение Москвы от поляков. 1612 год


Э. Лисснер. Изгнание польских интервентов из Московского Кремля

Смутным временем названа лихая година конца XVI — начала XVII веков, когда Русское царство оказалось в глубоком социальном кризисе. Шел процесс становления крепостнической системы, который вызвал широкий протест крестьянских масс и городских низов. Истоки Смуты надо искать и в войнах, и в тирании и репрессиях царя Ивана IV, и в боярской междоусобице, которые подорвали экономику, моральные силы народа. Наследники Грозного не смогли противостоять разрушению сильной государственной власти, натиску ожидавших легкой добычи внешних врагов.

Молодое централизованное Российское государство в результате польской и шведской интервенции было поставлено на грань национальной катастрофы. Пали главные пограничные твердыни — города-крепости Смоленск и Новгород. В течение двух лет древняя первопрестольная Москва находилась в руках иноземцев. Страна, которой изменила правящая боярская верхушка, подверглась страшному опустошению.

Казалось, что России не пережить «великого разорения». Но захват поляками Москвы вызвал мощную патриотическую волну, которая поднялась в Нижнем Новгороде и поставила во главе народного (земского) ополчения князя Дмитрия Пожарского и простого горожанина Кузьму Минина. Проявив недюжинные организаторские и военные дарования, они добились освобождения столицы Отечества от иноземцев.


Князь Дмитрий Михайлович Пожарский                 Кузьма Минич Минин (Анкудинов)

Москва была захвачена поляками в силу измены Боярской думы («седмочисленных бояр», «семибоярщины») во главе с князем Федором Мстиславским. Страшась собственного народа и ища защиты от него, бояре провозгласили королем малолетнего сына польского короля Сигизмунда III королевича Владислава: «Лучше государю служить, нежели от холопов своих побитыми быть».

В ночь на 21 сентября (1 ноября) 1610 г. «семибоярщина» впустила в Москву 8-тысячное польское войско гетмана Жолкевского. Поляки заняли Кремль и Китай-город с их каменными стенами. Перед этим бояре отправили из столицы для борьбы со шведами почти весь московский гарнизон, и столица оказалась без защитников.


Гетман Станислав Жолкевский

Первое земское ополчение рязанского воеводы Прокопия Ляпунова, созданное для освобождения Москвы от иноземцев, своей задачи не выполнило. Оно подступило к столице с опозданием, когда антипольское восстание москвичей (одним из его руководителей был князь Дмитрий Пожарский) в марте 1611 г. потерпело неудачу, а большая часть города была сожжена. Ополченцы блокировали город, но разногласия между казаками и служивым дворянством привели к гибели Ляпунова. Ополчение разошлось по домам, под Москвой остались только казаки во главе с атаманом Иваном Заруцким и князем Дмитрием Трубецким.

В таких условиях знамя освободительной борьбы взял на себя Нижний Новгород. В ответ на грамоты находившегося в заточении у поляков патриарха Гермогена нижегородский земский староста Кузьма Минин из числа «молодчих торговых людей» (мелких торговцев) в октябре 1611 г. обратился к горожанам с призывом создать новое народное ополчение для борьбы с иноземными захватчиками.


Б. Зворыкин. Святейший патриарх Гермоген в подземелье Чудова монастыря


П.П. Чистяков. Патриарх Гермоген отказывает полякам подписать грамоту

Патриотический призыв получил самый горячий отклик у нижегородцев. По совету Минина горожане давали на создание и содержание земской рати «третью деньгу», то есть треть своего имущества.


М.И. Песков. Воззвание Минина к нижегородцам в 1611 году. 1861 г.

Сам староста отдал на нужды ополчения не только «всю свою казну», но золотые и серебряные оклады с икон и драгоценности своей жены. Но поскольку добровольных вносов не хватало, был объявлен принудительный сбор со всех нижегородцев: каждый из них должен был внести в казну ополчения пятую часть своих доходов от промысловой и торговой деятельности.


А.Д. Кившенко. Воззвание Кузьмы Минина к нижегородцам. 1611 г.

Нижегородцы облекли Кузьму Минина званием «выборного человека всею землею». Созданный в городе «Совет всея земли» по сути дела стал временным правительством. По совету Минина на должность главного (первого) воеводы ополчения был приглашен «худородный» князь Дмитрий Михайлович Пожарский, который после ранения лечился в недалеком селе Мугреево Суздальского уезда. К нему было отправлено почетное посольство.

Пожарский принял приглашение возглавить земское войско, то есть организацию вербовки ратных людей, обучение ратников, командование ими в походах и боях. Кузьма Минин стал заведовать ополченческой казной. Так эти два человека, избранные народом и облеченные его доверием, стали во главе нижегородского ополчения.


С. Малиновский. Нижегородский подвиг. 1611 год. 1996 г.

В ополчение принимались разные люди, готовые сражаться за правое дело «очищения» Москвы от поляков: стрельцы и служилые дворяне, казаки, посадские люди и крестьяне. Кузьма Минин пригласил в земскую рать большой отряд служилых смоленских дворян, которые после падения Смоленска ушли с семьями в Арзамасский уезд, показав на деле верное служение Отечеству.

В начале марта нижегородское ополчение выступило в поход. Его торопило и время, и наступавшая весна, грозившая дорожной распутицей.


Князь Пожарский во главе ополчения. Хромолитография по картине Т. Крылова. 1910 г.

Перед этим князь Пожарский занял город Ярославль, послав туда конный отряд под командованием своего двоюродного брата князя Дмитрия Лопаты-Пожарского. По пути отдельными отрядами занимались города – Кострома, Суздаль и ряд других.

В Ярославле ополчение задержалось на целых четыре месяца: оно пополнялось людьми, которые проходили воинское обучение, добывалось оружие и казна. Устанавливались связи с Русским Севером (Поморьем), волжскими городами и Сибирью. На местах создавалась новая администрация. В Ярославле окончательно оформилось «земское правительство». В городе был создан Денежный двор, работали приказы, в числе которых был Посольский.

За время «ярославского сидения» второе земское ополчение удвоило свои силы. Князь Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин привели под стены Москвы свыше 10 тыс. служилых поместных людей (дворян), до 3 тыс. казаков, не менее тысячи стрельцов и большое число «даточных людей» (военнообязанных крестьян). О числе артиллерии сведений нет. Это не считая тех отрядов, что были разосланы из Ярославля по стране, прежде всего для защиты северных земель от шведов, захвативших Новгород.


Преподобный Дионисий благословляет князя Пожарского и гражданина Минина на освобождение Москвы. Горельеф. Восточный угол северной стены храма Христа Спасителя

У нижегородцев сложились сложные отношения с предводителями остатков первого земского ополчения («подмосковных таборов») – князем Дмитрием Трубецким и атаманом Иваном Заруцким. Они претендовали на главенствующую роль в предстоящей борьбе за Москву. Атаман Заруцкий пошел даже на организацию покушения на Пожарского в Ярославле. После его неудачи, он при подходе нижегородцев бежал с частью своих казаков из-под Москвы.

Нижегородское ополчение выступило из Ярославля 27 июля (6 августа) 1612 г. с получением известия о том, что польский король отправил на выручку московскому гарнизону 12-тысячное войско во главе с гетманом литовским Яном-Каролем Ходкевичем. Следовало опередить его, поэтому князь Пожарский выслал вперед к Москве сильный конный отряд князя Василия Туренина, приказав ему занять Чертольские (ныне - Кропоткинские) ворота. Главные же силы нижегородцев заняли позиции у Арбатских ворот.

Подойдя к Москве 20 (30) августа, Пожарский и Минин отказались стать единым лагерем с «казачьими таборами» князя Дмитрия Трубецкого, стоявших близ Крымского моста, и где имелось много брошенных землянок и шалашей. Пройдя городские пожарища, нижегородское ополчение заняло позицию между Арбатскими и Чертольскими воротами. Фланги прикрывались отрядами конницы. Было сооружено несколько острожков со рвами.

Войско Ходкевича (большую его часть составляли находившееся на службе у короля Польши запорожцы) подошло к Москве утром 21 (31) августа. Неприятель имел свыше 15 тыс. человек с учетом полков Струся и Будилы, засевших за крепкими стенами Кремля и Китай-города. Силы сторон, как считают исследователи, были не равными. По подсчетам историка Г. Бибикова, прибывшее к столице ополчение Пожарского и Минина могло иметь не более 6–7 тыс. ратников. Остальные его силы были распылены по пути. Трубецкой имел примерно 2,5 тыс. казаков.

На рассвете 22 августа (1 сентября) гетман Ходкевич начал прорыв к Кремлю, чтобы доставить туда огромный обоз с провиантом для осажденного гарнизона. Сражение началось с боя конницы на Девичьем поле (у Новодевичьего монастыря). Этот бой длился семь часов, и только тогда королевские люди стали теснить противника. После этого бой начался среди развалин выгоревшего города. Сражение в тот день завершилось смелой атакой казачьих отрядов атаманов Афанасия Коломны, Дружины Романова, Филата Можанова и Макара Козлова, после чего гетман приказал отступить.

Сражение возобновилось через день, 24 августа (3 сентября). Теперь Ходкевич наносил удар через Замоскворечье. Схватки вновь приняли самый упорный и ожесточенный характер. Потеснив ополченцев, поляки ввели в пределы города огромный обоз. До Кремля было уже совсем близко. В ходе боя казаки князя Трубецкого ушли в свои «таборы». Вернуть их на поле битвы смогли только уговоры келаря Троице-Сергиевой лавры Авраамия Палицына и Кузьмы Минина.

Уже под самый вечер Минин, взяв три резервных конных дворянских сотни и отряд перебежчика ротмистра Хмелевского, переправился через Москва-реку и у Крымского двора решительно атаковал вражеский заслон. Поляки обратились в бегство, которое стало в гетманском войске общим. Ополченцы перешли в общую контратаку, но князь Пожарский расчетливо приказал прекратить преследование бежавших.


Знамя князя Пожарского. 1612 г.

Гетман Ходкевич ушел на Воробьевы горы, простоял там всю ночь и рано утром 25 августа (4 сентября) с «великим срамом» бежал от Москвы на Запад. Огромный обоз с провиантом для «кремлевских сидельцев» (неудачно ходивших на вылазку) стал главным трофеем победителей. Теперь дни осажденного в Кремле и Китай-городе польского гарнизона были сочтены.


Разгром польских интервентов в Москве

В конце сентября 1612 г. нижегородская рать объединилась с остатками первого земского ополчения в единое войско. Стала единой и государственная власть. Тем временем осажденные стали голодать. Но поляки упорно не хотели капитулировать из-за боязни ответственности за совершенные злодеяния и в ожидании новой попытки их короля оказать им помощь.

Переговоры о сдаче начались 22 октября (1 ноября). В тот день казаки, не желавшие никаких уступок врагу, взяли штурмом Китай-город, откуда осажденные бежали в Кремль. 26 октября (5 ноября) кремлевский гарнизон согласился сложить оружие и сдаться на милость победителей. Договор был подписан и скреплен крестным целованием. В нем говорилось, что королевским людям будет сохранена жизнь на условии, если они сдадут в казну имевшиеся у них награбленные государственные ценности.

На следующий день, 27 октября (6 ноября), началась сдача королевского гарнизона. Полк Струся, вышедший в лагерь князя Трубецкого, был почти полностью истреблен казаками, среди которых было много беглых крестьян и холопов из мест, которые поляки подвергли в Смуту страшному разорению. Полк Будилы в ходе капитуляции в целом уцелел, поскольку князь Пожарский не допустил кровопролития. Военнопленные были разосланы по городам, где они содержались до обмена на русских людей, находившихся в польском плену.

В тот же день, 27 октября (6 ноября) 1612 г., народное ополчение торжественно, под колокольный звон вступило в опустошенный и оскверненный захватчиками Кремль

В воскресенье, 1 (11) ноября, на Красной площади у Лобного места состоялся благодарственный молебен. Москвичи вместе с ополченцами-нижегородцами и казаками праздновали очищение первопрестольной столицы от иноземных захватчиков. До освобождения всего Отечества от польских и шведских интервентов было еще далеко. Но прочное основание этому делу было уже положено благодаря трудам князя-воеводы Дмитрия Пожарского и «выборного человека всею землею» Кузьмы Минина.


И.П. Мартос. Памятник Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве.
Сооружен в 1818 г.

Одержанная великая историческая победа окружила героев «битвы за Москву» ореолом вечной славы освободителей Москвы от поляков в лютую годину Смутного времени. С тех лет князь Дмитрий Пожарский и нижегородский посадский человек Кузьма Минин стали для России символом самоотверженного служения Отечеству, его национальными героями.


Гробница Кузьмы Минина в усыпальнице Спасо-Преображенского собора в Нижегородском кремле с выбитыми на камне словами Петра Великого — «Здесь лежит спаситель Отечества». 1911 г.

Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом (военной истории)
Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false